12104

Тёмная сторона биткоина

Кто виноват в веерных отключениях электроэнергии? Обыватели валят вину на майнеров. А кого винят майнеры?

Тёмная сторона биткоина

Если бы национальный оператор АО “KEGOC”, выдавая несколько лет назад разрешения на использование электромощностей для майнинговых ферм, сразу определил правила игры для криптовалютчиков, с большей долей вероятности Казахстан сегодня не заявлял бы об энергодефиците и риске дефолта отечественной энергосис­темы. Такого мнения придерживается учредитель экибастузской майнинговой фермы Дин-Мухаммед МАТКЕНОВ.

Электричество кончилось?

Еще в сентябре управляющий директор по производству и активам отечественного электроэнергетического холдинга “Самрук-Энерго” Серик ТЮТЕБАЕВ хотя и предупреждал о возможном электродефиците в ближайшем будущем, но заверял, что в настоящем времени проблем нет. Прошло два месяца. И только ленивый сегодня не кричит об аномально резком увеличении потребления электро­энергии. Причем если в сентябре этот показатель был на уровне плюс 7 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, то сейчас рост составил уже 7,7 процента. Если эти темпы энергопотребления сохранятся, то уже в ноябре-декабре стране, по прогнозам АО “KEGOC”, может не хватить 1,7 млрд кВт-ч электроэнергии.

Усугубляют ситуацию недостаток водных ресурсов на Мойнакской ГЭС, нерешенные вопросы с топливом на Жамбылской ГРЭС, ремонт на блочных электростанциях и майнинг, который после запрета в Китае расцвел пышным цветом в Казахстане.

В свете нависшего над страной энергодефолта всех собак спустили на криптовалютчиков. Идут разговоры даже о том, чтобы обязать казахстанских майнеров закупать электроэнергию у России. Кстати, российская компания “Интер РАО” уже сообщила о начале коммерческих поставок электро­энергии в Казахстан до 4000 мВт в сутки с ноября . Соседнюю страну, как пишет издание “Коммерсантъ”, не устраивает, что “республика без предупреждения в отсутствие коммерческих контрактов в разы превышает объемы перетока (этот коридор сегодня составляет 150 МВт. - И. В.) и оплачивает электроэнергию постфактум по цене балансирующего рынка, которая ниже одноставочной цены европейской части России”.

Известно, что сейчас “Самрук-Энерго” и “Интер РАО” ведут переговоры о создании совместного предприятия для продажи электроэнергии потребителям Казахстана, в том числе через Казахстанскую фондовую биржу, где можно предлагать потребителям любые контракты, будь то на час или месяц, по цене, включающей стоимость электроэнергии, плату за передачу и маржу.

Майнеры против!

- Покупать электроэнергию в России, которая по цене выходит в два с половиной раза дороже, чем в Казахстане, мы однозначно не будем, - говорит Дин-Мухаммед Маткенов, основатель компании “BTC KZ”. - Перед тем как начать развивать криптовалютный рынок в Казахстане, мы сразу пришли в KEGOC с вопросом о том, сколько свободных энергомощностей нам могут выделить. На тот момент в стране был профицит электроэнергии, и с получением техусловий вообще не возникло никаких проблем. Мы заплатили огромные деньги за подключение к сетям KEGOC . Подключение к линии оператора магистральных электрических сетей стоит около 150 тысяч долларов за один мегаватт. Для сравнения: стоимость подключения одного мегаватта на внутригородских сетях составляет максимум 20 тысяч долларов. Только в одну инфраструктуру вложили 8 000 000 долларов, построив дата-центры посередине степи. А теперь нам говорят: “Ребята, извините, мощностей нет”.

В унисон шефу выступает и региональный экибастузский директор этой же компании Ринат МАЛИКОВ:

- Да, оборудование дата-центров очень энергоемкое. Один “асик” (машина для выработки криптовалюты. - И. В.) потребляет 3,3 кВт энергии (“асиков” здесь десятки тысяч. - И. В.). Но все объемы электроэнергии, которые мы потреб­ляем, заранее согласованы. Мы не выходим за пределы своих мощностей. Вся наша деятельность абсолютно прозрачна. Но теперь бывают дни, когда мы вообще не работаем. Даже один час отключения от сети несет очень большие потери для клиентов.

Все наши партнеры - иностранцы. И как мы выглядим в их глазах, когда сначала зазываем на свою криптоплощадку, а затем говорим: “В стране энергокризис!”?.. Получается, нам сначала разрешили работать, а теперь запрещают! Но это же нонсенс! - негодует молодой бизнесмен.

У этой компании несколько майнинговых ферм. Есть дата-центры, которые рассчитаны на 35 МВт (на снимке), есть дата-центры с большей мощностью. Но их суммарное выражение именно для этой компании не превышает 85 МВт. Здесь же, в Экибастузе, недалеко от ГРЭС-1 и ГРЭС-2, расположилась и другая майнинговая ферма Enegix c проектной мощностью 180 МВт. Сейчас этот дата-центр потребляет 130 МВт электроэнергии и ждет поступления новых партий вычислительных устройств, что позволит выйти на проектную мощность, а это, к слову, точно столько же, сколько потребляет вся Карагандинская область. Всего же в Экибастузе легально работают три крупных майнера, каждый из которых имеет по нескольку дата-центров. А всего в Казахстане, по данным Минэнерго, размещено 50 дата-центров с суммарной разрешенной по техническим условиям мощностью 972,3 МВт. Но серых игроков гораздо больше!

Серых легко поймать

Министр энергетики Магзум МИРЗАГАЛИЕВ считает, что серые майнеры потребляют до 1200 МВт электроэнергии. Для сравнения: одна Экибастузская ГРЭС-2 вырабатывает сегодня 1000 МВт электроэнергии. Но самое грустное в этой истории, что выявлять серых майнеров государство не собирается, по крайней мере, с ныне действующим законодательством.

- Знаете, какое самое главное отличие белых майнеров от серых помимо, конечно, наличия лицензии на этот вид деятельности? - вопрошает Дин-Мухаммед Маткенов. - Крупные игроки по добыче криптовалюты сидят на линиях KEGOC. А нелегалы используют исключительно внутригородские электросети, которые по закону могут до 10 МВт распределять электроэнергию по своему усмотрению. Получается, что системный оператор по управлению электрическими сетями теряет контроль за потреб­лением энергии.

- Идем дальше, - продолжает собеседник. - До того как Китай запретил майнинг и криптовалюту, именно он был одним из мировых лидеров в этой сфере. Это я говорю для того, чтобы вы представляли масштаб игроков, то есть это не какой-нибудь одиночка Вася Петров, который зарабатывает биткоин сидя на диване, а целые инвестиционные компании. Квартирные объемы им не интересны. Другое дело - заводы! В Казахстане еще с советских времен насчитывается немало производств с проектной мощностью, скажем, на 100 МВт. А сейчас они потреб­ляют максимум 40. Вот такие заводы и есть золотая ниша для серых майнеров. Приходит к директору такого завода человек и предлагает заключить договор аренды на неиспользуемые 60 МВт электроэнергии. Вопрос на засыпку: откажется ли руководитель завода от 2-3 миллионов в месяц дополнительного дохода на ровном месте?

Сначала делают, а потом думают

Одним из главных просчетов KEGOС, по мнению белых майнеров, является то, что эту сферу деятельности в Казах­стане изначально не восприняли

всерьез. Первоочередной задачей для энергетиков была реализация на тот момент профицитной электроэнергии. То, что в страну с самыми низкими тарифами на электроэнергию могут бесконтрольным потоком хлынуть серые майнеры, никто даже не предполагал.

- Если бы блокчейн и майнинг сразу же на этапе выдачи техусловий на использование энергомощностей признали индустрией не точечной, а промышленной, то априори возник бы вопрос о росте потребления электроэнергии. А это уже нацио­нальная безопасность, подразумевающая четкий алгоритм действий. Изначально нужно было прописывать правила игры, - высказывает свое мнение Дин-Мухаммед Маткенов.

Вот такое кино

- За каждое майнинговое устройство нам платят условно по 100 долларов. Деньги приходят в Нацбанк, а уже потом переводятся в тенге и обналичиваются, - говорит Дин-Мухаммед Маткенов. - Таким образом белые майнеры обеспечивают стране бесперебойный поток иностранной валюты, то есть то, о чем постоянно говорит президент, когда ставит задачу развивать не только сырьевой бизнес.

Вот такое серо-белое получается кино. Главное, чтобы электричества хватило досмотреть его до конца…

Сколько же они зарабатывают?..

В Казахстане никто об этом не рассказывает. О финансовых возможностях майнинга можно судить только по налогам дата-центров. И то это будет лишь приблизительная картина, ведь дата-центры, по сути, выступают только в роли арендаторов: предоставляют площадку для работы майнинговых устройств и электроэнергию. Сами же майнинговые устройства покупают те, кто зарабатывает на криптовалюте.

Кстати, устройства эти тоже недешевые. К примеру, оборудование в экибастузских дата-центрах компании наших собеседников тянет на 100 миллионов долларов. Поэтому на всех майнинговых фермах обязательно есть вооруженная охрана и служебные собаки, это те же режимные объекты, попасть на которые не так-то просто. Но вернемся к налогам.

Открытые базы данных говорят нам о том, что ТОО “BTC KZ” с начала года уже заплатило в казну более 79 миллионов тенге (на 56 с лишним миллионов тенге больше, чем за весь прошлый год). Много это или мало? На первый взгляд солидно. Но если сравнить, сколько зарабатывает Карагандинская область, которая потреб­ляет столько же электроэнергии, сколько самая крупная экибастузская ферма Enegix, то понимаешь, что где-то нам недоплачивают. А когда еще и вспомнишь, что KEGOC то ограничивает энергопотребление майнерам, то потом дезавуирует свое официальное заявление, хотя области и мегаполисы по-прежнему ограничивают, начинаешь понимать, на каком приблизительно уровне нам что-то недоплачивают.

От нулей глаза зажмуриваются

Объяснил учредитель экибас­тузской фермы и то, почему серых майнеров в случае с заводами никто за руку не ловит (ведь это элементарно, если вдруг у предприятия резко выросло энергопотребление!)

Энергонадзору, оказывается, все равно, на что тратится электроэнергия. Он может проверить только целостность пломб. Глубже может копнуть только в случае жалобы на нелегальную криптоферму.

Но кто будет жаловаться, если на кону стоят миллионы практически ни за что?

Ирина ВОЛКОВА, фото автора, Павлодар

Опрос в тему

Казахстан вышел на второе место в мире по майнингу криптовалюты. Что нам с этим делать?

- Гордиться, наконец-то мы впереди.

- Запретить майнинг, как в Китае.

- А что такое майнинг?

Проголосовать можно на сайте газеты “Время” www.time.kz

Возвращаясь к напечатанному

Мнения наших читателей

Нужно ли разделять профессии на мужские и женские?

- Да, в силу физиологических особенностей мужчин и женщин.......................57%

- Нет, но для женщин в некоторых случаях нужны особые условия.................16%

- Нет, каждый человек волен сам выбирать, чем ему заниматься....................27%

Поделиться
Класснуть