10129

Ну очень открытый диалог!

Как алматинка отправила вопрос на блог министру и получила ответ, нарушающий сразу несколько законов

Ну очень  открытый диалог!

Началось все со стандартного обращения на блог министра здравоохранения Елжана БИРТАНОВА. Председатель общественного объединения инвалидов Галия ТОБАТАЕВА решила узнать у главного врача Казахстана, должны ли граждане платить за рентгеновский снимок. Мелочь вроде, но для нее - вопрос принципиальный. Если услуга входит в перечень тех, что государство предоставляет бесплатно, какого рожна пациенты должны раскошеливаться?

- Люди имеют право четко знать, за что платить, а за что нет. Тем более что 1 января 2020 года нач­нет работать система обязательного медицинского страхования. И вопрос этот возник не случайно. На страницу в Фейсбуке, которую я мониторю, поступило обращение. Человеку бесплатно сделали рентген, но предупредили: если понадобится сам снимок, распечатанный на пленке, придется отдать за него энную сумму, - вспоминает, с чего началась эта дивная история, Галия. - Об этом в середине сентября я написала на блог Биртанова в разделе “Открытый диалог” на портале электронного правительства. Чтобы быть убедительнее, дополнила письмо своей историей. Около двух лет назад я болела и тоже ходила на рент­ген. Снимок мне на руки выдали лишь после моих настойчивых просьб. Я рассчитывала получить конкретный ответ на, казалось бы, простой вопрос. Теперь понимаю: не нужно было писать о личном.

В первый раз Тобатаевой ответили в начале октября: “После рент­генологического исследования пациент получает на руки письменное заключение по проведенному исследованию. Также при желании пациенты могут получить данные сведения на предоставленных электронных дисках на бесплатной основе”. И ни слова про снимок на пленке, о котором шла речь. Галия написала повторно, попросила уточнить, может ли пациент бесплатно получить снимки помимо дисков, которые не все специалисты умеют читать.

В общем, сама нарвалась на наи­полнейший, наиподробнейший ответ.

Это, конечно, ода цифровизации медицины: “Уважаемая Галия Габбасовна! Департамент оказания медицинской помощи Министерства здравоохранения РК, рассмотрев ваше обращение, в пределах своей компетенции сообщает следующее. Согласно информации, предоставленной управлением общественного здоровья города Алматы, вы, Тобатаева Г. Г. (далее следует дата рождения и адрес проживания, в котором указано все, вплоть до номера квартиры. - О. А.), инвалид II группы. По данным портала “Регистр прикрепленного населения”, прикреплены (название поликлиники, в которой лечится Галия. - О. А.)…” А дальше “в пределах своей компетенции” автор ответа на сайте, название которого говорит само за себя, сообщает всем точный диагноз и полный анамнез ее заболевания - все в деталях, до мелочей. И да, ответ на поставленный вопрос там тоже был: рент­геновские снимки должны выдавать бесплатно. Но только в самом конце, после рассказа о Галие.

-Знаете, я даже не могу сказать, что почувствовала в тот момент, когда все это прочитала. Растерянность, наверное. Первое, о чем подумала: хорошо, что у меня не ВИЧ или сифилис, а то, кто их знает, и про это написали бы... - недоумевает наша героиня. - Я ведь не просила рассказывать обо мне, проводить служебное расследование, просто привела пример из жизни. Подумать не могла, что из-за этого мои личные данные окажутся в открытом доступе.

Сохранила этот ответ на тот случай, если его удалят, и отправила своей знакомой. Она посмеялась: “Ну что, Галия? Теперь вся страна знает про твои болячки”.

Смешно, конечно. Как на духу все выложили: где, когда и от чего я лечилась в последнее время. В ответе этом есть слово “алопеция”. Вы знаете, что это такое? Правильно, облысение.

- Я могу про это написать?

- Так и знала, что вы об этом спросите, - смеется. - Пишите. Но мне, например, было неприятно об этом читать. Сейчас мы все время говорим о цифровизации медицины, и у меня, если честно, в связи с этим возникают некоторые опасения. Врач может получить доступ к данным любого пациента и совершенно спокойно обнародовать их. Мой пример тому доказательство. И повториться подобное может с кем угодно.

Я член специальной мониторинговой группы при Агентстве по противодействию коррупции. Мы с коллегами ездили в различные регионы Казахстана, посещали поликлиники и больницы. Чтобы понять, как внедряется цифровизация медицины, я просила врачей: “Проверьте по своим базам мои данные”. И они это делали. Любой из них имеет доступ к информации о каждом пациенте, который лечится в нашей стране. С одной стороны, это, конечно, удобно. Но с другой - кто гарантирует конфиденциальность и сохранность этих сведений, если их, как в моем случае, могут даже в официальном ответе министра использовать?

Мне возражали: мол, за распространение персональных данных есть наказание. Но, простите, как вы поймете, кто именно их слил? Я была в десяти регионах, и десять человек их открывали и видели. Как будут крайнего искать, если подобное все же произойдет?

Найти автора ответа на блоге министра не так сложно. Ведь не сам же он его писал... Это понятно. Как и то, что исполнитель нарушил сразу несколько законов, в частности “О персональных данных и их защите”.

Вот что говорится в одной из его статей: “Лица, которым стали известны персональные данные ограниченного доступа в связи с профессиональной, служебной необходимостью, а также трудовыми отношениями, обязаны обеспечивать их конфиденциальность. Собственник или владелец электронных информационных ресурсов, содержащих персональные данные, при передаче электронных информационных ресурсов, содержащих персональные данные, собственнику или владельцу информационной системы обязан получить согласие субъекта персональных данных на сбор и обработку персональных данных”.

После всей этой истории Тобатаева отправила письмо на имя генерального прокурора Гизата НУРДАУЛЕТОВА: “Прошу дать правовую оценку действиям министра здравоохранения Е. Биртанова в отношении этого обращения и привлечь к ответственности за размещение в открытом доступе информации ограниченного доступа без моего согласия”. Оттуда ее обращение передали в МВД. Ответа Галия пока не получила.

- Мне предлагали подать в суд, но я, если честно, в раздумьях, -­ признается общественница. - Ведь тогда снова придется обсуждать с посторонними людьми мои болячки.

Обнародовать эту историю решила лишь потому, чтобы впредь ничего подобного не повторялось. Блог-платформа, на которую я отправила вопрос о рентгеновских снимках, называется “Открытый диалог”. Да, диалог у нас действительно получился открытый. Но не настолько же…

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть