4294

Но трогать его не моги!..

Карагандинские суды избрали обвинительный уклон в деле охранника, обезвредившего пьяного агрессора с помощью травмата. Сотрудник охранного ТОО “Кузет-2050” Азамат БАХТИЯРОВ, недавно получивший три года условно за выстрел из “Осы” в руку вооруженного ножом пьяного бузотера, ждал от апелляционной инстанции полного оправдания. Однако Фемида решила иначе. 

Но трогать его не моги!..

Грубейшие ошибки следствия и надзорного органа суд оставил без внимания: пусть, мол, маленький человек радуется, что его вообще не отправили в колонию. Тем самым, похоже, создан прецедент, который напрочь отобьет охоту у работников охранных структур защищать чью-то жизнь, здоровье и имущество.

Мы неоднократно рассказывали о хулиганском происшествии, случившемся чуть менее года назад в центре Караганды: нетрезвый Майлан ЕРТЫСБАЕВ напал на водителя фирмы “Кузет-2050” Рината ЖАЙНАКОВА. Дебошир пытался завладеть телефоном, избил мужчину, повредил служебный автомобиль и убежал. Спустя некоторое время Ертысбаев связался с водителем и назначил ему встречу, на которую привел пьяного боксера Владимира АЧКАСОВА, вооруженного 30-сантиметровым кухонным ножом якобы для самообороны. Неизвестно, какая участь ждала бы Жайнакова, встреться он в одиночку с разгоряченной алкоголем вооруженной парочкой. Но к назначенному оппонентами месту он явился не один, а с прибывшей по вызову кузетовской ГБР в составе Азамата Бахтиярова и Азата ХАСЕНОВА.

Стоит отметить, что сразу после нападения через Центр оперативного управления была вызвана полиция. Всего на пульт поступило пять звонков. Только вот реакция полицейских, содержащихся за счет налогоплательщиков, не была столь молниеносной, как у частников. Полицию пришлось ждать более получаса. Все это время кузетовцы не позволяли пьяным злоумышленникам скрыться и пресекали их агрессивные выпады в сторону Жайнакова. На видеозаписи с камеры ближайшего магазина видно, как Ертысбаев пытался прорваться к водителю, прыгал возле него, проявлял враждебность. Ачкасов с ножом в рукаве куртки поддерживал агрессию приятеля и угрожал охранникам. На видео с сотовых телефонов охранников и автомобильного регистратора зафиксирована вылетающая из уст дебоширов нецензурная брань.

Кульминацией этого нарушающего общественный порядок бесчинства (события происходили возле жилых многоэтажек на глазах у прохожих) стал выстрел из “Осы”. Ачкасов надвигался на Бахтиярова с поднятыми руками. При этом он сводил руки, что Азамат воспринял как угрозу: Владимир запросто мог выхватить нож из рукава. Ведь бросать оружие, несмотря на неоднократные требования кузетовца, он не стал. Поэтому охранник вынужден был выстрелить в направлении руки Ачкасова.

Следствие, прокуратура, а теперь и суды не сомневаются, что Бахтияров попал одним выстрелом сразу в плечо и в предплечье потерпевшего - у того почему-то оказалось две гематомы. Было бы хорошо, если бы появлению таких травм дали разумное объяснение. Однако у защиты охранника такой слепой уверенности нет, поскольку при первоначальной судмедэкспертизе не имеющий к Бахтиярову никаких претензий Ачкасов вообще не сообщил о том, что в него стреляли. А следователь не стал заморачиваться назначением дополнительной экспертизы, чтобы доказать позицию обвинения. Он лишь задал эксперту добавочные вопросы, получив ответ: “Происхождение повреждений от резиновой пули не исключается”. Позднее в суде этот же эксперт сообщила, что подобные синяки могли образоваться и от двух пуль. Но ведь если нет подтверждения со ссылками на тщательное исследование, разве это не досужее предположение? С таким же успехом можно утверждать, что Ачкасов получил гематомы где-то в другом месте.

Вдобавок следствие не назначило баллистическую экспертизу. Вернее, документ под таким названием есть, но по факту он является заключением специалиста из того же отдела полиции. Криминалист, исследовавший оружие, не ответил на ряд заданных сыщиком вопросов, зато ответил на те, о которых его никто и не спрашивал. Он приписал травмату иной завод-изготовитель, нежели был на самом деле. Суд почему-то счел это незначительной технической ошибкой. Подумаешь, с кем не бывает?

Еще один неоднозначный вывод следует из показаний директора учебного центра, занимающегося подготовкой охранников, Ирины ТУТЫНИНОЙ. В суд ее, кстати, вызвали по ходатайству гособвинения. Она заявила, что наличие у агрессивно настроенных оппонентов кузетовцев ножа уже само по себе является угрозой. И что Бахтияров действовал по инструкции: стрелял не в голову или тело, а в сторону конечности, чтобы не причинить человеку существенного вреда.

Прокурорам, очевидно, такие показания были не нужны, и дабы их опровергнуть, они дополнительно вызвали в суд еще одного специалиста - из общества “Динамо”. Он выразил мнение, что Бахтияров и его напарник обязаны были сразу задержать зло­умышленников, а не сюсюкаться с ними в течение получаса. И оружие Азамат применил, по его мнению, неправомерно, так как Ачкасов поднял руки и будто бы уже не представлял угрозы.

Однако по закону об охранной деятельности задержание нарушителей является правом, а вовсе не обязанностью. Но почему-то суд взял за основу показания именно второго спеца. При этом обесценив слова Тутыниной тем, что она якобы непосредственно осуществляла переподготовку Бахтиярова и поэтому может быть необъективной. В реальности же ни о каком знакомстве этих людей и речи нет: через центр проходят сотни человек, и Тутынина с Азаматом ни разу не контактировала, о чем она и сообщила на процессе.

В общем, закрыв глаза на все косяки следствия, суд первой инстанции склонил чашу весов не в пользу подсудимого. Хотя о странных обстоятельствах появления уголовного дела в отношении Бахтиярова он был вполне осведомлен в ходе слушаний. К примеру, защита в подробностях рассказывала, что Азамата после происшествия полицейские не трогали в течение полутора месяцев! Активность стражи правопорядка стали проявлять только после того, как руководство фирмы “Кузет-2050” не согласилось с прекращением дела по факту хулиганства Майлана Ертысбаева, имеющего родственников из числа бывших влиятельных правоохранителей и не только. То есть предпринимателям предлагалось простить буяна, избившего их сотрудника и повредившего машину. Но жалобы и огласка ситуации в соцсетях не позволили замарафетить дело. Ертысбаева все же привлекли к ответственности и подвели под амнистию.

Примечательно, что действиям его собутыльника Ачкасова вообще не было дано никакой правовой оценки. Вроде бы он активный участник инцидента, но в нахож­дении его в общественном месте в нетрезвом виде с огромным ножом в рукаве правоохранители ничего страшного не усмотрели. Зато спустя полтора месяца до них внезапно дошло, какой ужас­ный поступок совершил Бахтияров. Не потому ли единое, казалось бы, дело решили разделить на два? И, так сказать, показать свою власть и возможности не пожелавшим оставить преступника Ертысбаева без наказания бизнесменам?

Азамата оставалась надеж­да, что апелляционная инстанция обратит внимание на нестыковки, спорность обвинения и все-таки признает его невиновным. Служители Фемиды из карагандинского облсуда разъяснили сторонам их права. В том числе о возможности подавать ходатайства о предоставлении дополнительных доказательств. Однако когда адвокат Бахыт АХМЕТОВА попросила приобщить весьма любопытное заключение специалистов, которые провели судебно-психологическое исследование невербальных действий Бахтиярова и Ачкасова, ей отказали.

Пикантность ситуации в том, что с недавних пор кандидаты на должность судьи проходят аналогичную процедуру. То есть квалифицированные психологи, в том числе работавшие в структурах КНБ, тестируют претендентов, выясняя качества характера и вырисовывая их психологический портрет, включая склонность ко лжи. Вершители правосудия решили, что такое исследование недостойно внимания. Возможно, потому, что оно могло усугубить и без того сомнительную версию обвинения. Нам же показалось интересным, к каким выводам пришли специалисты Сауле ИЗБАСАРОВА и Жанар ЖУКЕШЕВА, считывающие людей по их жестам и повадкам.

Вкратце: Бахтиярова описали как человека непритязательного, ведомого, неконфликтного, терпеливого, предпочитающего действовать по правилам. По мнению исследователей, он долго пытался сгладить конфликтную ситуацию с Ачкасовым, а потом все-таки поступил в соответствии со служебными инструкциями и закономерно и правильно выстрелил в агрессора, так как почувствовал угрозу своей жизни.

В свою очередь, Ачкасова определяют как провокатора, “преследователя”, негативного доминанта в сложившейся ситуации. Отмечается также, что Ачкасов оскорблял Азамата, что в социальной психологии называется “дегуманизирующими действиями” по отношению к объекту и позволяет обращаться к нему бездушно и жестоко. Учитывая разнузданное, напористое поведение Ачкасова, специалисты пришли к выводу, что применение пистолета Бахтияровым можно рассматривать в качестве средства обеспечения личной безопасности.

Разве получилось бы у апелляционной коллегии оставить обвинительный приговор в силе, приобщи она к материалам дела такое заключение специалистов-психологов? Думается, любому простому гражданину и без научных выкладок понятно, кто в этой истории отрицательный персонаж - охранник, усмиряющий крайне буйных молодых людей, или пьяный агрессор с ножом в рукаве. Послевкусие от такой “объективности” остается странное. Складывается впечатление, что наши правоохранители так и не научатся работать в соответствии с буквой закона, если суды и далее будут прикрывать их промахи.

Случись оправдательный приговор, многим людям в погонах пришлось бы поплатиться за уголовное преследование Бахтиярова. Поэтому, видимо, решено было пожертвовать им - простым гражданином. Единственный плюс: скостили ему наказание. Вместо трех лет условного срока ему оставили два года в связи с амнистией, нормы которой забыл применить суд первой инстанции.

Ирина МОСКОВКА, фото автора, Караганда

Поделиться
Класснуть