3611

Островок сокровищ

Алматинская учительница Ольга Мартынова живет в музее: в ее доме коллекция удивительных вещиц, а в саду - редких растений

Островок сокровищ

Больше 700 башмачков, из которых можно выпить, приколоть на грудь или даже надеть и подлечиться. Сотни звонкоголосых колокольчиков. Чайники всех видов и мастей. А еще “пьяный кочет”, возглавляющий огромную коллекцию петушков.

Свои сокровища хозяйка привозит из путешествий, находит на рынках, покупает у художников. Несколько раз новые экспонаты ей присылали из-за границы совершенно незнакомые люди - так и писали: “Эти самовары должны поселиться у вас!” Ольга Мартынова уже не удивляется - она ведь не предметы коллекционирует, а человеческие истории.

Есть у нее еще одна “коллекция” - немыслимое количество учебников по математике и казахскому языку, шутки от ее маленьких учеников. Она их учит математике, они ее - смотреть на жизнь с радостью и любопытством.

О сирени, которая буйствует по весне в саду Ольги Мартыновой, мы уже писали. Говорит, что после публикации ее стали узнавать на улице. Но Ольга Юрьевна - садовод-ньюсмейкер: за первоцветами приходит пора пионовой феерии - и так до первого снега. А зимой непременно нужно заглянуть к ней на чай и поразиться масштабам коллекции удивительных безделушек, для которых, кажется, уже и места на стенах нет.

Удивительно, но первыми башмачками, которые стали началом коллекции “обуви”, которой любая модница позавидует, стали первые сандалии самой Ольги Мартыновой. Собрала их по одному от двух пар бабушек и дедушек. Так в семье поделили реликвию. Позже к ним по соседству примостились сандалии младшего сына. Еще один из самых драгоценных раритетов - крошечная, в форме туфелек, брошка прапрабабушки.

Немка по происхождению, Альбертина РЕЙНГОЛЬД, приехавшая еще в царскую Россию и трудившаяся в услужении, очень ею дорожила. Когда в Новороссийск пришли гитлеровцы, женщина закопала брошь в саду. Потом ее откопали и очистили. А теперь пара туфель тусклая, темная: брошку повредил пожар, который изрядно поубавил коллекцию Ольги Юрьевны.

Задел огонь и лыковые мокроступы. Дядька на базаре еще очень обиделся, когда восхищенная покупательница назвала их лаптями. Объясняем: это очень похожий на лапти “инструмент” для закаливания. Положишь в них травок-муравок и ходи - ни мозолей, ни отеков, ни инфекций. Есть калоши - крошечные, но при этом самые настоящие. Их Ольге Юрьевне добыл отец в Ташкенте, с завода, где пекут эту самую проходимую обувь.

Огромный башмак (на самом деле подставка для вантуза) она приперла из Вильнюса, чем поразила таможенников до глубины души - такого добра туристы еще не вывозили. Пришлось писать объяснительную.

А иногда, пусть и косвенно, башмачки умудряются наследить в историях о любви. Как-то Ольга Юрьевна встретила женщину, которая окончила училище при знаменитом Дулёвском фарфоровом заводе. И ее коллекция начала прирастать эксклюзивно для нее вылепленными башмачками. Но однажды мастер призналась: “Туфель больше не будет, не проси - выхожу замуж и уезжаю во Францию. Личная жизнь дороже!” Оказалось, она еще и в инязе училась, вот подруга-переводчица и попросила ее подменить на экскурсии и показать город гостю-французу.

- В 2014 году из Европы я вывезла 40 экземпляров петухов. Вот этого в Нюрнберге сделали прямо на моих глазах из какой-то сухой травы. Раз-два - и красота! - переходит к своей птичьей коллекции хозяйка. - В этом отношении мне обидно за казахстанских художников - мастеров много, а показать свое искусство им негде. Что наши ярмарки мастеров? Аренда неподъемная, да и мест, где они могли бы собираться, нет. Творческие люди незаметны, а ведь они делают удивительные вещи, наполненные жизнью.

С чего началась ее тяга к коллекционированию, Ольга Мартынова не помнит. Одноклассники говорят, что у нее была шикарная коллекция кактусов. Но ей врезалась только подставочка под них. Собирала яркие фантики от конфет, марки. Даже фигурки из киндер-сюрпризов - их, кстати, сначала вручную раскрашивали воспитанники художественных училищ. “Сладкую” коллекцию подарила внучкам своей подруги. Собрание нежных открыток - дочери подруги.

А петухи - их, кстати, сейчас 267 - живут у кровати хозяйки, по утрам будят. На полке красуется деревянный, вручную раскрашенный красавец со шпорами с необычным для петуха именем Нурахмет. Это отсылка к студенчеству Ольги Юрьевны, когда она была единственной девушкой по своей специальности на факультете машиностроения. Однокурсник Нурахмет подарил ей эту фигурку на 24-летие. К чему такой подарок, спустя много лет именинница так и не разгадала.

На вопрос, пропадали ли экземпляры из ее коллекции, Ольга Мартынова пожимает плечами: не такой народ к ней ходит, да и ценности в милых сердцу безделушках не так и много. Больше эмоций. А вот ее однажды заподозрили в воровстве - на блошином рынке подобрала она с пола медный ботинок, малюсенький, с ноготок. Наверное, смахнули с прилавка. Вернуть хотела. Бабуля-продавец строго так на Ольгу посмотрела: “Ну и что ты украла? Помни, человек стоит того, что он украл!”

- Стоил тот башмачок 15 тенге. Купила. А сама со стыда чуть не провалилась, - признается Ольга.

И тут же рассказывает про мечту, которая стоила для нее… 50 копеек. Она так хотела валдайский колокольчик, который звоном встречал и провожал ее у дверей. Купила в Ленинграде. Папа сделал для него кронштейн.

- А потом подруга как-то обронила, что много стало продаваться колокольчиков - можно коллекцию собрать. И Остапа понесло… - смеется хозяйка.

Теперь колокольчиков уже не сосчитать, они перезваниваются, как будто общаются друг с другом.

С легкой руки мастера Севы ДЕМИДОВА Ольга увлеклась коллекционированием чайников - в форме часов, наперстков, даже из соленого теста. Из красивых чайных пар душевный напиток вкус­нее в разы.

В деревянном, 1932 года постройки, доме нет телевизора. И ни пылинки на десятках полочек и подставочек.

- Разбирать свои сокровища я могу целый день - расстилаю на полу простыню, сижу, вспоминаю, рассказываю им, как жизнь моя идет, - смеется хозяйка. - Мне часто говорят: это музей. На экскурсии в Уральске мы так хотели попасть в музей старых вещей - его открыли два друга просто так, чтобы люди ходили, смотрели. Но товарищи из акимата погрозили пальцем: что это за музей без кассы и смотрителя?! На этом история уральского музея закончилась. А я так не хочу - пусть люди свободно смотрят.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть