1701

Закон и кулак

Генпрокуратура объявила сбор предложений от казахстанцев по борьбе с насилием. Главный воп­рос надзорщиков: ужесточать или нет наказание за домашний произвол? Мнения просят присылать на электронную почту. И пока граждане готовят суждения (прошла всего неделя с прокурорского анонса), мы решили опросить на этот счет ученых и экспертов.

Закон  и кулак

Как развязали руки

Казахстанские жертвы агрессоров - одни из самых незащищенных в мире с точки зрения права, говорят юристы. В 2017 году домашние побои и причинение легкого вреда здоровью перевели из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения. С тех пор за переломы конечностей, челюсти, сотрясение мозга суды вынуждены давать только письменное предупреждение, а за второй раз - до 7 суток ареста.

С 2017-го в стране стабильно растет агрессия в обществе. В 2020 году зарегистрировано 120 тысяч случаев бытового насилия, в 2021-м - 125 тысяч. Почти все дебоширы ушли от уголовной ответственности.

Самым громким делом, связанным с домашним насилием, стало недавнее смертельное избиение многодетной матери в Туркестанской области. Муж прыгал на ней и выбил зубы. Все это произошло на глазах четырех детей. При этом одна из дочерей звонила в полицию четыре раза, но помощь пришла спустя 40 минут после последнего звонка. Женщина к тому времени скончалась. Два сына и две дочки, которые остались без матери, остро нуждаются в психологической помощи. Кстати, жуткие побои сопровождали женщину 15 лет совместной жизни.

Не только женское дело

В феврале, когда на всю страну прогремела история из Алматинской области, где мужчина избил дубинкой пенсионера за то, что тот якобы испортил его машину, группа юристов и общественников направила письмо Касым-Жомарту ТОКАЕВУ с тремя предложениями.

Во-первых, криминализировать побои и причинение легкого вреда здоровью в целом, без привязки к семейно-бытовой сфере и не только в отношении жен и детей. Во-вторых, ввести отдельные статьи за домашнее насилие: в Кодекс об административных правонарушениях - за разовые случаи, а в Уголовный кодекс - за систематическое совершение домашнего насилия как умышленное преступление против личности.

И последнее - ввести обязательные уроки по правам человека. Сейчас школьники начинают изучать Конституцию только в 9-м классе, но разделу “Права человека и гражданина” уделяется всего четыре часа за весь год.

По мнению авторов письма - общественников Рахима ОШАКБАЕВА, Салтанат ТУРСЫНБЕКОВОЙ, Саиды ТАУКЕЛЕВОЙ, доктора права PhD и ученого-юриста по правам человека Халиды АЖИГУЛОВОЙ, главы Казахстанского союза юристов Серика БЕРКАМАЛОВА и адвоката Алматинской городской коллегии адвокатов Жанны УРАЗБАХОВОЙ, только в уголовном процессе потерпевший может заявить гражданский иск и потребовать возмещения морального и материального ущерба.

Сейчас требуется личное заявление жертвы для возбуждения административного судопроизводства. Но, будучи в зависимом положении от насильника, она чаще всего отказывается от этого. А если избивали детей, то сами они не могут подать заявление, только их законный представитель, который по факту и является агрессором. Если же вернуть эти статьи в Уголовный кодекс и сделать их статьями публичного обвинения, то полиция сможет возбуждать уголовное производство просто по сообщению, а не только по заявлению потерпевших.

Обратившиеся к президенту указывают, что декриминализация привела к тому, что количество побоев за четыре года выросло на 196 процентов, а причинение легкого вреда здоровью - на 129 процентов. Возросла и статистика нанесения среднего и тяжкого вреда здоровью, а также изнасилования детей близкими родственниками. Все потому, что у агрессора нет стимула сдерживать себя. С этим согласны и другие эксперты.

- Я однозначно за криминализацию побоев и причинение легкого вреда здоровью. Тогда этим будут заниматься не участковые, а дознаватели-следователи. Не надо гуманизацию уголовного законодательства путать со вседозволенностью. К сожалению, у нас бросаются из одной крайности в другую, и садисты начинают себя чувствовать безнаказанно, - считает специалист в области уголовного права и процесса Таир НАЗХАНОВ.

Введение уголовной ответственности для абьюзеров давно продвигают и в Союзе кризисных центров. Глава союза Зульфия БАЙСАКОВА призывает не сужать проблему бытового насилия до женщин и детей. В ее практике жерт­вами агрессии становились пожилые люди, инвалиды и даже мужья.

Кроме того, она предлагает привлекать агрессоров к общественным работам, как в развитых странах. Агрессор не платит штраф из семейного бюджета, не изолируется от общества и, соответственно, не теряет основную работу. А перспектива убирать мусор бесплатно несколько недель является хорошей мотивацией держать себя в руках.

- Я рада, что в последних рекомендациях по внесению изменений в Конституцию рассматривается принудительный труд, которому по решению суда будут подвергаться граждане, совершившие противоправные действия. Плюс к общественным работам нужно вводить психокоррекционную программу для агрессоров по управлению гневом, - сказала Байсакова.

Попытка номер два

Многие предложения экспертов перекликаются с нормами нашумевшего законопроекта о противодействии семейно-бытовому насилию 2020 года. Тогда 22 тысячи граждан подписали петицию против этого законопроекта, а вторая петиция, которая была за, собрала 80 тысяч подписей. Документ открыл острую дискуссию о том, что важнее - защита прав каждого человека в любой ситуации или традиционных ценностей патриархальной семьи. Противники кричали, что цель законопроекта в том, чтобы полиция забирала детей из семей и передавала их на воспитание геям.

Этот проект, который в муках обсуждался почти год, в итоге был отозван авторами. В парламенте сказали, что над документом будут работать депутаты следующего созыва. Прошло два года. Возобновилась ли работа?

- Законопроект в этом году внесен в мажилис, но называется он “По вопросам укрепления института семьи”. Будет сформирована новая рабочая группа. Непосредственная работа над ним не началась, но уже сейчас стали приходить люди, которые опять опасаются этого законопроекта по каким-то надуманным причинам! - возмущается мажилисвумен Ирина СМИРНОВА, которая была членом рабочей группы первого скандального законопроекта. - На самом деле он был очень качественным на выходе. Если бы его приняли, то трагедии в Туркестанской области удалось бы избежать. Кто теперь поможет этим четырем сиротам, оставшимся с отцом-агрессором? Я считаю, что 22 тысячи казахстанцев, которые выступали против законопроекта, должны взять шефство над ними!

Одним из авторов нового законопроекта является мажилисвумен и глава Нацкомиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при президенте Лаззат РАМАЗАНОВА. Она рассказала, что всего планируется два законопроекта о бытовом насилии. Первый разработали депутаты.

- Вы представляете, рабочая группа еще формируется, и я каждый день получаю по 30 писем с фамилиями тех, кто хочет в нее войти. У меня уже 160 человек. Такой рабочей группы в мажилисе не было! Но она еще не утверждена. Подчеркну, это совсем другой законопроект! Он направлен на профилактику семейно-бытового насилия, на поддержку семей, находящихся в трудном положении, на консолидацию работы госорганов. Это было поручение президента отдельно рассматривать превенцию, и я иду по профилактике. А вопросом ужесточения наказания за бытовое насилие занимается Генпрокуратура. Она должна отдельным законопроектом инициировать необходимые действия, - объяснила Рамазанова.

- Старичков из рабочей группы прошлого законопроекта возьмете?

- Да! Ну как я могу исключить республиканское объединение родителей, которое образовалось в прошлом году на гребне того нашумевшего законопроекта? - ответила депутат.

Сторонники домостроя

А вот юристы призывают не подпускать объединения родителей к рабочей группе. Депутатам следует сформировать критерии отбора экспертов с реальным опытом работы по защите людей от насилия. Плюс в рабочую группу должны войти женщины, пострадавшие от бытового насилия. Иначе новые законопроекты будут вызывать такие же споры, как и первый.

- Первый законопроект отозвали под давлением небольших ультраправых радикальных групп. Родительский союз, присутствовавший на заседаниях рабочей группы, срывал их, никого не хотел слушать, выдвигал абсолютно бредовые аргументы! К сожалению, на тот момент депутаты парламента и спикер не проявили должной поддержки законопроекту, отказались публиковать его последнюю версию на своем сайте. Это было абсолютно не­оправданное решение отзывать законопроект. Самое ужасное, что те же самые группы лиц, которые были против первого законопроекта, снова начинают поднимать панику вокруг нынешнего проекта, создают инфодемию, распространяют ложь, - высказалась ученая-юрист по правам человека Халида Ажигулова.

По ее словам, тогда и сейчас у радикальных консерваторов четко прослеживается пророссийская риторика: те же самые аргументы презентовали аналогичные консервативные круги, когда пытались отменить законопроект против бытового насилия в России в 2019 году.

- Я, как ученая, проводила исследование, и этот пророссийский след виден в Армении, Грузии, Молдове, Украине, когда там принимались аналогичные законы. Точно так же в этих странах создавались так называемые родительские комитеты или союзы, которые придумывали пугалку, что полицейский заберет вашего ребенка, “если вы ему не купили айфон или отказали в шоколадке”. В итоге в РФ законопроект тоже был отозван, - делится Ажигулова.

Собеседница рассказала, что против закона о домашнем насилии выступали те же группы, которые были агрессивно настроены к прививочной кампании, распространяли конспирологические теории о чипировании и вреде 5G, а также выступали против Кодекса о здоровье.

- Я зашла на сайт Родительского союза Казахстана, там нет ни одной публикации за последний год, которая реально направлена на решение проб­лем семьи и детей! Хотя у нас много проблем. И посмотрите на их риторику: они всех подряд в комментариях называют “фашистами” и “иностранными агентами”. Тут возникает вопрос об их финансировании, потому что люди живут в разных городах, но при этом они постоянно летают, снимают в дорогих отелях конференц-залы. В дискуссиях с ними мы всегда проигрываем, потому что не можем использовать их методы - кибербуллинг, распространение страшилок по родительским чатам. Я считаю это подрывной деятельностью, - говорит Халида Ажигулова.

Невидимая часть айсберга

Другим барьером эксперты называют… Генпрокуратуру и МВД. Эти ведомства против криминализации домашнего насилия. На этом они настаивали в прошлом законопроекте. Этого мнения они придерживаются и в письменном ответе ученым и общественникам, написавшим в феврале президенту. В нем вице-министр внутренних дел Марат КОЖАЕВ, ссылаясь на исследования Академии правоохранительных органов при Генпрокуратуре, ответил, что не видит оснований для криминализации и отвергает все предложения экспертов.

По его мнению, из-за криминализации увеличится время принятия окончательного решения по делу, в стране резко вырастет уголовная преступность и количество разводов, а отсюда - число сирот, неполных и малообеспеченных семей, проблемы с выплатами алиментов и новыми протестными группами. Но эксперты возражают: МВД больше заботит удобство в доведении дел до суда, а не защита жизни, прав и здоровья человека. Сокращения преступности там пытаются добиться искусственно за счет женщин и детей.

В ответе вице-министра МВД написано, что агрессоры будут иметь судимость, а это повлияет на будущее их детей. Эксперты указывают, что полицейские, заботясь об испорченной репутации насильников, игнорируют, что дети, наблюдающие и переживающие бытовое насилие, получают психологические травмы.

Отголоски гуманизации

Авторы письма к президенту убеждены, что декриминализация мордобоя, за что боролось МВД, привела в итоге к упадку репутации полицейских. Ведь когда полицейские приезжают на вызов по домашнему насилию, они ничего не могут сделать, кроме как провести беседу с агрессором. Таким образом, у дебоширов атрофируется страх.

- Когда во время январских событий вас же, полицейских, избивали доморощенные бандиты - это ребята, которые родились в независимом Казахстане, и это все результат того, что вы декриминализировали побои и легкий вред здоровью. Из-за того что вы приравняли побои, легкий вред здоровью к выброшенному на улицу окурку и проезду на крас­ный свет, вы нормализовали насилие в глазах общества, - подытожила доктор права PhD Халида Ажигулова.

Тогжан ГАНИ, фото Владимира ЗАИКИНА, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть