11773

Пост сдали!

В Восточном Казахстане 11 сотрудников комитета транспортного контроля уличены в получении взяток

Пост сдали!

По сообщению антикоррупционной службы, все они облагали данью водителей большегрузных автомобилей. Только на одном посту области дальнобойщики оставляли от 10 до 50 тысяч тенге за беспрепятственный проезд.

С помощью установленных камер удалось зафиксировать два десятка эпизодов по передаче взяток. Как отрапортовали борцы с коррупцией, четыре человека арестованы, остальные полностью признали свою вину и активно сотрудничают со следствием. Это означает, что чиновники мечтают о процессуальных соглашениях с минимальными штрафами и отделаться легким испугом. Но можно ли считать это достаточным?

По какой причине дальнобойщики соглашаются давать взятки? Не из-за отсутствия же огнетушителя! Все дело в том, что движение большегрузных фур по респуб­ликанским трассам ограничено. Например, каждый год растет число платных дорог. Чтобы передвигаться по ним, водители фур должны платить 25 тенге за один километр. В этом году, по планам правительства, около шести тысяч километров республиканских трасс должны стать платными, а в пятилетней перспективе их протяженность возрастет до 11 тысяч километров. Несложно подсчитать, что это добавляет к себестоимости перевозок приличные суммы.

Водители на регулярной основе сталкиваются с запретами на проезд по той или иной дороге. Например, они бывают сезонными - из-за погодных условий или в целях сохранности асфальтового покрытия. Но товар не будет ждать, пока господа чиновники поднимут шлагбаум и разрешат проезд. По сути, казахстанские дороги - это один сплошной барь­ер для тех, кто трудится в сфере грузоперевозок.

Кстати, есть один любопытный нюанс: платными дорогами, ограничениями проезда по ним у нас занимаются чиновники одного и того же ведомства - Министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР). Поэтому посты комитета транспортного контроля постоянно привлекают к себе внимание антикора и несколько раз в год сообщается о задержании того или иного сотрудника. По факту это нисколько не влияет на коррупционные рис­ки в ведомстве.

Понимая это, в МИИР регулярно проводят различные “круглые столы”, открыли проектный офис “Адалдык Аланы”, а в начале года тогдашний председатель Агентства по противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ даже приезжал в министерство, чтобы обсудить проблему с его руководством. Увы, все эти меры не приносят никаких результатов, и связано это с отсутствием системного подхода к решению проблемы. Фактически задержание очередного взяточника в большинстве случаев заканчивается одинаково - признанием вины и процессуальной сделкой. Преступник получает штраф, антикор - галочку об успешном раскрытии дела, а в целом ситуация не меняется. То есть поборы продолжают новые сотрудники, заступившие на пост.

Есть вероятность, что нечто подобное произойдет и сейчас в Восточно-Казахстанской области. Однако у антикоррупционной службы есть шанс переломить ситуацию, но без помощи прокуратуры тут не обойтись. Для этого необходимо раскрыть всю “пищевую цепочку” взяточников. Уже есть 11 задержанных, мечтающих о штрафе. При взятке в 10-20 тысяч тенге они заплатят в бюджет пару миллионов и вздохнут с облегчением. Сейчас важно выяснить, с кем делились инспекторы.

Есть большая вероятность, что в числе выгодополучателей окажутся и представители правоохранительных органов, того же местного антикора и областной прокуратуры. Но пока они крышуют этот вид “услуг” и остаются в тени, дальнобойщики будут и дальше платить от 10 до 50 тысяч за беспрепятственный выезд на трассу. По некоторым данным, только один такой пост может собирать ежегодно до 500 миллионов тенге.

При этом государство не получает никаких денег и ремонтирует дороги за свой счет. По сведениям МИИР, речь идет примерно о 40 миллиардах тенге ежегодно. Вот и выходит, что простых водителей обкладывают очень высокими тарифами на проезд по респуб­ликанским дорогам, тем самым подталкивая их к даче взяток тем, кто стоит у шлагбаума. А государство, вместо того чтобы убрать барьеры, ограничивается лишь наказанием мелких исполнителей, пойманных с 10 тысячами тенге, чтобы к концу года набрать нужное количество раскрытых преступлений и отчитаться о высоких результатах. Правда, все это напоминает лишь имитацию борьбы с коррупцией.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Виктора Сухорукова, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее