6246

Попали в историю

Нужно ли сносить самый старый квартал Алматы или лучше законсервировать его и превратить в музей под открытым небом? Наши корреспонденты напросились в гости к местным жителям, чтобы узнать их мнение

Попали в историю

На территории Большой станицы - самого старого квартала Алматы - словно сходятся два мира. Одни жители историю не жалуют. Выкорчевывают из стен винтажные окна и, чтобы не сквозили вековые ветра, заменяют их на пластик. Деревянные фасады домов зашивают сайдингом. И ждут, когда опостылевшие им халупы пойдут под снос, а на их месте возведут многоэтажные человейники.

В противовес им ценители старины. Они реанимируют свои дома с внушительной биографией и любуются буквально каждым гвоздем. И очень ждут, когда Алматинский акимат воплотит-таки в жизнь обещание законсервировать здесь прошлое и создать исторический музей под открытым небом, где вместо экспонатов будут жилые дома и живые люди, радушно встречающие туристов.

                                                            ***

Большая алматинская станица - это историческое название. Она расположена приблизительно в границах современных улиц Макатаева - Пушкина - Райымбека и до речки Малая Алматинка. Здесь до сих пор стоят дома, построенные в самом начале ХХ века. Установить точный год постройки по архивным документам получается не у всех владельцев. Разумеется, раньше и улицы эти назывались иначе, и нумерация домов была совершенно другая. Например, у каждой усадьбы, а это были в прошлом именно крепко стоящие на ногах хозяйства с большим наделом земли, было свое посадочное место. О былом размахе свидетельствуют дома, по тем временам большие и зажиточные, ровные как по линейке расчерченные улицы, арыки, вдоль которых росли деревья и были палисадники.

Сегодня в окнах с резными наличниками зажигают свет труженики ближайших базаров, студенты, в складчину снимающие здесь комнаты, и прочий разношерстный люд. Часть зданий выкуплена под офисы, и их хозяева тоже всячески пытаются осовременить эти дома. А старину нещадно искореняют.

Из недавнего - срезанный столб из старых рельсов конца XIX века и спиленное дерево, на пне которого мы насчитали 92 (!) кольца. Этой личной болью поделились с нами журналист и гид Евгения МОРОЗОВА и журналист-историк Константин КОЗЛОВ, проложившие по верненским улочкам, на удивление, теплый туристический маршрут. Евгения Морозова, Анна ДЕГТЯРЕВА и Еркен ШАХМУХАМБЕТОВ и инициировали проект создания исторического квартала Алматы. Магистраль его пройдет по нынешней улице Ашимбаева.

Но и остальные здешние тихие улочки таят в себе немало загадок и невероятных историй. Здания совершенно очаровательны и имеют свой неповторимый здесь родившийся стиль: изнутри деревянные, классический сруб, а сверху оштукатуренные на манер восточных мазанок. Много домов с утопленным первым этажом - это помогало их владельцам обойти налог на второй этаж. Есть здания, в буквальном смысле попавшие в историю, например, дом наказного атамана Семиреченского казачества, в конце 1930-х годов в нем жил педагог и хореограф Александр СЕЛЕЗНЕВ, чьим именем названо Алматинское хорео­графическое училище. Жил в этом районе и Иван КУРАТОВ, чьим именем названа улица. Поэт, лингвист, переводчик и следователь - личность весьма разносторонняя, с яркой судьбой…

                                                                        ***

Работа над воплощением проекта в активной фазе. Чтобы не сглазить, стучим по дереву - по куску старой тянь-шаньской ели, когда-то бывшей половой доской, теперь переродившейся в стильную барную стойку. Эти метаморфозы - дань уважения старому дому его новой владелицы Анны ЕГОТИНЦЕВОЙ. Часть дома вместе с современной пристройкой (небольшим кафе) Анна и ее супруг выкупили три года назад. Кафе со временем закрыли и запустили проект, более близкий по духу - антикварную лавку и магазин самоваров.

- Нам досталась только часть дома, - проводит экскурсию Анна. - Во время ремонта пришлось снять часть досок с пола и использовать их в качестве декора. А остальные у нас украли строители. Со временем мы снимем годами наслаиваемую отделку и вернем дому исторический облик. Когда мы вскрывали полы, делали снимки, чтобы все сохранить для себя и истории. В основании дома огромные стволы тянь-шаньской ели, положенные по диагонали. А еще кирпичи нестандартного размера 30/30 сантиметров с царской печатью. И кованые гвозди с квадратными шляпками. Все это мы, конечно, оставили - крепкое основание. Был еще случай, когда мы хотели прорубить окно в старой стене: у трех лицензированных строительных бригад сломалось оборудование. Дерево уже окаменело. Не было в доме и канализации. То есть труба была, но все стоки шли под дом. Все это мы исправили, и дом в очень хорошем состоянии. Он крепкий - пережил два разрушительных верненских землетрясения. Первое через год после постройки -­ в 1887 году. Второе - в 1911 году, когда ­толчки были силой 11 баллов.

Документы у дома в порядке - новый казахстанский госакт. А год постройки впечатляющий - 1886-й. Историческая часть дома у Анны всего чуть более 70 “квадратов”, большая часть старой постройки принадлежит второму хозяину. Он сдает дом в аренду сразу нескольким семьям и ждет момента, когда старое здание можно будет снести и на его месте бахнуть какой-нибудь бизнес. Разрушить свою половину жилого дома он не может - крыша-то одна. Предложил Анне с супругом выкупить его долю и сделать музей, о котором они мечтают. Но цена баснословная.

По документам хозяев у дома было немного - всего две семьи. Одна из последних известных - старушка по имени Любовь. Она по-прежнему опекает свой дом - ее призрак гоняет пьяниц и выпивох.

- Особенно доставалось гостям двух столиков - кто бы ни садился за них, посиделки заканчивались дракой. Не задерживались и повара, имеющие слабость к спиртному, - нагоняет жути Анна. - Соседи потом рассказали, что раньше на месте кафе был сарай, где повесился зять старой хозяйки. А ее дочь после смерти бабушки страдала алкоголизмом и дом превратила в притон. Повар, которая работала в старом кафе, видела призрак трезвенницы. Но мы ничего такого не наблюдаем. Напротив, атмосфера дома и его энергетика очень теплая и семейная. Понравились мы бабушке…

                                                                            ***

- Вам нужно обязательно увидеть ворота, построенные в начале ХХ века. У них каменный фундамент, сделаны они из тянь-шаньской ели… - мы заворачиваем на тихую улочку, и Константин Козлов жестом показывает нам на достопримечательность.

Сегодня этот артефакт скрыт от глаз прохожих зарослями алычи и шиповника. В тени и вправду стоят они - монументальные ворота, потемневшие от времени. Когда-то они охраняли вход в большую усадьбу. Сейчас выглядят внушительнее домика, примостившегося рядом. За воротами звенят собачьи голоса. Хозяйка, узнав, что мы из “Времени”, легко угадала наши фамилии. Вот так встреча!

Алла МЕДВЕДЕВА смущена вниманием газеты, которую много лет читает, да и некогда ей - в погожий день нужно заготовить дрова на предстоящую зиму.

- В этом доме я уже представляю четвертое поколение нашей семьи, - рассказывает Алла Сергеевна. - А ворота эти поставил в 1909 году мой предок, он был техником-строителем. Работал вместе с архитектором Андреем ЗЕНКОВЫМ. Зенков даже стал крестным моей тети. Дома в альбоме есть их совместная фото­графия в соборе.

Алла Сергеевна показывает на соседние дома. На месте двухэтажного особняка раньше стоял небольшой по нынешним меркам домик с террасой для чаепитий с самоваром.

- Все это был один участок моих прабабушки и прадедушки, - продолжает хозяйка. - Прабабушка умерла в 1936 году, ее супруг после ее смерти захотел переехать в Кисловодск. Но не успел - тоже скоропос­тижно умер. До своей кончины разделил свой участок. Дедушка Шура взял себе землю в центре бывшей усадьбы - жить в угловом доме ему показалось некомфорт­но. После здесь менялись хозяева, перестраивались дома. А та хибара, в которой сейчас живу и никак не могу ее отделать, была амбаром. Я ходила в архив и выяснила, что здесь постройки с 1909 года.

72-летняя пенсионерка тепло вспоминает о счастливых годах детства и юности, когда в этом небольшом доме жила большая семья. А была-то всего комната да кухня. Но глава клана баба Катя даже квартирантов умудрялась где-то разместить.

В саду царствует урючина, посаженная мальчиком во время игры, когда ему было всего год и восемь месяцев.

- Баба Катя спрашивает: “Вовка, ты что делаешь?”. А он так деловито: “Коточку копаю”. Было это в 1941 году... - задумчиво улыбается хозяйка.

Алла Сергеевна давно вдовствует. Работала экономистом-бухгалтером. Потом, после сокращения, и на базаре торговала, и помогала людям с уборкой. О том, чтобы продать этот дом, даже и не думает. Зато то и дело стучат в ее старинные ворота покупатели.

- Приехала одна и сокрушается, что такой маленький участок. А я и продавать-то его не собиралась - меня все устраивает, - недоумевает наша собеседница. - Конечно, с годами все тяжелее содержать дом, с дровами возиться. Но ничего - подкоплю денег и ремонт сделаю.

                                                                                 ***

Не все жители квартала оказались столь же приветливыми. А узнав, что мы не сотрудники акимата, приехавшие говорить о сносе и расселении, и вовсе потеряли к нам интерес. Побывали на пепелище - здесь недавно полыхнул дом с сомнительной репутацией. Потолкались и в очереди к местной знаменитости - гадалке. Отхлебнули кофе в крошечном магазинчике у единственного на весь район кофейного аппарата. Вкусный кофе. Кстати, многие местные жители благосклонно воспринимают идею жить “в музее” и зарабатывать на туристах.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть