4418

Какая крыша у подвала!..

Трагедия в Алматы обнажила целый пласт жилищных проблем маленьких людей и отношение к ЧП госструктур

Какая крыша у подвала!..

Алматы, 30 ноября. Раннее утро. Пожар в хостеле Almaty Hostel. 13 погибших.

Всевозможные власти и профильные госорганы быстро открестились.

Акимат города сообщил, что собственник помещения, где случился пожар, ТОО “КУСА Халык” (к слову, “дочка” Халык банка) сдало его в аренду ТОО “ALA Hostel”, договор был заключен 21 сентября. Без изменения целевого назначения. Однако 457 “квадратов” все же были переделаны под хостел. В управлении городского планирования и урбанистики Алматы подчеркнули, что разрешительные документы на переоборудование не выдавались.

Из Министерства науки и высшего образования просигнализировали: договоров на размещение в Almaty Hostel своих студентов вузы Алматы не заключали. В середине августа глава министерства Саясат НУРБЕК в своем телеграм-канале сообщил, что вузы города заключили договоры с владельцами 60 частных хостелов из-за нехватки мест в общежитиях.

Горевший хостел располагался в центре Алматы.

Начальник ДЧС Алматы Нурлан АТЫГАЕВ, посетивший место пожара, отметил, что хостел работал без необходимых разрешений, а целевое назначение помещения - оружейный магазин.

Прилетевший в Алматы глава МЧС Сырым ШАРИПХАНОВ на брифинге проинформировал, что владельцев сгоревшего хостела ищет полиция.

И еще одна отмазка от властей: поскольку, дескать, работал Almaty Hostel незаконно и под проверки - буквально за несколько дней до случившегося завершилась республиканская акция “Жатакхана” (“Общежитие”) - не попал.

Добавлю от себя. Согласно пункту 23 санитарно-эпидемиологических требований хостелы нельзя размещать в подвальных помещениях. Есть введенный в 2017 году национальный стандарт республики СТ РК 2847-2016, закрепивший и периодические (раз в 5 лет) проверки хостелов, и запрет на их размещение в подвалах и цоколях, и правила организации жилых комнат. В частности, на одну кровать должно приходиться не менее 4 “квадратов”, высота потолков в жилых помещениях должна быть не меньше 2,5 метра, в коридорах - 2,1 метра. Ну а правила пожарной безопасности вообще для всех едины. И чеэсники вправе обратиться в прокуратуру с ходатайством о внеплановой проверке - пожар всегда угроза жизни людей.

И все же - вот мистика-то! - хостелы оказываются какими-то незаметными для властей! Этот самый Almaty Hostel функционировал в центре (!) города вполне себе легально, о чем свидетельствуют его многочисленные вывески на здании. В названии открывшей его фирмы - слово “хостел”. Ночевали здесь вполне себе легально, ни от кого не скрываясь, студенты солидных алматинских вузов и колледжей, работяги и даже иностранцы. Не бомжи, не мигранты-нелегалы. Живущие по соседству горожане утверждают, что жили там люди уже около полугода, а не полтора месяца, как утверждают чиновники. И при этом все представители власти на голубом глазу чуть ли не хором заявляют: ничего не знали, не слышали, не видели.

В самом крупном городе страны - более 200 хостелов, многие из которых размещены в подвалах...

Да полноте врать-то! Может, у нас в стране и в Алматы в частности нет института участковых полицейских? Есть. И они, участковые, в первую очередь должны, обязаны знать, кто на их земле чем дышит-промышляет. А если не знают, тогда зачем нам такая полиция и все-все-все остальные контролирующие органы и надстройки?! Зачем, если все решают деньги, связи и коррупция?!

Для расследования случившегося возбуждено уголовное дело, создана правительственная комиссия. И будет самая ужасная несправедливость, если накажут только руководителя ALA Hostel и хозяина (или администратора) Almaty Hostel.

По словам руководителя управления градостроительного контроля Алматы Бахыт­жана НАУРЗБЕКОВА, в мегаполисе сегодня действует более 200 хостелов. По правилам, у таких объектов должны быть отдельная входная группа, разрешение на переоборудование и заключение от департамента санитарно-эпидемиологического контроля.

- Если таких согласований нет, то мы после регистрации в органах прокуратуры проводим проверку. Принимаем административные меры и дальше направляем материалы в суд - объект должен быть приведен в соответствие или полностью закрыт. С начала года на 5-7 незаконных хостелов нам поступали жалобы. Сейчас материалы по ним находятся в суде, - сообщил Наурзбеков.

...и квартирах обычных многоэтажек.

Хостелы - сегодня выгодный бизнес. За месяц с маленькой комнатушки, где ютятся по 6-8 человек, можно заработать столько же, как при сдаче в аренду однокомнатной квартиры. Разбег цен - от полутора тысяч тенге до 6000 в сутки. За месячное пребывание - скидка. Правда, в некоторых заведениях после случившегося уже шифруются: даже дверь не открывают и просят звонить по номерам, указанным в 2Gis, там узнавать наличие мест и цены.

Жазира - хозяйка хостела, расположенного в районе улицы Шолохова, пускает нас на экскурсию. Чисто, по-домашнему пахнет супом. Открыли хостел четыре года назад. Живет здесь же с мужем. Под хостел переоборудовали “трешку” на первом этаже жилого дома. Пространство поделено на мужскую и женскую половины. Совмещенный сан­узел, крошечная кухня. В спальнях - двухэтажные кровати, в комнате размещаются сразу по шесть человек. Оплата - переводом. Брать на постой стараются только ответственных, работящих, чистоплотных людей, туристов. Во время нашего визита постояльцев не было - кто где. Отдыхала только Надия-апай из Актобе, приехавшая в Алматы на семинар.

- Гостиница мне не по карману. А здесь - 3500 и чистенько. Я не первый раз приезжаю…

Как-то пришлось заночевать в та-а-аком клоповнике - еле утра дождалась! И когда уходила, увидела, что мою постель передали следующему постояльцу, даже не сменив белье, - рассказывает женщина.

Такие хостелы из разряда приличных: в них и правда живут студенты, молодежь. Например, мать погибшего на пожаре 22-летнего парня Асем САДЫКОВА, вытирая слезы, призналась: сын ее по ошибке оказался в списке студентов. Колледж он окончил два года назад, работал продавцом и хотел жить самостоятельно, родным рассказывал, что снимает комнату с другом по 25 тысяч тенге с человека.

По проспекту Сейфуллина, в районе рынка “Тастак” и на Пятилетке, близ барахолки и оптовки хостелов - целая россыпь. В подвальных окнах горит свет, заглянешь - двухъярусные кровати, бельишко сушится - мимо топают сотни ног.

Вот у дверей дышит никотином разговорчивый дедуля. Койко-место здесь стоит полторы тысячи в сутки. Но здесь говорят “за ночь” - местные днем предпочитают калымить, иначе не на что будет ночевать. У старика пенсия 70 тысяч тенге, но ее не хватает.

- Пару ночей можно в долг перекантоваться, потом - на улицу, - инструктирует нас.

- Как здесь с алкоголем?

- Строго! Но технично можно. Будешь?

- Полиция наведывается?

- Бывает. Документы проверяют у всех, кто без документов - забирают.

- А ворье?

- Среди местных никто не ворует. Были такие - хозяин выгнал. Но к нам в окна залазят. У меня так украли зимние ботинки.

Дядя Саша “дома” прохлаждается, шабашит сын, 41-летний холостяк и экономист по образованию. Была квартира, семья. Но жена умерла, а жилье продали за долги. В этом хостеле живут уже два года.

Мужик нас даже на экскурсию повел, пока нет никого из администрации. За красивым словом “хостел” здесь обыкновенная ночлежка. В подвале (!) под вечно журчащими канализационными трубами живут больше 100 человек. Студентов нет, обычные работяги - по 10-12 человек в комнате. Из вентиляции - окошко сантиметров 50 на 70. Душно. Темно. Есть 30 комнат для семейных - размещают по трое и платят по 40 тысяч в месяц.

Пока глава семьи Азат на работе, Тахмина откровенничает: здесь у них родилась младшенькая Айша. Старшему Алдияру четыре годика, он, конечно, не ходит в садик. Мать надеется, что хотя бы в школу ребенок из хостела не пойдет, но как это оформить, женщина не знает. В Алматы эта семья переехала 10 лет назад. Сначала снимали жилье, а потом она родила, и с работой у мужа все хуже...

- Хозяин говорит: “С детьми брать не люблю - они шумят, плачут”. Но мы стараемся вовремя платить, дети на улице все время играют, - Тахмина ловко шинкует лук и морковку, туда же, на сковороду, - макароны. Ужин готов.

Гриша знает все городские хостелы и знает заранее, когда придут со шмоном миграционщики - ему лишний раз встречаться со служивыми не резон. Сам из Кыргызстана, схлопотал там судимость и потом в Казахстан рванул. Его и здесь “приняли” и … документы потеряли, о чем дали справку. С ней он живет уже пять лет! В посольство ему “тыщу раз говорили сходить”, но Гриша боится, что дома он в розыске.

Петр Степанович работает охранником и среди местной публики почти олигарх - у него есть машина! Он на ней не таксует - бережет. Развалюха на колесах - единственное его еле движимое имущество. Купил после развода с женой - дом она и дочка профукали. Мужчина работал на рыбном стане в Капшагае, а потом проблемы со здоровьем начались, продал свои снасти, лодку, вагончики, выкупил из магазина документы своих дам. Больше своих близких он не видел. Двое суток дядь Петя спит на работе, остальные - в хостелах.

- Страшно становится, когда понимаешь, сколько людей так живет. Беспросветно. Без мечты, без цели. Спиваются. На наркотики подсаживаются. Я искал рабочих на производство - сплитерные блоки делать, - рассказывает алматинец Азиз МАМЕДОВ. - Не хотят на оклад, деньги нужны каждый день. А это риск, что завтра работяги могут и не выйти на смену. За жизнь с ними поговоришь - все без жилья, снимать дорого, вот так по хостелам и мыкаются. Просто представьте, сколько в таком большом городе неустроенных людей...

Юлия ЗЕНГ, фото Валихана КОЯНОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее