1891

Ангелы на дне

Театральная постановка "из реальной жизни" окончилась трагическим финалом еще до премьеры.

Ангелы на дне

В Алматы рождается новый спектакль. Все герои в нем - реальные люди. Сюжет - практически документальный. Главный персонаж Ощ заключил со сценаристкой Алиной АБИЛКАЛАМОВОЙ договор: сыграть жизнь. Без репетиций, условностей, нравственных и социальных рамок. Жизнь на самом дне. Ощ - это Слава ОЩИНСКИЙ, диссидент и последний панк Сибири. Жизнь-сценарий писали год. Начали работать над постановкой. А неделю назад в театре узнали: Ощ путешествовал автостопом. Его сбила машина. Насмерть.

Спектакль "Дочкин папик" - детище самого бродячего из всех неформальных театров в стране. Труппа не имеет своего угла, поэтому "АсАбАлАр" готов к нестандартным решениям. Они уже делали спектакль вскладчину со всеми занятыми в нем актерами. Теперь этот эксперимент.

- О том, кто такой Ощ, я узнала во время своей учебы в Томске, там мы и познакомились. Но общаться начали больше, когда я переехала в Алматы. Он написал мне первым. Мы говорили об искусстве, - вспоминает Алина Абилкаламова. - Кстати, все монологи в спектакле его, у него прекрасный слог. Я уже выводила прототип Славы на сцену в спектакле "Связной", где я дебютировала как сценарист. Ощ увидел ту постановку в записи. Позже родилась идея сделать документальный спектакль.

Личная переписка. Откровенные истории. Единственное, что не мог сценарист, - так это влиять на жизнь героя. Тот действовал по своему плану: хакнуть эту реальность и превратить "великую несправедливость в невиданное в этом мире добро".

Сценарий пролежал на полке около двух лет. Авторам идеи все это время не хватало в нем актуальности. И вот прорвало.

- Кстати, Ощ давно хотел приехать в Алматы. Еще до того, как это стало мейнстримом, - добавляет Алина.

Премьера назначена на начало декабря. Мрачные своды арт-убежища BUNKER, пожалуй, идеальное место для этой истории. Четыре артиста должны будут погрузить зрителей в беспросветный мир своих героев. На сцене появится Ощ, его возлюбленная - юная Валя, еще одна женщина панка Катя и ее новый любовник.

Такой замкнутый квадрат из жажды легкой жизни за чужой счет, свободы, удовольствий и судорожных поисков любви. Ее хочет никем никогда не любимая сирота из глубинки Валя. Ее жаждут вечно пьяные паразиты-приживальщики Катя и Рома. Любовь - топливо для главного героя, мечтающего спасти и обогреть всех, кто рядом. Ведь именно в такие моменты с того дна, где барахтаются эти люди, видны крылья ангелов. Кстати, все, кто знал последнего панка, уверяют: он в них, ангелов, реально верил.

- Похоже, в постановке будет все, что так лелеет сегодня современный театр. Перед зрителем выворачивают тошнотворные подробности существования самых заблудших душ, смакуют каждое скверное словцо…

- Признаю свое фиаско, я не смогла вырезать из слов героев матерные фразы и слова - так органично они вплетены в их речь и образ, - улыбается Алина. - Раз уж мы взялись за панковскую тему, ожидаемо, что в ней будет и что-то нецензурное. Но для меня эта история еще и о потерянном поколении. Тех, кто родился в восьмидесятых и был достаточно взрослым, чтобы осознать крах системы, но слишком маленьким, чтобы что-то с этим сделать. С этим разломом мы теперь и живем. И эти люди - крайний полюс потерянного поколения.

- А может, не стоит искать смысл там, где его нет? Этим людям просто нравится прожигать жизнь. Зачем нам еще один спектакль, после которого хочется помыться?

- Честно говоря, я сам терпеть не могу такие истории, где все в дерьме. А герои настолько погружены в эту мрачную бытовуху, что хочется крикнуть: "Чего ж вы не умираете?" Но наша история прежде всего о любви, - держит удар режиссер Артур АСЛАНЯН. - Нереальной. Потому что сложно даже представить такие отношения. Но в отличие от многих вещей про днище наши герои хотят из всего этого выбраться. Чего стоит одна только фраза: "Давай уедем! Не хочешь в Москву, давай хоть в Америку!" Они мечтают. Спасаются и спасают.

Артур берет в руки скучающий у сцены баян и начинает играть. Очень странно - совсем не панковская тема! И тут нам открывают маленький секрет: инструмент в постановке тоже перевоплотится. Ведь Ощ - талантливый программист. И баяну придется стать на время лаптопом.

- Вы узнали о смерти прототипа главного героя Оща за две недели до премьеры. Изменилось от этого что-то в постановке?

- Технически нет. Лично для меня добавилось больше трагизма, - отвечает Артур Асланян. - Появились новые смыслы. В том числе и в том, как добиваться счастья. Герою сразу стало все понятно.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть