3277

Кто бы знал, где упадёт...

Расследование очередной гибели рабочих на “АрселорМиттал Темиртау” потянуло за собой коллективные посадки. Однако ретивость правоохранителей и судей, совместными усилиями отправляющих подозреваемых за решетку, отнюдь не вызывает ощущения уверенности в справедливости разбирательств. Защитники взятых под стражу людей считают, что их назначили виновниками трагедии, к истинным причинам которой они не причастны.

Кто бы знал,  где упадёт...
Фото с сайта orda.kz

Напомним, 10 июня на кузнечно-прессовом участке цеха литья и поковок ТОО “КурылысМет” (дочерняя организация “Арселора”, располагающаяся на территории металлургического комбината. - И. М.) пятеро рабочих разбирали кирпичную кладку нагревательной печи №9. Примерно в 14 часов 30 минут на них обрушился свод. Огнеупорщики Александр МЕЛЬНИК, Бауыржан КЫДЫРХАНОВ, Сергей ДУСАЕВ и Жанибек АБДИРАСИЛОВ погибли на месте. Их коллега Николай УРЖУМОВ с тяжелыми травмами попал в больницу.

Случившееся несчастье повлек­ло за собой волну общественного негодования, ведь история ратующего на словах за безопасные условия труда иностранного инвестора просто пестрит скорб­ными датами. Счет жертв давно перевалил за сотню и продолжает расти.

Возможно, возмущение казахстанцев подстегнуло чиновников и сотрудников правоохранительных органов к всплеску служебной гиперактивности. Материалы специального расследования комиссии, выяснявшей причины группового несчастного случая, вызывают определенные вопросы, в том числе и к представителям госорганов. Но обо всем по порядку.

Пожалуй, стоит отмотать хронику событий к 23 января 2021 года. В тот день в кузнечно-прессовом цехе, где находились нагревательные печи №9, 10 и 11, обрушилась крыша: упали две плиты покрытия кровли. К счастью, никто не пострадал. Аварию тогда тоже расследовала комиссия. В своем заключении она порекомендовала огородить опасную зону, не допускать туда персонал, запретить эксплуатацию газопровода и печей... В общем, цех, где изготовлялись запчасти для ремонта арселоровского оборудования, остановили.

Рухнувший свод нагревательной печи №9.

Между тем осенью 2020 года проводилась проверка по вопросам промышленной безопасности конкретно злополучной печи №9. Тогда обнаружилось нарушение антикоррозийного покрытия, поверхностная коррозия и частичное нарушение футеровки. Было выдано предписание об устранении выявленных недостатков. В декабре прошлого года произошла контрольная проверка по исполнению предписания. Выяснилось, что нарушения никто устранять и не думал.

Зачем же в прошедшем июне огнеупорщиков, кстати, трудоустроенных в “АрселорМиттал Темиртау”, а не в “КурылысМете”, направили на разборку печи в потенциально опасный цех? По одной из предварительных версий, топ-менеджмент компании осознал, что покупать расходники на стороне выходит дороже, чем изготовлять их в дочернем кузнечно-прессовом подразделении, потому печи решили восстановить. Но сначала следовало убрать прохудившуюся кладку из огнеупорного кирпича, а потом приступать к возведению новой.

Стены в течение трех дней разбирали три разные бригады. Примечательно, что орудиями труда работников были обычные ломы и монтировка. Когда Мельник, Кыдырханов, Абдирасилов и Дусаев почти закончили доламывать кирпичи, на них рухнул свод, состоявший из металлических балок. Уржумову повезло оказаться чуть в стороне: он не крушил стены, а лишь грузил обломки в стоящий посередине печи контейнер.

После трагедии ожидалось, что спецкомиссия нащупает ключевые зацепки, которые потом полностью размотают люди в погонах. Полиция, к слову, сперва начала досудебное расследование по статье 156 УК “нарушение правил охраны труда” (предусматривает ограничение либо лишение свободы на срок до 7 лет). Однако через несколько часов дело переквалифицировали на статью 277 “нарушение правил безопас­ности при ведении горных или строительных работ” (предусматривает только реальный срок от 3 до 8 лет). В число потенциальных виновников попали 14 сотрудников “КурылысМета” и “Арселора”, коих спецкомиссия указала в своем акте ответственными лицами.

В то же время эксперты отметили в акте дефекты и повреждения, возможно, послужившие причинами обрушения печи. Это трещины в фундаменте, недостаточное опирание балок подвесного свода, некачественно прихваченные сваркой уголки, опирание несущей балки на кирпичную кладку футеровки. Важно, что часть конструкции крепилась 22-миллимет­ровым швеллером и четырьмя 16-миллиметровыми шпильками.

В момент аварии они сломались, что косвенно подтверждает: столь хлипкие детали не обладали должными несущими способностями. Но должны ли были эти железяки вообще находиться в печи? Вопрос, конечно, интересный. Потому что техническая документация по данному оборудованию на АМТ и “КурылысМете” отсутствует. Комиссии лишь предоставили чертеж, сделанный в период запуска объекта в эксплуатацию в 1964 году. Сколько ремонтов с тех пор произошло, никому не известно.

Тем не менее коллега погибших огнеупорщиков, специалист с 35-летним стажем, попросивший не называть его имени, решил поделиться собственными соображениями. По его мнению, конструкция печи когда-то была изменена. Никаких шпилек там в принципе не подразумевалось. Обычно свод устанавливается на жесткие металлоконструкции, которые обшиты с одной стороны броней, а с другой - выложенной футеровкой. И увидеть, что находится между ними, невозможно.

- Оказалось, что часть свода опиралась на футеровку и крепилась шпильками. Если бы это было известно, то разборку начали бы со свода, а потом перешли к стенам. Мы же не самоубийцы, чтобы допускать риск. Но все были уверены, что свод лежит на независимых конструкциях и упасть не может. Перед трагедией ребята пошли на обед. Там и стен-то почти уже не осталось. Свод, получается, какое-то время провисел на хрупких шпильках, которые в итоге не выдержали веса порядка 60 тонн. Мое предположение - вина за случившееся лежит на том, кто переделывал печь. А также на тех, кто не внес сведения об изменениях в документы. Как могли не предупрежденные об этом работники предугадать такой подвох и обеспечить безопасность? - объяснил огнеупорщик.

- Нам очень бы хотелось, чтобы следствие нашло ответы на вопросы о переделке печи: кто давал указания, кто исполнял работы, кто утратил документацию? Потому что именно от этих ответов зависит, виновны ли названные спецкомиссией лица в трагедии или же нет, - добавляет юрист Юрий ПАЛАМАРЬ. - А сейчас им инкриминируют вину лишь на основании их должностных инструкций.

В свою очередь адвокат Сабит ОМАРОВ недоумевает: отчего полиция, прокуратура и суды избрали жесткую линию по отношению к подозреваемым? Пятерых из 14 на момент подготовки материала уже взяли под стражу. А обжалование в областной инстанции не привело к смягчению санк­ций.

- Хочу обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, квалификация деяний. Следствие считает, что нарушены правила ведения горных и строительных работ. Однако нагревательная печь №9 не относится к зданиям и сооружениям, это оборудование. Полиция также ведет речь о демонтаже, а бригада, в том числе и погибшие, занималась ремонтными работами, - отмечает адвокат Омаров. - Во-вторых, статья 277 прописывает форму вины в виде неосторожности, выразившейся в преступной самонадеянности. То есть работники должны были знать о переделке печи и грозящей опасности, но все равно продолжать разбирать стены. Но они же ни о чем не догадывались. Поэтому в чем их вина? И в-третьих, какая необходимость задерживать и закрывать людей по этому делу? Полагаю, излишней жесткости послужил общественный резонанс. Но, позвольте, ни в одном нормативном правовом акте такое обстоятельство не предусмотрено. Вот и выходит, что защищая права одних, тут же нарушают права других граждан.

Стоит напомнить, что спецкомиссия пришла к выводу о стопроцентной вине работодателя в групповом несчастном случае. Между тем под стражу одним из первых попал гендиректор “КурылысМета” Андрей ЧЕРНОМАЗ. Он вступил в эту долж­ность около месяца назад и работодателем погибших не являлся - они числились в штате АМТ. За решеткой оказался также и. о. начальника участка цеха по ремонту малых печей “Арселора” Игорь СМИРНОВ. С санкции суда в следственный изолятор водворены еще три человека: главный инженер управления запасных частей “КурылысМета” Олег ЛОСЕВ, и. о. начальника цеха Дастан ЗИЯШЕВ и мастер участка литья и поковок Александр ЭРШТЕЙН.

Но любопытно еще вот что: чем все это время занималась армия чиновников из промбеза и инспекции по труду? Выносили предписания, которые не исполнялись? Видели аварийное оборудование, но ни разу не попросили документы на него? Почему не находится рычагов влияния на инвестора, способных принудить его работать в соответствии с нашими правилами и законами? Вероятно, сделать это очень сложно. Гораздо легче назначить виновных исходя из их должностных инструкций и притушить пожар общественного негодования серией арестов. А потом в прежнем спокойном режиме проводить не исправляющие ситуацию проверки. До следующей трагедии.

Ирина МОСКОВКА, фото автора, Караганда

Поделиться
Класснуть