3896

Наши корреспонденты побывали на старейшем алматинском голубином рынке

Окрылённые

Если верить историкам, функционирует Верненский рынок, что в Малой Станице, уже 165 лет. Когда-то гремел - сюда везли лучшую птицу. Сейчас всего несколько стихийных рядов и сообщество энтузиастов. По старой привычке они приходят сюда каждое воскресенье и торгуют, пожалуй, больше в своем тесном кругу. Мужики жалуются: умирает базар, как и романтика гонять голубей по крышам. Или все же живет? Крепкие птицеводы с репутацией содержат по тысяче особей, продают птицу за рубеж, а голубятни строят самые современные!

На базаре в основном взрослые мужики, часто уже седые. Те самые мальчишки, прожившие детство без компьютеров и интернета, босоногими гонявшие по крышам белокрылых. Святая традиция - прийти к рынку в воскресное утро. Некоторые даже не поторговать и прицениться - за общением. Над базаром курится вкусный дымок. В казане томится плов. Руки греет чаек. При желании градус можно и повысить. Нам тоже гостеприимно предлагают махнуть рюмочку. Для коммуникабельности.

В хороший день, признаются завсегдатаи, на базаре не протолкнуться. Но под зиму не каждый купит себе новую птицу - корм дорогой. В голубином меню обычно пшеница, ячмень, просо, кукуруза. Средняя цена килограмма пшеницы на точке 140 тенге.

- Для того чтобы потратить деньги на голубей, их нужно еще где-то заработать, - шутит Шермухамет-ага. - Утречком встал, накормил птицу и бегом на работу. У нас тут кого только нет: и дворники, и академики, и генералы. Но здесь мы все равны. Твоя репутация - голуби.

Сразу расставляем точки над “i”: есть здесь голубятники и голубеводы. Первые беспринципны. Могут поднять свою стаю, чтобы отбить чужих голубей. Грешат и с породами, и с качеством птицы. Вторые к делу подходят с душой и по науке.

Встречаются голубеводы не только в неформальной обстановке утреннего базара. До пандемии Федерация голубеводов Семиречья регулярно организовывала выставки птиц, часто монопородные. Посмотреть и закупиться приезжали к нам даже из-за границы.

Самая ходовая порода на базаре - узбекские двухчубые. Птица недешевая. За чистотой породы хозяева следят строго - воюют за каждое чуждое экстерьеру перо. Но можно купить и бакинцев, то есть бойных голубей. Кстати, стиль полета и кувырки в небе, так называемая игра, у каждой птицы свои. И красоваться так могут не все, а только самородки птичьего мира.

В отдельных клетках голуби, которых называют кормильцами. Порода - нью-йоркские высоколетные голуби. А прозвище такое по прямому использованию. Породистые голуби короткоклювые и выкормить сами свое потомство не могут. Вместе с аристократами птичьего мира и держат голубеводы таких работяг. Меняют их яйца или птенцов местами, как придет срок. И кормильцы выращивают элитных пискунов.

- А вы знаете, что голуби - одна из трех птиц, которые выкармливают своих птенцов молоком? - огорошивает нас Вячеслав ВОЛКОВ. - В зобу у них вырабатывается специальный секрет - молочко, которое смешивается с отрыгиваемым кормом. Этим они и подкармливают пискунят. В природе так происходит еще у пингвинов и фламинго.

Один из самых серьезных кризисов в голубеводстве случился в 1990-х годах. Эмигранты увозили с собой и любимых голубей. Теперь нашу птицу встретишь вез­де, где живут выходцы из Союза. Потом птиц снова стали завозить к нам. Появились перспективные производители.

У Александра ИЛЬИНА трое сыновей. Сегодня на базар он пришел с младшим. Все с надеж­дой, что заинтересуется пацан и подхватит увлечение отца. Это большая и общая боль практически всех местных мужчин - отцов и дедов. Как заведенные, повторяют они одну фразу: “Мы последнее поколение голубятников!”

- Этому разве научишь? Или легло на душу, или нет. Голубь раньше стоил рубль. Откуда такое богатство? У родителей не возьмешь на такое дело. Птицу нужно было добыть. Или выиграть в асыки… - вспоминает Александр.

Владимир ШИБУЛИН голубями занимается уже 55 лет. Увлекся птицей в первом классе. Завязать со своим увлечением пытался не раз, но, как только увидит их полет в небе, сердце щемит.

- Жена говорит: если бы ты столько лазил по мне, как по своей голубятне, я была бы самая счастливая женщина, - смеется Владимир. - А вообще, жены - народ переменчивый. Продашь хорошо птицу на базаре, деньги домой принесешь, и довольна она твоим хобби. Идти на поводу у вас нельзя. Вы всегда в оппозиции к мужским увлечениям. Но это, конечно, дорогое удовольствие. Когда я держал около 350 голубей, на зиму покупал семь тонн ячменя, не считая кукурузы и прочего корма. Сейчас голубей держу для себя. А кормят меня попугаи. Есть и говорящие. Вот сейчас только продал такого, его короночка: “Кто чай не пьет, тот чмо”.

Владимир вспоминает, как впервые мальчишкой пришел на этот птичий рынок вместе с отцом. А потом каждое воскресенье ездил сюда на первом семичасовом автобусе, чтобы лучшую птицу не раскупили.

- Сейчас птица пошла полированная. Кого тут только нет! - продолжает он. - Но есть породы, которые ушли вместе со стариками-голубятниками. В основном люди держат недорогих голубей. А в клетках и вовсе декорации. Хорошую птицу кто на базар вынесет? Так, излишек продают…

Идем по базару. Весельчак-цыган Рудольф интересуется, не иностранец ли наш фотокоррес­пондент, а узнав, что мы из газеты, отшучивается:

- Мы народ неграмотный, два класса образования и институт советской торговли…

Голубями занимается с детства. Полезное, говорит, дело. И для молодежи всяко лучше, чем компьютерные клубы и запретные увлечения.

- Голуби - это зараза наша была, - ностальгирует Рудольф. - Первую пару купил за рубль! Да кого - дикарей! Обманул меня таксист. Голубей тех кошка съела. Но мы шустрили: бутылки соберешь, сдашь - и на базар за голубями. А сейчас, посмотри, ни одного пацана на базаре. Пришел бы сейчас парнишка: “Дяденька, подари голубя!” Дал бы без проблем, пусть гоняет.

Хлопотное это дело - голуби. А если занесут бродяги-воробьи заразу какую - вообще туши свет. Птицеводы жалуются: появилось много новых болезней, которые могут выкосить всю коллекцию птицы за считаные часы. Хоть как-то спасает вакцинация. Препарат на одну птицу стоит около 400 тенге. А у средней руки голубевода птиц не меньше ста. Сколько точно, не говорят. И домой не зовут. Даже покупателей. Особенно незнакомых, левых. Неспокойно в этой человеческой стае - птицу часто воруют.

- Это же коллекция - собирается десятилетиями. А потом в один миг нет дела жизни, - объясняет нам Владимир. - Мужики, помните Володю Петренко? Украли его голубей. И он начал чахнуть. Ушел через полтора года.

Птицеворы даже не стесняются еще и торговать от имени хозяина, заработавшего себе репутацию. Так случилось с Андреем ГИТАЛОВЫМ. В пасхальную ночь, когда хозяин был на службе, грабители отравили сторожевого пса в его доме и вытащили всю птицу, которую много лет собирали и селекционировали его родители. Отец Андрея ушел из жизни. А мама Раиса Ивановна - легендарная личность. Со своей птицей она часто представляла Казахстан на союзных выставках. Разбирается в птице и советы сыну дает. Но сама уже не в силах ухаживать за голубями - подводит здоровье.

Андрей ГИТАЛОВ на своей голубятне.

- Коллекцию свою я еще восстанавливаю, - рассказывает Андрей (он бизнесмен, а голуби - серьезное увлечение). - Мы стараемся вывести потомство, превосходящее по качествам своих родителей.

Говорят, у него сейчас лучшая птица в Алматы. Андрей единственный, кто пригласил нас на свою голубятню. Сколько у него птицы, не говорит. А вот голубятен восемь. Строения капитальные, состоят из нескольких помещений, отапливаются. Один минус - обитатели их небо видят только через сетку. Породистую птицу хозяин бережет и в полет пока не выпускает: опасается крылатых хищников. Копчики, соколы, ястребы страдают от массовой застройки и сокращения охот­ничьих угодий, а потому стали особо опасными для неосторожных голубей.

- Сколько стоит голубь? Сложно ответить. За хорошего можно отдать и десятки тысяч долларов, - вспоминает Андрей. - В 1992 году отца просили обменять новый BMW на пять голубей. Не стал. Машину-то купить не проблема. Хороших голубей сложнее найти или вывести...

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее