10219

Сами внедрили - сами и “слили”?

Версию следствия по “хоргосскому делу” о том, что в их агента Саныча, героя наших многочисленных публикаций, стреляли и угрожали ему, чтобы получить нужные для КНБ сведения на высокопоставленных финполовцев, решительно опровергли эксперты.

Напомним, в апреле 2011 года сотрудники финпола провели серию громких арестов: из Арабских Эмиратов экстрадировали подавшихся в бега Талгата КАЙРБАЕВА и Бахыта ОТАРБАЕВА, которых борцы с коррупцией заподозрили в причастности к контрабанде. Позже в Бишкеке арестовали начальника департамента таможенного контроля Алматинской области Курманбека АРТЫКБАЕВА, следом были задержаны начальник 5-го департамента КНБ Талгат ЖАКАЕВ, начальник управления этой же спецслужбы Ирлан АБДРАХМАНОВ, замначальника департамента КНБ Акмолинской области Бахытбек КУРМАНАЛИЕВ, начались аресты сотрудников таможни рангом ниже, брокеров и коммерсантов. Были задержаны и помещены на склад временного хранения 27 грузовиков с контра­бандой на борту и 11 вагонов с товаром. А раскрутка уголовного дела началась с показаний агента Саныча, внедренного финполом в окружение контрабандистов (подробнее об этом чуть позже).
Правда, в то время ни агент, ни его кураторы от финпола не знали, что сами стали фигурантами дела групповой оперативной проверки (ДГОП) “Караванщики” - дела о причастности некоторых (теперь уже бывших) офицеров финансовой полиции к коррупционным преступлениям, связанным со злополучным “Хоргосом”. Приоткроем завесу тайны - тем более что на сегодня эти материалы официально рассекречены и находятся в Генеральной прокуратуре.

И так, в феврале 2011 года под общим руководством Генпрокуратуры и КНБ была создана оперативная группа во главе с Талгатом Жакаевым. Комитетчикам поставили задачу отработать приграничные с Китаем и Киргизией таможенные переходы, чтобы подтвердить или опровергнуть оперативную информацию о существующих в околотаможенной сфере преступных схемах контрабандного перемещения товара, организованных группировкой контрабандистов и коррумпированными представителями правоохранительных органов.
Под колпак спецслужб попали сразу несколько руководителей таможенных служб, была задокументирована их причастность к этим теневым схемам. Так, свое покровительство контрабандному ввозу товаров из Китая руководители Алматинской областной таможни оценили в 4000 долларов с каждой автомашины. Причем была выстроена цепочка, по которой передавались деньги. Чекисты подсчитали, что в среднем ежемесячный теневой сбор составлял порядка 3 - 3,5 миллиона “зеленых”, которые делились по принципу старшинства - чем выше ранг таможенника, тем больше размер дани. Например, начальник управления таможенного контроля имел под сотню тысяч долларов в месяц.
Кроме того, коттедж уважаемого (в те годы, разумеется) генерала, известного в узких кругах своим суровым нравом и жестокими кадровыми репрессиями по отношению к проштрафившимся подчиненным, казахстанские верещагины, причастные к конт­рабанде, купили за миллион “американских тенге”, хотя фактическую стоимость недвижимости риелторы оценили всего в 300 тысяч долларов. В этой схеме оказались замешаны и некоторые финполицейские. Комитетчики установили: руководители городской таможни, создавшие весьма благоприятные условия для провоза контрабанды, не остались незамеченными сотрудниками финпола, и отдельные борцы с коррупцией взялись за обеспечение безопасности конт­рабанды из Китая. Но все эти сведения требовали неопровержимых доказательств. Тогда полковник Жакаев внедрил в окружение таможенных бастыков своего агента, назовем его Ореке. Тот с санкции Генпрокуратуры стал фиксировать все факты сбора и распределения средств, нажитых конт­рабандным путем.

Пока Ореке собирал информацию, в апреле 2011 года внезапно уволился начальник областной таможни Артыкбаев. В те дни в кулуарах силовых структур не умолкали разговоры о том, что полковник Артыкбаев назначен на должность заместителя министра внутренних дел и со дня на день будет озвучен официальный приказ. На одной из встреч с комитетчиками Ореке сообщил: с ним встретился некий Талгат МАХАТОВ (он же агент Саныч), передавший предложение, сделанное финполовцами руководству городской таможни: после увольнения Артыкбаева весь поток контрабандных грузов будет направляться в Алматы. А прежний “кассир” финпола по имени Кайрат “уволен”. В качестве доказательства агент КНБ передал кураторам аудиозапись, на которой Махатов запрещает Ореке платить Кайрату и называет себя новым “кассиром” финполовской крыши.
А чтобы Ореке (выдававший себя за доверенное лицо руководства таможни Алматы) поверил в искренность Махатова и его возможности, 30 марта 2011 года за подписью зам­начальника ДФП Алматы Е. ИБРАИМОВА на имя начальника ДТК южной столицы М. БАЙМУХАНБЕТОВА было направлено письмо. В нем говорилось, что в Алматы прибудут семь машин с товаром, принадлежащих некоему Тахиру. А на борту, как вы уже, наверное, догадались, контрабандный груз. Спрашивается, зачем руководству финпола нужно было предупреждать таможенников о контрабанде? Не проще ли взять и задержать конт­рабандистов и закрывших на это преступление глаза таможенных начальников?
Но, видимо, здесь началась своя игра, потому что впоследствии Талгат Махатов встретился с тем самым Тахиром, и... тема контрабанды была закрыта. Судя по всему, не за красивые глаза. Осведомленные источники свидетельствуют: в материалах ДГОП “Караванщики” указано, что Тахир отдал за покровительство со стороны некоторых таможенников и финполицейских 300 тысяч долларов. Правда, к этому времени комитетчиков, работавших по делу “караванщиков”, арестовали по подозрению в причастности к “хоргосскому делу”...
А теперь вернемся к показаниям агента Саныча-Махатова, что сотрудники КНБ путем угроз заставили его оговорить сотрудников финансовой полиции. В КНБ борцов с коррупцией заверили: гражданину Т.Б. Махатову никто не угрожал, насильно к заместителю председателя не заводил, над головой не стрелял и показаний не выбивал. А чтобы у финполовцев была возможность убедиться в этом, из КНБ в АБЭКП передали рассекреченные аудио- и видеозаписи разговоров между офицерами спецслужбы и Талгатом Махатовым, которые состоялись 13, 17 и 22 августа 2011 года. Видимо, наличие этих записей и вызвало у финполовского следствия сомнение в достоверности показаний своего агента, и старший следователь по особо важным делам республиканского финпола Р. БЕКЖАНОВ назначил экспертизу.

Из постановления подполковника Бекжанова

“4 августа 2011 года Б. Отарбаев путем обмана и угроз физического насилия, оказывая моральное и психологическое давление, вывез Махатова Т. в баню, расположенную в Каскленском ущелье Алматинской области. По пути Отарбаев вывел Махатова из машины и выстрелил из пистолета около его головы. Затем дал два листа с текстом, в котором отражены сведения, копроментирующие должностных лиц финансовой полиции.
Проследовав в баню, Махатов Т. был вынужден сообщить информацию о якобы противоправных действиях должностных лиц финансовой полиции. 12 августа Отарбаев заставил Махатова вылететь в Астану для встречи с руководством КНБ РК, при этом сопровождал его. Комитетом национальной безопасности РК органу уголовного преследования предоставлены рассекреченные материалы ОРД, скрытые аудиовидеозаписи разговоров между Махатовым и сотрудниками КНБ, произведенные 13, 17 и 22 августа 2011 года. Возникла необходимость назначить по имеющимся видеоаудиозаписям судебно-филологическую экспертизу...”.
Руководство центра судебных экспертиз поручило производство Асету СВАНКУЛОВУ. Специалист с двумя высшими образованиями - филологическим и юридическим, магистр филологии, эксперт с 10-летним стажем Сванкулов принялся за работу. Его заключение составило 17 листов.

Из заключения эксперта Сванкулова

“Семантико-синтаксический анализ представленных текстов разговоров от 13, 17 и 22 августа 2011 года свидетельствует об отсутствии в речи собеседников Т. Б. Махатова смыслового компонента возможности причинения Махатову неприятностей, зла, создания для него какой-либо неблагоприятной ситуации. Предоставленные тексты содержат общую тему, которая сводится к обсуждению хода расследования уголовного дела по фактам экономической контрабанды огранами финансовой полиции, а также коррумпированности сотрудников финансовой полиции. Используемые Махатовым речевые ходы по отношению к собеседникам направлены на предоставление сведений о коррумпированности сотрудников финансовой полиции, необъективности расследования уголовных дел по фактам экономической контрабанды, а также на побуждение к совместной деятельности в целях изобличения сотрудников финансовой полиции...”. (Стилистика и орфография сохранены. - Ред.)

Между тем еще 27 декабря 2011 года подполковник Бекжанов предоставил экспертам аудиовидеозаписи. То есть следователи финпола сами по полной программе “слили” внедренного ими же агента, указав в постановлении о проведении экс­пертизы его полные паспортные данные!
Появится ли рассекреченный Талгат Махатов в импровизированном зале судебных заседаний в СИ-18? Вопрос, конечно, интересный... От ответа на него зависит многое, а по большому счету - окончательный результат самого громкого судебного процесса в истории Казахстана.
Впрочем, судебный процесс по “хоргосскому делу” только начался и обещает нам - с Санычем или без него - еще много интересного.

Тохнияз КУЧУКОВ, kuchukov@time.kz, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

22.06.2013

Поделиться
Класснуть

Свежее