44566

Безответственный секретарь

Такого история госслужбы Казахстана еще не знала! Заместитель министра юстиции Зауреш БАЙМОЛДИНА (на нижнем снимке) бросилась в атаку на ответственного секретаря этого же ведомства Марата БЕКЕТАЕВА (на верхнем снимке) при поддержке другого заместителя Берика ИМАШЕВА - Бакытжана АБДРАИМА (на нижнем снимке). Что же такого стряслось в стенах министерства справедливости?

В распоряжении редакции оказались копии некоторых документов, проливающих свет на непростые, скажем так, отношения между руководителями Минюста.
Как выяснилось, в течение года - с ноября 2014 по ноябрь 2015-го - ответсекретарь Марат Бекетаев инициировал 17(!) различных проверок в Центре судебных экспертиз при Минюсте. Директора ЦСЭ Исидора БОРЧАШВИЛИ обвиняли в нарушении сроков исполнения некоторых пунктов госпрограммы дальнейшей модернизации правоохранительной системы Казахстана. Однако внутренний аудит никаких нарушений не выявил, и соответствующее письмо, адресованное в Генпрокуратуру, подписал вице-министр юстиции Бакытжан Абдраим. Позже пошли разговоры, что г-н Борчашвили якобы в нарушение закона о борьбе с коррупцией отправил на конференцию в Мадрид своего заместителя К. ЕРЖАНОВА. Как выяснилось позже, никакой коррупцией там даже не пахло: все расходы, включая проезд и проживание, оплатила принимающая сторона. Но почему-то ответсекретарь вместо Ержанова рекомендовал откомандировать в Испанию другого зама Борчашвили - А. УМБЕТАЛИЕВА.
Из докладной замминистра Абдраима министру Имашеву
“Директор ЦСЭ отклонил кандидатуру Умбеталиева, и ответсекретарь сразу поставил под сомнение законность этой командировки. Считаю, налицо субъективизм. Не имея никаких объективных оснований, Бекетаев поручил департаменту по исполнению судебных актов подготовить справку по исполнению центром реализации госпрограммы. Проверяющие нарушений не установили. Не являясь ответственным по Минюсту за исполнение мероприятий по госпрограмме, ответсекретарь не имел права без поручения министра перепроверять информацию, подписанную вице-министром. Кроме того, прослеживается вмешательство Бекетаева в деятельность структурных под­разделений, которые подчиняются вице-министру. Например, приказом ответсекретаря предписано согласовывать с ним ежегодные планы о госзакупках - но это превышение полномочий!”
О том же самом написал в служебной записке на имя Имашева и сам директор ЦСЭ. Его докладная, завизированная Абдраимом и Баймолдиной, была передана главе Минюста 23 февраля 2015 года. Ответный удар г-на Бекетаева не заставил себя ждать: уже 19 марта, никому ничего не объясняя и ни с кем ничего не согласовывая, ответсек издал приказ: отныне все тендеры, объявленные ЦСЭ, надлежит передать в департамент внутренней администрации Минюста. Это беспрецедентное указание вызвало неоднозначную реакцию экспертов, ведь только специалисты ЦСЭ точно знают, какое именно оборудование им нужно для проведения различных исследований - от судебно-экономических до геномно-молекулярных.
Первые же тендеры, проведенные Минюстом по бекетаевскому приказу, привели к поражающим воображение результатам. К примеру, для молекулярно-генетических лабораторий институтов экспертиз Алматинской и Актюбинской областей понадобились две специальные морозильные камеры стоимостью 1 590 400 и 1 900 000 тенге соответственно. Победители конкурса поставили по заявке два российских… бытовых холодильника по 62 990 тенге каждый! Возмущению специалистов не было предела, и в итоге для них приобрели-таки нужное оборудование японского производства. Причем на новом тендере удалось сэкономить более миллиона тенге… А вот вам еще один фактик из бекетаевской практики. Институт судебной экспертизы Южно-Казахстанской области заказал комплекс технологического оборудования. Агрегаты купили в России, заплатив 2,9 млн. тенге. Но дотошные эксперты выяснили: рыночная цена такого оборудования - всего 250 тысяч тенге. Более того, согласно технической спецификации агрегат должен быть японским.
А дальше - еще интереснее. Видимо, поняв, что в специфике оборудования для своих нужд экс­перты ЦСЭ разбираются лучше, Марат Бекетаев написал служебную записку Берику Имашеву, в которой утверждал: руководство центра всячески препятствует специалистам, претендующим на стипендию “Болашак”. Берик Мажитович поручил провести служебное расследование, и его заместитель Бакытжан Абдраим вскоре расставил все точки над “i”. Как выяснилось, впервые в истории ЦСЭ сразу 18 сотрудников были направлены на годичную стажировку в Лондон. Десять кандидатур подбирал замдиректора ЦСЭ Умбеталиев. И тут выяснилось, что четверо из десяти, предложенных им, не проходят по требованиям (имеют дисциплинарные взыскания и т. д.). Естественно, директор ЦСЭ Борчашвили четверке отказал, но ответсекретарь Минюста лично подписал их заявки на стажировки. При этом Марат Бахытжанович почему-то “не заметил”, что один из кандидатов на тот момент находился под следствием и никак не мог покидать пределов родного города, не говоря уже о заграничной командировке сроком на год...
Из докладной замминистра Абдраима министру Имашеву
“Ответсекретарем без согласования с Вами направлено письмо в Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции о привлечении к дисциплинарной ответственности директора ЦСЭ в связи с возбуждением уголовного дела на директора ИСЭ по Алматы. Это указывает на злоупотребление должностными полномочиями со стороны ответсекретаря. Кроме того, в его компетенцию не входит оценка деятельности ЦСЭ и его руководства - подобные действия подрывают имидж Минюста…”
Вскоре антикоррупционная служба Алматы прекратила уголовное дело директора южностоличного филиала ЦСЭ за отсутствием состава преступления. Значит, и директора Борчашвили наказывать не за что. Зато имиджем министерства справедливости к тому времени озаботились прокуроры. Случилось это после того, как в многострадальный ЦСЭ нагрянула еще одна проверка - на сей раз из комитета финконтроля (КФК) при Министерстве финансов. В столичных кулуарах тогда поговаривали, что ревизоры появились столь стремительно потому, что старший брат ответсека Минюста Руслан БЕКЕТАЕВ служит вице-министром финансов. Мы не беремся утверждать, что именно это обстоятельство ускорило появление ревизоров, но факт остается фактом: сотрудники КФК перетряс­ли всю документацию ЦСЭ и выявили аж три административных правонарушения. Правда, после того, как доктор юридических наук Борчашвили обосновал свою правоту, председатель КФК Минфина Ануар ДЖУМАДИЛЬДАЕВ отказался признать два нарушения и передал в суд третье - о наложении на директора ЦСЭ штрафа в 92 600 тенге. Вскоре постановлением специализированного межрайонного административного суда Астаны этот вердикт КФК был отменен, но неугомонные ревизоры продолжили свои раскопки.
Всякий раз, когда специалисты финконтроля привлекали экспертов к ответственности, последним удавалось доказать свою невиновность в суде. Только в этом году в различных судах столицы штрафные санкции КФК отменили целых 17 раз!
Прокуроры, принимавшие участие в заседаниях суда, были, мягко говоря, шокированы такой “настойчивостью” финконтролеров. Первый заместитель генпрокурора Иоган МЕРКЕЛЬ предписал руководству КФК Минфина устранить нарушения законности, выявленные столичными прокурорами и изложенные в соответствующем представлении на его имя.
Из представления и.о. прокурора Астаны Т. СУЛЕЙМЕНОВА председателю КФК А. Джумадильдаеву
“Комитетом финконтроля и инспекцией по г. Астана руководство ЦСЭ привлечено к административной ответственности. Однако все постановления были отменены судами за отсутствием состава правонарушения. При этом инспекцией допущены факты нарушения законодательства, которые способствовали незаконному привлечению к ответственности руководства центра. Эти обстоятельства свидетельствуют о ненадлежащем отношении к своим обязанностям работников финконтроля, а также игнорировании ими требований действующего законодательства. Выявленные нарушения законности негативно сказываются на имидже госорганов и дискредитируют государственную власть”.
Между тем “война алой и белой розы” в Минюсте, похоже, достигла апогея. Вице-министр юстиции Баймолдина написала докладную министру Имашеву о том, что своими действиями ответственный секретарь Бекетаев не только превышает собственные должностные обязанности, но и противоречит указу президента Казахстана. Все косяки ответсека едва уместились на трех страницах. Тут и неправомерные действия, и необоснованное покровительство отдельным сотрудникам, и неправомерное инициирование служебных расследований, и еще многое другое. Свою служебку вице-министр заканчивает совсем как в известной песне Высоцкого: “Если вы не отзоветесь, мы напишем в “Спортлото”. Г-жа Баймолдина просит у шефа разрешения в случае отсутствия его реакции написать напрямую главе государства.

Тохнияз КУЧУКОВ, Астана

Вместо P. S. Постоянные читатели нашей газеты помнят: г-н Бекетаев однажды уже становился героем нашей публикации (см. “Вице-министр, дыхните!”, “Время” от 24.6.2009 г.). Тогдашний вице-министр юстиции проехал перекресток на красный сигнал светофора, а на предложение полицейских пройти алкогольное освидетельствование ответил отказом. Материалы дела передали в суд. И хотя отказ от освидетельствования обычно рассматривается как косвенное подтверждение опьянения за рулем, столичная Фемида решила: вице-министр ни в чем не виноват…

Поделиться
Класснуть