15302

Тендерный балласт

Несовершенство системы госзакупок: решение комиссии, в которой председательствует руководитель региона, может отменить сотрудник департамента внутреннего государственного аудита

Тендерный балласт

В Нур-Султане разгорается скандал вокруг двух конкурсов в общей сложности почти на 6,5 миллиарда тенге. Местные власти готовы потратить эти деньги на развитие канализационных сетей, чтобы после сильных дождей улицы главного города страны не превращались в водоемы. Идея похвальная, да и суммы, согласитесь, значительные. Свои заявки на выполнение этих работ подали несколько компаний, после чего две комиссии, одну из которых возглавлял аким Алтай КУЛЬГИНОВ, определили победителей. Однако в департаменте внутреннего государственного аудита с этим решением не согласились и полностью перевернули итоги конкурсов. Этот случай - один из сотни, а может быть, из тысячи аналогичных, когда точку в тендерном споре ставит отдельно взятый сотрудник ДВГА. Какой тогда смысл собирать тендерные комиссии?

Каждую весну, лето и осень, стоит только в столице пройти сильному дождю, социальные сети тут же заполняются сотнями постов - жители главного города страны выкладывают фото и видео затопленных улиц, дворов и тротуаров. Причем эта проблема даже не местного, а республиканского масштаба, ведь именно в Нур-Султане работают все министерства и проводится множество международных мероприятий. То есть неудобство от регулярных потопов испытывают не только горожане, но и гости столицы.

Поэтому нынешнего акима Нур-Султана Алтая Кульгинова можно только похвалить: именно в период его правления местные власти добились выделения денег на решение проблемы. В общей сложности 6,5 миллиарда будут потрачены на развитие системы ливневой канализации и строительство канализационного коллектора с насосной станцией. То есть вода будет собираться в канализационную сеть, а затем очищаться.

Работы разделили на два конкурса: один стоимостью 5 миллиардов 146 миллионов тенге, а второй на 1 миллиард 367 миллионов тенге. Понятное дело, учитывая суммы, интерес к этим тендерам проявили несколько компаний. В тендере, что за пять с лишним миллиардов, Алтай Кульгинов даже был председателем комиссии.

Сложность выбора победителя связана с тем, что все участники конкурса предложили одинаковые условия. Согласно законодательству победителем должен быть объявлен тот, кто предложит наименьшую цену. Но что делать, если все участники говорят, что готовы предоставить одинаковую скидку, то есть стоимость их работ равно­значна? В этом случае учитывается так называемая условная скидка - подсчитывается опыт конкретного вида работ. Чем больше опыт, тем выше условная скидка. Государство таким образом стимулирует бизнес развивать действующие компании, работать вбелую, то есть платить все налоги, приобретать новую технику, повышать квалификацию своих сотрудников. Чем больше опыта, тем выше шансы на победу в тендере.

И именно в подсчете опыта случилась загвоздка при определении наиболее достойных компаний для развития системы ливневой канализации и строительства коллектора с насосной станцией. Необходимо было понять, в каком виде работ следует подсчитывать опыт. Что из себя представляет ливневая канализация и коллектор с насосной станцией? Это гидротехнические сооружения или инженерные сети? У одних участников конкурсов опыт оказался выше по гидротехническим сооружениям, у других - по инженерным сетям.

И в комиссиях решили не брать на себя ответственность, а направили официальный запрос в комитет по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства (КДСиЖКХ) Министерства индустрии и инфраструктурного развития, чтобы специалисты республиканского уровня дали четкий ответ, что именно строят в столице и по какой категории работ надо пересчитывать опыт. Вскоре из МИИР пришел ответ: ливневая канализация и коллектор с насосной станцией - это гидротехнические сооружения. Нужно подчеркнуть: КДСиЖКХ - это единственный в стране уполномоченный орган, который определяет, к каким именно видам работ относится тот или иной конкурс.

Соответственно, и победителями конкурсов стали те компании, у которых вышел опыт по гидротехническим сооружениям. Все, тендер разыгран, надо заключать конт­ракты.

Но тут в дело вмешался департамент внутреннего государственного аудита (ДВГА). Этот орган проверяет все госзакупки на предмет законности, называется это камеральным контролем. Этакая прокуратура по тендерам. В столичном ДВГА изучили документацию, и руководитель подраз­деления Ильяс ЕСДАВЛЕТОВ сделал вывод, что две комиссии, одну из которых возглавлял аким города… вообще неправильно все оценили! Несмотря на официальное заключение комитета по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Министерства индустрии и инфраструктурного развития, что в данном случае речь идет о возведении гидротехнических сооружений, господин Есдавлетов сделал вывод, что опыт надо было считать по инженерным сетям. В этом случае расклад поменялся, как и победитель тендера. То есть получается, что Ильяс Жандарбекович в одиночку заменил собой два состава комиссий, а также целый комитет Министерства индустрии и инфраструктурного развития. Получается, один парень из ДВГА разбирается в сфере строительства намного лучше, чем уполномоченный орган в лице комитета по делам строительства и ЖКХ, а также группа чиновников акимата Нур-Султана во главе с акимом. Так может, их всех надо уволить, если они разбираются в гидротехнических сооружениях и инженерных сетях хуже, чем Есдавлетов?

Что же это за вундеркинд такой возглавляет ДВГА в столице? В интернете написано, что свою должность он занял в октябре 2020 года, а до этого руководил департаментами в Туркестанской и Западно-Казахстанской областях, причем короткие перио­ды - в ЗКО трудился начальником чуть более 6 месяцев, а на юге продержался чуть больше года. В коридорах же Минфина поговаривают, что Ильяса Жандарбековича связывают то ли дружеские, то ли родственные отношения с одним из вице-министров, отсюда, возможно, и кадровый рост (к 32 годам успел порулить в трех регионах!), и смелость - парень готов поставить на место кого угодно, даже непотопляемого Алтая Кульгинова.

Конечно, разбирательство вокруг новой столичной ливневки еще не завершено - заказчик уже написал возражение, где указал, что Ильяс Есдавлетов, мягко говоря, не совсем прав в своих суждениях. Так что теперь разбираться в гидротехнических сооружениях и инженерных сетях предстоит комитету внутреннего государственного аудита (КВГА) Министерства финансов. В конце концов, сотрудники КВГА тоже не последняя инстанция - есть еще суды, которые могут затянуться на месяцы. Так что в ближайшее время главный город страны вновь рискует утонуть - весна обязательно придет, снег обязательно растает, а действующая система канализации с этим объемом воды может не справиться…

Разумеется, в итоге новую систему отвода и очистки воды построят, и совершенно не важно, какая компания это сделает. Лишь бы качественно и в срок. Вопрос в другом: неужели в Министерстве финансов да и в целом в правительстве не понимают, насколько несовершенна система государственных закупок, если в итоге любое решение, принятое организатором, может быть изменено одним человеком? Почему в стране, где тендеры являются главным двигателем экономики, судьбу миллиардов доверяют таким, как Есдавлетов? Вот это хочется понять. Может быть, руководители и сотрудники ДВГА обладают какими-то уникальными знаниями, являются специалистами по всем вопросам сразу? Это не гидротехническое сооружение, а инженерная сеть. Это не ковид, а аппендицит. Это не молоко, а минералка.

Хочется понять, почему к 30-летию независимости в стране, без остановки борющейся с коррупцией, по-прежнему не устранены такие громадные коррупционные риски? Ведь на мнение одного человека повлиять гораздо легче, чем на позицию нескольких людей. Тендерные комиссии для того и придумали, чтобы снизить коррупционную составляющую. Победителя конкурса определяют коллегиально, и все члены комиссий подтверждают выбор своими подписями. Но в итоге, как мы видим на примере столичной ливневки, все упирается в отдельно взятого человека. Но есть ли у нас уверенность, что один человек не дрогнет, если ему предложат хотя бы один процент за изменение итогов конкурсов на 6,5 миллиарда тенге? Вот в этом заключается главный вопрос этой истории.

И вряд ли можно назвать совпадением тот факт, что в конце 2020 года спикер мажилиса Нурлан НИГМАТУЛИН устроил самую настоящую выволочку министру финансов Ерулану ЖАМАУБАЕВУ, который пришел в парламент для обсуждения поправок в закон по госзакупкам. Руководитель парламентской палаты очень жестко раскритиковал главу ведомства, и, как мы видим, совершенно справедливо. Если под носом у министра финансов руководитель столичного ДВГА переворачивает конкурсы на миллиарды тенге, что же тогда творится в масштабах всей страны?

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из соцсетей, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее