5051

“Отказ от донорства? Впервые слышу!”

Как наш корреспондент пыталась оформить документ о несогласии

“Отказ от донорства? Впервые слышу!”

С 18 июля вступит в силу новый кодекс “О здоровье народа и системе здравоохранения”. Одна из его норм - самых скандальных и обсуждаемых - посмертное донорство. Хотя первые операции по трансплантации органов от умершего человека в Казахстане начали делать еще в 2012 году, есть ощущение, что многие только сейчас осознали, кем могут стать после смерти. Даже мысль о донорстве у массы людей вызывает стойкое неприятие и страх. “Нас не будут лечить, а пустят на органы!” - что-то типа этого. При нынешнем уровне коррупции в нашей стране и критическом настрое общества к власти - вполне ожидаемая риторика. И все же, и тем не менее...

Прежде всего обращу внимание на принципиальный момент. В Казахстане действовала и продолжит действовать презумпция согласия: если человек при жизни не заявил о том, что не хочет быть донором, он автоматически попадает в категорию тех, у кого после смерти могут изъять органы для пересадки.

- У вас было и остается право при жизни отказаться от донорства! - убеждали чиновники во время обсуждения проекта кодекса.

Действительно, юридически такое право есть. Если погуглить, то можно найти и многочисленные заявления представителей Минздрава на этот счет. Новости с заголовками “Теперь отказаться от посмертного донорства можно и на egov” впервые появились осенью 2017 года. Летом 2019-го писали уже о том, что соответствующую графу добавят в электронный паспорт здоровья и ее можно будет заполнить в момент прикрепления к поликлинике. А еще можно действовать старым дедовским способом: пойти туда и написать отказ или согласие на посмертное донорство.

Оказалось, проще простого найти в интернете образец “заявления для регистрации согласия на прижизненное добровольное пожертвование тканей (части ткани) и (или) органов (части органов) после смерти в целях трансплантации”. Примечательно, что в этом заявлении каждый из нас может отметить, какие из органов он разрешает изымать для пересадки, а какие нет. Есть такое же заявление для отзыва согласия или отказа от донорства. Бумаги нашли, а дальше что?

На портале электронного правительства egov услуга “регистрация согласия или отзыва согласия на прижизненное добровольное пожертвование тканей (части тканей) и (или) органов (части органов) после смерти в целях трансплантации” помечена как неавтоматизированная. Другими словами, написать такой отказ (или согласие, если хотите) через портал не получится. Чтобы убедиться в этом, я позвонила в единый контакт-центр “Правительства для граждан”.

- Я хотела написать отказ от посмертного донорства. Речь шла о том, что это можно сделать через egov, - обращаюсь к оператору.

- Как - еще раз? Чтобы стать донором?

Повторяю вопрос, попутно объясняя, что к чему.

- Эта услуга есть, но она неавтоматизированная. Вы не можете получить ее онлайн. Вам нужно обратиться в медицинскую организацию.

- В поликлинику со своим заявлением?

- Да. На нашем сайте так указано.

Звоню в регистратуру поликлиники, к которой прикреплена:

- Я бы хотела написать отказ от посмертного донорства. Как я могу это сделать?

- От донорства? Я первый раз об этом слышу.

После короткого ликбеза продолжаю:

- Я могу прийти к вам с заявлением, но мне важно понять, что потом с ним будет. Есть ли какая-то база? Смысл есть в том, чтобы я все это сделала?

- Вы первая, кто говорит об этом... - слышу в трубку озадаченно.

Вижу, что смысла нет. Но... мало ли, вдруг только здесь ничего не знают про право (появившееся не вчера и даже не год назад) каждого гражданина отказаться от донорства. Звоню в другую поликлинику в своем районе.

- Не поняла. Вы хотите от чего отказаться? - первое, что слышу на свой вопрос.

Подумав, ответивший мне голос переводит меня на консультанта. Повторяю ей свой вопрос.

- Это не к нам. Вам для чего надо отказаться?

- Для того, чтобы после смерти у меня не взяли органы для пересадки. Мне сказали, что это можно сделать через поликлинику.

- Вы нам свой телефон оставьте, мы все узнаем и вам перезвоним. Хорошо?

Хорошо. Минут через 15 обе­щанный звонок:

- Вы по какому адресу зарегистрированы?

- А какое это имеет значение?

- Вашего телефона нет в нашей базе. Вы относитесь к нашей поликлинике? Если нет, то вам нужно обращаться в свою.

Универсальная позиция: нет человека - нет проблемы, и выяснять ничего не нужно. А как же те люди, которые до сих пор не прикреплены ни к одной поликлинике? Впрочем, кому это сейчас интересно…

Примерно то же самое я слышу, когда звоню в третью поликлинику.

Что же в итоге? Услуга как бы есть, но ее вроде и нет. Не исключаю, что кому-то удалось написать такой отказ, может, и электронная база соответствующая существует. Речь о другом. Я за трансплантологию. За то, чтобы эта сфера развивалась. Но случится это только тогда, когда у людей появится доверие. А чтобы оно было, у человека должно быть не просто продекларированное право выбора, но и реальная возможность - максимально простая и понятная - это сделать. Хочу - пишу отказ. Хочу - даю согласие. Хочу - меняю свою позицию. Легко и без лишних заморочек.

Я понимаю, что для кого-то и это не аргумент: люди боятся утечек из электронных систем (это опять же к вопросу о доверии). Но все же это лучше, чем ничего. Кодекс обсуждали полтора года. Положения о посмертном донорстве - чаще всего, склоняя на все лады. Неужели за это время нельзя было обучить персонал в поликлиниках? Сделать услугу электронной? Тогда бы часть претензий отпала сама собой.

Ну и последний вопрос: кто же в таком случае станет решать, быть ли человеку донором? “Разберут на органы и даже разрешения не спросят”, - пишут сейчас в соцсетях. Спросят, но только не у нас. В этой части закон детализировали. Сравните пункты статьи, посвященные этому моменту.

Старый кодекс: “Статья 169. Трансплантация тканей (части ткани) и (или) органов (части органов) и условия их изъятия:

10. Изъятие тканей и (или) органов (части органов) у трупа не допускается, если организация здравоохранения на момент изъятия поставлена в известность о том, что при жизни данное лицо либо его супруг (супруга), близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его тканей и (или) органов (части органов) после смерти для трансплантации реципиенту”.

Новый кодекс: “Статья 212. Порядок трансплантации органов (части органа) и (или) тканей (части ткани) от посмертного донора:

2. Порядок дачи прижизненного волеизъявления человека на посмертное донорство органов (части органа) и (или) тканей (части ткани) и уведомления супруга (супруги) или одного из близких родственников об этом определяется уполномоченным органом.

3. Изъятие органов (части органа) и (или) тканей (части ткани) у посмертного донора для транс­плантации не допускается, если медицинская организация на момент изъятия поставлена в известность о том, что данное лицо при жизни либо после его смерти иные лица, указанные в части второй настоящего пункта, заявили о своем несогласии на изъятие его органов (части органа) и (или) тканей (части ткани).

В случае отсутствия прижизненного волеизъявления человека право письменно заявить о своем несогласии (согласии) на изъятие его органов (части органа) и (или) тканей (части ткани) для трансплантации имеют супруг (супруга), а при его (ее) отсутствии - один из близких родственников”.

Решать близким, что, в общем-то, было и раньше. И топтаться на месте, делая громкие заявления о необходимости развивать транс­плантологию. Но в таком случае справедливо ли обвинять в несознательности только людей?

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее