21501

Комната страха

Судья Северо-Казахстанского областного суда Жанар КЕНЖЕБАЕВА обратилась с жалобой к председателю Верховного суда Жакипу АСАНОВУ. Она считает, что грубо нарушены ее профессиональные права. В качестве доказательства своих доводов судья приложила к заявлению аудиозапись.

Комната страха
Председатель Северо-Казахстанского облсуда Ерлан АЙТЖАНОВ вручает Жанар КЕНЖЕБАЕВОЙ благодарственное письмо.

Серьезные претензии у Жанар Кенжебаевой к методам работы председателя судебной коллегии по гражданским делам областного суда Айдара СМАГУЛОВА. Но, похоже, никто из коллег принципиальность Кенжебаевой не оценил и не разделил, а некоторые даже упрекнули ее в непорядочности. Об этом она решила рассказать в интервью корреспонденту “Времени”.

…В Северо-Казахстанском областном суде рассматривали на первый взгляд обычное гражданское дело. Коллегия в составе Жанар Кенжебаевой, выступавшей докладчиком, еще одного так называемого бокового судьи Юлии ИВАНОВОЙ и председательствовавшего Айдара Смагулова должна была вынести постановление по апелляционной жалобе ответчика, не согласного с решением суда первой инстанции о взыскании с него крупной суммы денег по хозяйственному спору. Судьи изучили дело, выслушали доводы сторон, удалились в совещательную комнату, высказали там свои суждения и готовы были проголосовать, чтобы затем огласить вердикт. Но тут Смагулов, по словам Кенжебаевой, выразил недовольство единогласным мнением боковых судей об отмене решения суда первой инстанции.

- Согласно статье 36 Гражданского процессуального кодекса все вопросы коллегиальным составом решаются большинством голосов, каждый судья имеет только один голос, никто не вправе отказаться от голосования. Председательствующий голосует последним. Судья, не согласный с решением большинства, обязан подписать решение и может изложить свое особое мнение, - объясняет Жанар Кенжебаева. - Если председатель коллегии не согласен с решением двух боковых судей, он пишет особое мнение, затем инициирует направление представления на имя председателя Верховного суда о необходимости отмены этого решения, и, если оно впоследствии отменяется, боковые судьи привлекаются к ответственности.

- Однако Смагулова это не устраивало. Складывалось впечатление, что ему нужно было принять противоположное решение здесь и сейчас, - продолжает судья Кенжебаева. - Замечу, что по этому делу коллегия дважды - 7 и 15 августа - удалялась в совещательную комнату. После заявления мной и Ивановой суждений по делу Смагулов, понимая, что он в меньшинстве, не хотел ничего: ни голосовать, ни писать особое мнение, ни оглашать решение. На протяжении нескольких часов мы не могли выйти из совещательной комнаты, он убеждал, что мы не правы. Я была просто шокирована его поведением.

- Видимо, поняв, что ему нас не сломить, Смагулов по телефону вызвал на помощь своего соратника - судью Серикбола САПАРГАЛИЕВА. Это нарушение тайны совещательной комнаты! Около получаса они вдвоем пытались нас переубедить и вынудить хоть одного из нас поменять свой голос. Но ничего не вышло, поэтому дело было опять возобновлено и назначено на 22 августа. Только нам так и не удалось рассмотреть его. Все судьи коллегии заявили самоотвод, - говорит судья.

- Насколько известно, такое случается крайне редко. Что стало причиной?

- К тому времени Смагулов узнал о моей жалобе (председателю Верховного суда. - Е. Н.) и сразу же заявил самоотвод по причине служебной проверки. Я заявила самоотвод из-за давления и вмешательства, а затем заявила самоотвод и судья Иванова из-за наших самоотводов и проверки. Дело забрали и распределили судье Сапаргалиеву. Я считаю, что он, как действующий председатель областной комиссии по судейской этике, при таких обстоятельствах не мог рассматривать это дело. Тем не менее оно было рассмотрено под его председательством, и вынесено решение.

- В жалобе вы указали, что в целом в облсуде создана обстановка, при которой невозможно отправлять правосудие. А выступая перед своими коллегами, вы сказали, что “байские замашки и чванство сейчас не в тренде, в тренде - деловая, современная, высокая культура общения и работы, тем более у судей”. Это вы о чем?

- Смагулов недавно начал рассматривать упрощенные дела и по частным жалобам. Накануне конф­ликта более 13 дел были автоматически системой распределены Смагулову, но затем все они были им вручную перераспределены мне! Для чего тогда внедрено автоматическое распределение дел? А у меня были контрольное задание Верховного суда, текущие ежемесячные задания, то есть все одно­временно. Используются в том числе психологические методы давления.

До подачи мной жалобы мы сидели на докладах в кабинете председателя коллегии по четыре часа, а это половина рабочего дня. Бесконечные разговоры по телефону, постоянное курение, поучительные рассказы о своем жизненном опыте, о своей осведомленности и приближенности к “большим людям”. Невозможно сосредоточиться и доложить дело! Я не требую многого, просто нужна нормальная рабочая обстановка, а не демагогия о смысле жизни, прозорливости и мудрости председателя коллегии. Трудно находиться в совещательной комнате, как арестованным, не имеющим возможности ни огласить решение, ни продолжить другую работу, когда председатель коллегии наряду с уговорами выдерживает 5-10-минутные паузы просто свирепого молчания. День коллегии превращается для меня, как судьи, в пытку. Почему я не могу выразить, обосновать и голосовать за свое мнение по делу без противодействия и затем отвечать за него по закону? Из-за этого все заседания хозсостава (до подачи мной жалобы) шли с опозданием, стороны томились в коридорах в ожидании своей очереди, многие, не дождавшись, уходили, заседания проводили во время обеденного перерыва. У меня 13 лет стажа в качестве судьи, из них пять - в областном суде, но такого никогда не было.

- Кроме председателя коллегии есть председатель областного суда. Почему вы не обратились к Ерлану АЙТЖАНОВУ?

- У меня сложилось впечатление, что председатель облсуда поддерживает Смагулова. Отчасти я убедилась в этом, когда проводилось совещание судей, где я всему коллективу рассказала о деталях давления, о вмешательстве, обо всех нарушениях и в целом объяснила коллегам причины подачи мной жалобы той же аудиофиксации. В ответ - тишина. Только председатель облсуда напомнил нам: ответственность за отправление правосудия несет председатель коллегии Смагулов. Тогда для чего коллегиальное рассмотрение дел, если все решает один человек?

- Почему же вы раньше не жаловались?

- Обоснованный упрек. Я не люб­лю жаловаться, но любому терпению приходит конец. И посмотрите, что происходит сейчас. Все мои коллеги дали объяснения как под копирку: давления нет, климат хороший. Юлия Павловна сейчас отрицает факт давления, в объяснительной не указала факт нарушения тайны совещательной комнаты Смагуловым и Сапаргалиевым. А ведь Иванова, к слову, на протяжении многих лет возглавляла областную комиссию по судейской этике.

- Если все так, как вы рассказали и сообщили в жалобе председателю Верховного суда, почему коллеги вас не поддержали?

- На самом деле я не нуждаюсь в поддержке. А причины трудно назвать. Скорее, это сложившаяся годами привычка слушать и делать, что тебе говорят, и не перечить руководству.

- Почему вы обратились в СМИ? Вы хотите, чтобы Смагулова уволили?

- У меня нет такой цели. Просто хочется работать в деловой профессиональной обстановке, а не в условиях, напоминающих средневековое правосудие. Считаю, что в свете последнего послания президента народу и реформ, проводимых нынешним председателем Верховного суда, надежды на справедливый суд становятся реальностью.

Привлечение на судейские долж­ности лучших юристов, освобождение судей от несвойственной работы, разумные судебные процессы и качественные, понятные судебные решения, укрепление независимости судей, в том числе от председателей коллегий, совместно с правоохранительными и специальными органами усиление работы по выявлению нечистых на руку судей - это только часть направлений реформ, которые реализуются Жакипом Асановым. Ведется огромная работа, и, на мой взгляд, есть весомые положительные результаты, это почувствовали все судьи. Но некоторым это, безусловно, не нравится. От них мы часто слышим, что Асанова, мол, скоро снимут, реформы закончатся и все вернется на круги своя. Но я уверена, что благодаря именно этим реформам наступит время, когда люди поверят в закон и справедливый суд.

Вместо P.S. Жалоба Жанар Кенжебаевой зарегистрирована и направлена на рассмотрение в комиссию по судейской этике Верховного суда. Не принимая чьей-либо стороны, мы обязательно постараемся проследить, чем закончится этот конфликт. А пока приведем цитату из послания народу президента Касым-Жомарта ТОКАЕВА: “Необходимо осуществить ряд серьезных мер по улучшению качества судебных решений. Право судьи на вынесение решения исходя из закона и внутренних убеждений остается незыб­лемым”.

Екатерина НАЗАРЕНКО, фото с сайта областного суда, Петропавловск

Поделиться
Класснуть

Свежее

На повестке - сплочение элит Анау-мынау о текущем моменте
На повестке - сплочение элит

Вчера в Нур-Султане на совещании под председательством Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА с участием членов правительства, партии Nur Otan и ее фракции в мажилисе были рассмотрены ход реализации предвыборной программы партии “Казахстан-2021: Единство. Стабильность. Созидание” и выполнение Плана нации “100 конкретных шагов”.

211