3333

Расписка не повод для расчёта

Аким Жамбылского сельского округа Павлодарской области Нурман АЙТУГАНОВ передумал отдавать четырех коров. Хотя покупатель, по его уверению, полностью за них расплатился, о чем даже имеется расписка.

Расписка не повод для расчёта

- Наверное, живи я в селе, а не в городе, такого бы со мной никогда не случилось, - вздыхает павлодарец Канат КАНАФИН, имея в виду, что чужаков в деревнях, где все друг друга давно знают, особо не жалуют.

Канат Канафин живет в Павлодаре, а в деревне Айтей, входящей в состав Жамбылского сельского округа, имеет небольшое крестьянское хозяйство, которое начал развивать не так давно.

- Дело было осенью прошлого года. Ко мне обратился аким местного сельского округа Нурман Айтуганов с предложением купить у него несколько голов КРС. Я согласился приобрести четырех коров за 1,2 миллиона тенге. Аким сказал, что ему срочно нужны деньги, и попросил рассчитаться с ним сразу, а буренок обещал отдать чуть позже, когда они вернутся с выпаса, - вспоминает Канат Канафин.

В тот же день, 26 октября прошлого года, Айтуганов написал расписку, в которой указал, что “обязуется отдать Канафину К. К. четырех телок в срок до 15 ноября 2021 года”.

Но вся проблема заключается в том, что в расписке нет ни слова о финансовой стороне дела. Далее в этом документе идет речь об обязательстве со стороны Айтуганова “передать Канафину электростанцию в комплекте в указанный срок”.

Как выяснилось, речь идет об автономной солнечной электростанции. Ее во временное пользование акиму сельского округа предприниматель передал еще раньше с условием, что тот вернет ее в целости и сохранности по окончании сезона, то есть до 15 ноября, как и обозначил в своей расписке сам Нурман Айтуганов.

- Электростанцию аким вернул лишь весной этого года, и она оказалась в нерабочем состоянии. А своих коров, за которых я отдал акиму 1,2 миллиона тенге, я не могу получить до сих пор, - рассказывает несостоявшийся покупатель.

Полюбовно разрешить конфликт не получилось. Стороны по заявлению Каната Канафина встретились в суде. Истец настаивал на своей версии про­изошедшего и просил взыскать с Айтуганова с учетом стоимости испорченной электростанции и так и не полученных буренок 2,2 миллиона тенге.

У ответчика же совершенно иная правда. На суде представитель чиновника пояснила, что в действительности Канафин не купил у него четыре головы КРС, а потребовал “за то, что возвращенная автономная солнечная электростанция пришла в нерабочее состояние”. Правда, непонятно, каким образом истец мог требовать четыре головы КРС в качестве возмещения ущерба, если на момент написания распис­ки эта самая электростанция еще находилась во временном пользовании у акима и он только взял на себя обязательство “передать электростанцию в комплекте в указанный срок”.

Согласитесь, что даже чисто логически эта версия требует как минимум уточняющих вопросов, чтобы обеспечить всесторонность судейства. Но в районном суде все акценты сразу же были смещены в сторону несоблюдения простой письменной формы сделки. Юридически с этим, конечно, не поспоришь. В расписке действительно ничего нет ни о 1,2 миллиона тенге, уплаченных в счет приобретения четырех коров, ни о каких бы то ни было деньгах вообще.

Исходя из этого суд пришел к выводу о недоказанности факта совершенной сделки купли-продажи четырех голов КРС. Что касается обязательства по возврату автономной солнечной электростанции, то вторая сторона конфликта предъявила фотографии того, что оборудование находится на заимке у истца в рабочем состоянии.

- Я сказал в суде: электростанцию аким вернул мне весной этого года. Но она, вопреки утверждениям моих оппонентов, не работает. Свет в моем доме на заимке вырабатывает бензогенератор, а не электростанция. Но эти мои доводы суд счел голословными, пояс­нив, что “они ничем не опровергаются”. То есть чтобы доводы были неголословными, я должен о них не только заявить, но еще сам же их и опровергнуть, если следовать мотивировочной части решения суда, - недоумевает Канат Канафин.

Что касается конкретно работающего или неработающего оборудования электростанции, то это вообще не вопрос, если провести выездное заседание суда. При необходимости и техник-эксперт может дать оценку того, при каких, например, обстоятельствах оборудование могло выйти из строя. Но это если к делу подходить серьезно. А так получается: нарушил правила составления расписки - сам виноват.

- Электростанция - это, по сути, уже нюансы. Меня возмущает сам факт недостойного поведения государственного служащего. Я вошел в его положение - купил кота в мешке, еще и деньги заранее, не получив товар, отдал. А теперь мне говорят: “Какие деньги? Не было никаких денег!” И кто говорит - аким, стоящий на страже народных интересов! - удивлен обманутый, каким он себя чувствует, глава крестьянского хозяйства “Канатты”.

К слову, Канат Канафин не только остался без коров и без выплаченных, как он заверяет, за них денег, но еще и должен оплатить чиновнику понесенные им судебные расходы - более 200 тысяч тенге.

Ирина ВОЛКОВА, Павлодар

Поделиться
Класснуть

Свежее