3454

Как антикоррупционщики отучивают госслужащих брать взятки и возвращают мужей в семьи

Дают - беги!

Об этом и не только на днях рассказали журналистам представители департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по городу Алматы. Заведующий отделом экономики и экологии офиса программ ОБСЕ в Нур-Султане Рати ДЖАПАРИДЗЕ (на снимке) начал с положительного примера своей родины - Грузии, где он работал журналистом в телевизионной компании как раз в момент кардинальных реформ по борьбе с коррупцией.


- Вспоминая те годы, скажу: да, было много задержаний. Самый высокий пост человека, которого тогда задержали, был на уровне заместителя министра. А в Казахстане за те три-четыре года, которые я провел здесь, увидел: борьба с коррупцией идет, все время задерживают - и двух заместителей министров, с которыми я сотрудничал, у нас были общие проекты, и самого министра, - поделился с нами Рати. - Но мы должны учитывать и заключения международных рейтинговых агентств, которые дают оценку Казахстану по борьбе с коррупцией, а в этом плане есть проблемы. Например, всемирная организация гражданского общества, ведущая борьбу с коррупцией, Transparency International поставила Казахстан на 122-е место из 180 стран.

Добавил немного оптимизма руководитель департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции (АДГСиПК) по городу Алматы Данияр ТАУМУРАТ (на снимке), отметив, что Казахстан все же сохранил свою позицию с прошлого года - остался на уровне стран с умеренной коррупцией.

- Конечно, радости тут мало, но эффект улучшения есть: в 2017 году мы наконец вышли из зоны красного уровня с низким индексом восприятия коррупции. Новый президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ во всех своих выступлениях подчеркивал, что борьба с коррупцией будет вестись беспощадно, - сказал он.

Помимо стратегических целей избавления от коррупции и личных надежд на это каждого из нас у правительства Казахстана есть цели более глобального масштаба: войти в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), чтобы иметь открытый доступ к международным финансам. А для этого Казахстан должен быть инвестиционно привлекательной страной.

- Нам нужны инвестиции, чтобы повысить уровень жизни собственных граждан, - уточнила на мероприятии исполнительный директор Центра исследования правовой политики Татьяна ЗИНОВИЧ (на снимке). - А самый важный момент, на который обращают внимание инвесторы, - это прозрачность и подотчетность правительства, когда оно раскрывает и свои активы, и то, насколько эффективно пользуется средствами налогоплательщиков. Требования прозрачности и подотчетности не случайны: вести бизнес в стране, в которой есть коррупция, сложнее и дороже.

Стамбульский план действий по борьбе с коррупцией, который приняла и наша страна, предполагает проведение регулярного мониторинга, в ходе которого международные эксперты предлагают свои рекомендации. И наша основная проблема в том, что пока мы их не выполним, не сможем стать членами ОЭСР. И, похоже, мешает нам в этом больше всех само правительство.

К примеру, одна из рекомендаций была такой: в Казахстане должна быть разработана целостная антикоррупционная политика. Правительство отчиталось: все выполнено эффективно - обзор рекомендаций, анализ соответствия рекомендаций принципам правовой системы Казахстана, сравнительный анализ по исполнению рекомендаций, разработка плана по дальнейшему исполнению рекомендаций и прочее… Однако мониторинговая группа не согласилась с оценкой нашего правительства и вынесла вердикт: прогресс фактически отсутствует, потому что анализ рекомендаций (и прочие манипуляции с ним) не есть сама разработка эффективной антикоррупционной политики!

Еще несколько занятных рекомендаций: устранить дублирующие положения по коррупционным преступлениям из Административного кодекса, потому что такие же есть и в Уголовном. Кроме того, следует отменить денежный порог для установления ответственности в получении или даче взятки.

Почему же международные эксперты против? Потому что это создает широкую дискрецию полномочий, то есть возможность действовать по своему усмотрению дознавателям и следователям, которые, манипулируя фактами, могут снизить коррупционное уголовное преступление до административного. А там и наказание, и сроки за него гораздо меньше. Пока правительство в отношении этой рекомендации не предприняло никаких мер, поэтому и оценка Казахстана в этом направлении была негативной.

Нужно отметить, что все эти рекомендации касались доклада позапрошлого года. Результаты оценки международными экспертами выполнения рекомендаций за прошлый год пока еще не опубликованы.

Эксперт поделилась положительным международным опытом. К примеру, в Дании, которая имеет в индексе восприятия коррупции 8,8 балла, тот, кто будет хотя бы просто заподозрен в коррупции, сразу же может распрощаться с карьерой. В стране все движения денег прозрачны: известно о том, как тратятся абсолютно любые средства из госбюджета, поэтому скрыть там что-то крайне трудно. Кроме того, в Дании госслужащим предоставлен солидный социальный пакет: фактически они полностью находятся на гособеспечении. То есть высокая степень социальной защиты максимально снижает коррупционные риски. Когда человек всем обеспечен и ему не нужно заботиться о том, где учить или лечить детей, то он боится брать взятку, из-за которой может потерять свою доходную должность, а с ней и социальный пакет.

Я задала экспертам, ссылавшимся на международные отчеты, вопрос в тему, который очень оживил официальное мероприятие.

- В промежуточном отчете ОЭСР по Казахстану за 2016 год была такая любопытно-показательная фраза: “…Услуга по отбору госслужащих, оказываемая Агентством по госслужбе и противодействию коррупции, была одной из наиболее коррупционных”. Что изменилось с того времени? Как мы можем доверять антикоррупционщикам, которые сами в прошлом охотно брали взятки?

Представители департамента, активно посовещавшись, как в клубе знатоков “Что? Где? Когда?”, дали возможность ответить на этот вопрос руководителю управления госслужбы АДГСиПК Венере МУРЗАГЕЛЬДИНОВОЙ (на снимке).

- С 2016 года мы работаем с новым законом о государственной службе. Он направлен на то, чтобы была прозрачность всех конкурсных процедур при отборе госслужащих на работу: в них принимают участие наблюдатели, независимые эксперты, ведется аудио- и видеофиксация, - сообщила эксперт.

Для снижения коррупционных рисков, ну и чтобы не появлялось подобной позорной информации в новом международном докладе, с января этого года ввели новое правило: сертификат о прохождении тестирования на знание законодательства госслужащими стал электронным. Раньше же его выдавали в бумажном виде, хоть и защищенным водяными знаками. То есть сегодня результаты теста, исключая возможности доступа к ним любых лиц, прямиком попадают в единую интегрированную систему “Е-Кызмет”. Экзаменующемуся достаточно набрать свой ИИН в системе и узнать - прошел он тест или нет.

Тест по личностным компетенциям для госслужащих ввели не так давно, но вот с этого года установили минимальный порог: не менее 50 процентов правдивости. То есть это тест, показывающий, насколько человек должен быть честен. И он теперь тоже электронный.

- Поэтапно мы будем идти к тому, чтобы тесты на знание законодательства отошли на второй план. То есть акцент будет сделан на то, чтобы на госслужбу приходил порядочный и компетентный сотрудник, - добавила Венера Мурзагельдинова.

- А как вы проверяете честность человека? Используете детектор лжи? - спросила я.

- Тесты по личностным компетенциям разрабатывались психологами, привлекались зарубежные эксперты. На один вопрос можно ответить по-разному, но если человек слукавит, то тест обязательно это определит.

А вот еще одно новшество, благодаря которому госслужащие перестанут увольняться и брать взятки, - двукратный рост заработной платы. Пока это пилотный проект в шести госорганах страны: Министерство юстиции, Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, акиматы Нур-Султана, Алматы, Шымкента и Мангистауской области. По словам Венеры Мурзагельдиновой, зависит увеличение зарплаты от факторно-балльной шкалы и “стратегических” бонусов за эффективную работу. Причем дополнительные средства на это взяты отнюдь не из республиканского или государственного бюджета, а за счет оптимизации подведомственных или дублирующих организаций.

- Например, в нашем агентстве централизованы госзакупки и юридическая служба, оптимизированы бизнес-процессы и документооборот. Мы практически не работаем в бумажном формате, перешли на электронный, сократили административные расходы. В итоге всей этой экономии сотрудникам повысили зарплату на 60 процентов в центре и на 30 процентов в регионах, - поделилась с нами Венера. - Кроме того, если у нас сейчас есть свободная вакансия, то мы можем не объявлять конкурс, а предоставляем сотрудникам право распределять обязанности этой вакансии между собой, тогда повысится и их заработная плата. Нет у нас сейчас и отдела кадров: система “Е-Кызмет” позволяет нам электронно отправлять заявление на отпуск, при этом в формате онлайн проходят и этапы его согласования.

По этому же пути, как раз предложенному АДГСиПК, пошел и акимат Алматы: в этом году из 24 управлений осталось 18.

- На одного руководителя должно быть десять исполнителей, - подчеркнули антикоррупционщики. - Раньше заработная плата главного специалиста акимата в Алматы составляла всего 80 тысяч тенге. Согласитесь, для южной столицы это очень мало по сравнению с тем, что предлагает частный сектор. С декабря прошлого года им подняли зарплату - теперь они получают чистыми от 160 тысяч тенге и выше плюс 30 тысяч тенге бонусами. К тому же мы работаем над расширением социального пакета: советуем включить туда санаторно-курортное лечение, льготы для многодетных семей и для семей, имеющих детей-инвалидов.

Автоматизированное отключение компьютеров после 18.30 внедрено почти во всех госорганах южной столицы и уже дало положительный эффект.

- Нас благодарят жены госслужащих. Одна написала: “Спасибо, вы вернули мужа в семью!” - посмеялся Данияр Таумурат. - И это не шутка. А если жены звонят нам и недоумевают, почему их мужей нет дома, неужто отменили правила работы, то мы советуем искать их супругов в совсем других местах.

Лучше предупредить коррупцию, чем задержать со взяткой, уверены антикоррупционщики: ведь международные эксперты читают наши СМИ и оценивают каждый такой арест, который отдаляет Казах­стан и от стратегических целей, и от повышения в рейтинге индекса восприятия коррупции. А еще лучше модернизировать сознание так, чтобы и в голову не пришло ни дать, ни взять.

- На следующий месяц мы планируем молодых госслужащих сводить в места лишения свободы и показать им наглядно, что бывает с теми, кто берет взятки, - поделился планами руководитель штаба Национального бюро по противодействию коррупции Низам ЗЕЙНАЛОВ (на снимке).

- А что же делать гражданам, помимо того что читать ваши объявления в метро и автобусах о том, что за дачу взятки положен штраф? Как научить их отличать подарок от взятки? Если захотелось отблагодарить врача или учителя… Цветы - можно. А конфеты?

- В сознании должна закрепиться нулевая терпимость к проявлению коррупции. Хотите отблагодарить - напишите письмо в управление образования или здравоохранения, за эту работу их оценят, может быть, наградят премией или бонусами. Ваши конфеты такого эффекта не дадут.

Екатерина ТИХОНОВА, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее

42 500: на этот раз -  все за и против? Злоба дня
42 500: на этот раз - все за и против?

Казахстанцы, зарабатывавшие до введения ЧП и карантина легально ежемесячно более 500 тысяч тенге, а сейчас временно потерявшие работу и, соответственно, довольно ощутимые доходы, подают заявления на получение соцпособия в 42 500 тенге.

355