2712

Если вас полюбит лошадь

На Сашу КАРПОВУ, одну из самых юных участниц жорга жарыс (это традиционные скачки на иноходцах), всегда охотятся репортеры. Еще бы - тоненькая, как струнка, маленькая блондинка на взмыленном скачкой жеребце всегда привлекает внимание. А уж когда она приходит к финишу первой, ипподром взрывается: старики благословляют, соперники поздравляют. Сегодня 10-летняя алматинка возрождает традицию - в старину в таких скачках участвовало много девушек и женщин, сейчас в основном мальчишки и мужчины.

Если вас полюбит лошадь

- Вчера только вернулись со скачек в Талдыкоргане - взяла первое место! В школу сходила сегодня с утра, написала СОЧ - и за работу, - щебечет Саша.

Работает ловко - коней (в том числе Алекса, с которым пришла к победе) нужно вычистить, выгулять и хорошенько с каждым поработать, выполнить комплекс упражнений верхом. Покормить. Напоить. А еще почистить денники и вывезти отработанный материал на большой ароматной тачке.

- Страха нет, хотя национальный спорт очень опасный, всадники и кони часто получают травмы. В этом плане байга очень жесткое соревнование - там и кругов много, и под конец скорости просто бешеные. В жорге тоже есть риск: твою лошадь могут попытаться убрать соперники - ударить камчой, причмокнуть, крикнуть, чтобы она испугалась. Волнуюсь только в первые секунды, а потом команда к старту - и думать уже некогда. К тому же всадник должен не только вести гонку, но и вытирать пот со лба лошади, стекающий ей в глаза. Мы одно целое! - рассказывает Саша. - О соперниках не думаю - соревнуюсь сама с собой. Я для себя самый сильный соперник. И нужно обогнать свой вчерашний результат.

Национальными скачками жорга жарыс девочка увлеклась только в этом году. И уже побывала на нескольких соревнованиях - в Семее, Уштобе, Алматы и Талдыкоргане. Возвращалась всегда с призовыми местами. Училась быстро - видела, как работают другие всадники, разговаривала и тренировалась со стариками-жокеями, а потом с мамой обточила теорию в седле. С Сашиным-то бэкграун­дом в любительских скачках, конкуре и рабочей выездке это было несложно.

И все же дело это непростое: хотя жорга жарыс всего несколько километров, главное условие - конь должен идти иноходью. Но скакун ведь тоже входит в раж, срывается в галоп, забывает скакать “правой-левой”, и нужно, не теряя драгоценных секунд, его урезонить.

Победа в скачках - это не только триумф для самооценки, но и хорошая финансовая подушка для ездока. Владельцы первоклассных скаковых лошадей чтут кодекс чести и делятся выигрышем с тренером и жокеем. В традиционных казахских дисциплинах его называют шабандоз. Аульские мальчишки, научившиеся скакать раньше, чем ходить, кормят семьи. Шабандоз Саша тоже теперь добытчица - первые серьезные выигрыши она потратила с пользой: закупила сена на зиму своим подопечным, приобрела себе телефон, подарила маме планшет!

“Выросла в опилках” - это, оказывается, не только про цирковых: рожать Сашу ее мама Ольга КАРПОВА, инструктор по верховой езде, уехала прямо из конюшни. И сразу после родов вернулась к работе, коляску с малышкой ставила у денников. А нянчила крошку ослица Леди с необъятным материнским инстинк­том. Когда девочка в коляске начинала хныкать, она ее своим “иа-иа” укачивала.

Научилась малышка сидеть - сразу на коня. В полтора года Саша уже ездила верхом на своей ослице-няньке. В пять лет стала участвовать в детских скачках на осликах, пони и лошадях. На первом соревновании упала со своего ослика, да еще и перед трибуной. Зрители ахнули: убилась! Но юная наездница поднялась и продолжила гонку на своих двоих. Так и финишировали: ослица без седока и Саша, бежавшая с хлыстом.

- Шанс - конь-болтун, видите, он вам улыбается и рассказывает последние сплетни. Принц - пони, а это самые “неудобные” лошади: у них ужасный характер и падать с них больнее - не успеешь поду­мать, как уже на земле, - просвещает нас Саша. - А еще лошади умеют плакать - от тоски, если не приходит хозяин, или от обиды, как Принц, если его обзывают плохими словами. Плачут такими большими слезами, сердце рвется… Зайти поболтать к гривастым и чмокнуть в мягкий нос - тоже обязательный элемент ухода.

- Из всех лошадей, что стоят здесь в конюшне, только один наш с мамой. Остальные ждут своих хозяев. Они их узнают, слушаются. Но, если тебя полюбит лошадь, ты за нее потом пойдешь в огонь и в воду. Не ты находишь лошадь, это лошадь находит тебя, - огорошивает вдруг Саша.

Откуда такие мысли у девчонки?

Оказывается, ее Руфус, коренастый монгольский жеребчик с хулигански торчащей гривой и скверным характером - кусается и сбрасывает спесь с других седоков, Сашку однажды спас от серьезных травм.

- Мы поскользнулись и падали вместе, так он специально подгадал упасть на колени и мягко, чтобы я не свалилась в кучу стоек и жердей, - улыбается Саша. - А однажды перед самыми соревнованиями из-за моей ошибки на тренировке конь захромал, выступать пришлось с блокадой. Мне было так стыдно перед ним!

- Конники падения не считают. Вот и Саша у нас такая же: и кусали ее кони, и сбрасывали, - шокирует историями Ольга Карпова. - Однажды чуть сердце не выпрыгнуло не только у меня, но и у пяти других тренеров: конь понес, Саша никак не могла привести его в чувство, а впереди стена! Он резко перед ней затормозил, а Саша повисла в стремени. Осторожно, чтобы не напугать животное, я подошла к ним. Саша молча - плакать было нельзя - вытащила ногу из стремени, скатилась на землю. А конь Кузя посмотрел на нее: и чего ты тут валяешься? В другой раз после падения Саша поднялась и спросила: “Мам, а чего это тебя так много? Сразу пять или шесть…” Сотрясение. Пришлось уложить ее в кровать. Как же она рвалась на конюшню!

В день нашего визита возле девочки крутится ее одноклассник - помощник и ученик. Как заправский инструктор, Саша водит коня с ездоком на корде, ставит посадку. По секрету от мамы маленькой наездницы Ольги узнаем, что здесь мальчишка в качестве наказания за то, что девочек в школе дразнил и обижал. Перевоспитывать задиру будут лошади.

- Если ребенок хулиганит, возможно, он хочет привлечь к себе внимание, - считает Ольга. - Нужно направить его в полезное рус­ло.

Семья Карповых маленькая - мама да дочка, больше не на кого рассчитывать.

- Смотрите, я надстроила здесь второй этаж, - показывает Ольга уютную комнату отдыха при конюшне. - Сама здесь тянула проводку. У меня, как у хорошего мужика, и болгарка есть, и сварочный аппарат. Дочку тоже ращу самостоятельной. Да и работа у нас суровая - здесь жизнь и смерть. Саша взрослеет быстрее своих сверстников. А в игрушки все равно играет - придет домой из конюшни и давай возиться со своей коллекцией фигурок лошадей. Мечтает стать ветеринаром и продолжать выступать в конкуре и жорге.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее