9214

Полевую жизнь ведёте?

Арбузные кланы Алматы весь сезон живут в палатках у поля и отбивают урожай у шакалов и волчка.

Полевую жизнь ведёте?

Для того чтобы найти самые вкусные в Алматы арбузы и познакомиться с людьми, которые их выращивают, мы отправились в сторону Капшагая. Здесь, чуть съехав с трассы, можно увидеть зеленые поля, засаженные кукурузой, помидорами, перцем и бахчевыми. У каждого поля хатка его временных владельцев. Поля земледельцы берут в аренду и пашут на них с начала весны до поздней осени. Здесь и живут. Работают семьями - так выгоднее, потому что наемные работяги капризны и непостоянны. Деньги (6 тысяч тенге в день плюс еда) берут вперед и смываются с поля еще до обеда.

“Какой цветок красивый!” - восхищаюсь я, глядя на фиолетовые кустики, рассыпанные по бахче. А хозяева поля смотрят на меня, как на ненормальную. Этот цветочек, упрямо растущий прямо через уложенный на землю целлофан и нежно прильнувший к арбузу, их злейший враг. Здесь его называют волчком и сражаются с ним всеми силами. Он высасывает все соки из молодого растения и губит арбузы, не давая им вырастить плоды. По-научному название этого сорняка тоже не ласковое, но говорящее - заразиха. Погуглив, сообщаю об этом фермерам, они смеются и соглашаются: подходящее имечко.

                                                                               ***

Дом и офис семьи БАКИРОВЫХ припаркован здесь же, у поля. ГАЗ-53 уже давно не на ходу, но внутри оборудован под жилище для небольшой семьи. В нем кровати и кухня. Глава семейства Курбан поливает своим потом 5 гектаров арендного поля, а его хозяйственная жена Дильбар готовит здесь же разносолы. Больше всего ее супруг любит пельмени. Их и лепят всем семейством, когда на полевых работах передышка.

- Я уже привыкла, быт обустроила походный, даже кур завела, - улыбается Дильбар, показывая нам свои угодья. - Единственное, к чему не привыкну, так это к змеям. Идешь на бахчу - лежит красотка калачиком в тенечке под листьями. Но, к счастью, никого из нас змеи не кусали - ползут своей дорогой.

Здесь они трудятся всей семьей: четверо сыновей, снохи, внуки. В восточной патриархальной семье бизнесом рулят... снохи. На них вопрос ценообразования и прочие нюансы. Сразу видно: деловые женщины. В большом клане привыкли жить рядышком, дома в соседнем поселке построили поблизости. Но в сезон пропадают на поле. Дети по весне даже учились здесь - дистанционка же. А летом на поле родители ставят малышне надувной бассейн - чем не аквапарк? Сейчас его пришлось убрать - по трассе должно проехать большое начальство.

- Узнать цену деньгам и то, как они достаются, дети должны как можно раньше, - считает Курбан.

Ранее он работал в табачной компании здесь же, но на производстве получил травму, долго восстанавливался. Пришлось уйти с работы. В какой-то момент понял, что потянуло к земле. На совхозных тогда полях трудились родители и он сам в молодости.

                                                                           ***

- В этом году выхожу на поле в последний раз. Не работаем - играем в рулетку, - говорит Ва­лерий РЯ­­БИН-ШТ­РОМ­­БЕР­ГЕР.

Немецкую фамилию он взял, когда собирался в Германию. Не поехали. Его супруга слышит песню о последнем урожае каждый год. И по весне качает головой, видя, как муж снова примеривается к полевой жизни. В бывшем поселке Шиликемер (ныне село Нургисы Тлендиева) он родился и вырос. Отец Валерия работал поливщиком. И он трудился на совхозных полях всю сознательную жизнь.

Овощной базар близ поселка Жетыген еще спит, а он уже завтракает, сидя на своем продавленном диванчике. Его поля в два гектара находятся в Энбекшиказахском районе, где живет его семья. И с водой там получше - легче выращивать бахчу. Здесь супруга торгует днем, а он ночует в машине, чтобы не растащили товар. Дома дочка и трое внуков, младшему из которых всего четыре месяца.

- Старшие внуки в поле работать не хотят, тяжело... - сетует фермер.

Был у Валерия и сын, но погиб в юности. Валерий имеет инвалидность: в молодости на строительстве дома его ударило бревном по голове - и глаз развернуло, он перестал им видеть.

Фермер рассказывает, что самыми вкусными арбузы бывают в августе и сентябре, когда ягодка зреет в грунте. Ранние арбузы тепличные. Причем теплицу с принципом работы, как у термоса, сооружают здесь же, в поле. Каждый корешок укрывают пленкой и делают персональный домик. Трудоемко, муторно и невыгодно, все как один говорят фермеры. Но с поля не уходят.

- Аренда гектара земли за сезон 80 тысяч тенге, - говорит Валерий. - Вместе со всеми работами может и больше 100 тысяч выйти. Сорок лет на этом поле ничего, кроме одних и тех же культур, не растет. Из земли уже все соки выжаты. Приходится удобрять. Селитру использовать невыгодно - 10 тысяч тенге мешок. Да и идет она не тогда, когда завязались плоды, а на раннем сроке - ложечка под корень. Используем мягкие удобрения и навоз. В основном куриный. И боремся с вредителями - колорадским жуком и дынной мухой, поэтому арбузы и дыни на поле не соседствуют.

Захаживают на поля и двуногие вредители. Эти порой целые машины загоняют и собирают урожай, пока хозяина нет.

- А по ночам с арбузных полей слышится детский плач, - хитро прищуривается Валерий. - Это шакалы идут в гости на бахчу. Хитрецы свои пиршества маскируют - выбирают спелый арбуз, выедают в нем дырочку и лакомятся сладкой мякотью. А потом переворачивают дыркой вниз. Он и лежит на бахче - сразу непонятно, что порченый. Лисы, барсуки, вороны. Все не прочь угоститься.

На главный вопрос, какой арбуз вкуснее, девочка или мальчик, фермер хохочет:

- Эти полосатые арбузы выращены из голландских семян и благодаря селекции все мальчики. На второй год из семян этих гибридов не вырастет уже ничего. А вот арбузы со светлой, почти белой кожурой поголовно девочки. Но сладкие все.

                                                                           ***

У Фариды СОШАНЛО пятеро детей. 

Несколько лет назад они перебрались в Казахстан из Кыргызстана. Работа на земле у женщины в генах. Она даже не может припомнить, кто из ее предков не гнул спину на полях, поэтому многодетную мать не испугала перспектива пожить в новой и чужой пока стране несколько лет в балагане у поля. С марта по ноябрь примерно. А на зиму уезжали в Кордайский район. Зато ее супруг, который и на поле работает, и в стройке кое-что понимает, смог купить участок земли и возвести для своего семейства небольшой дом.

- Конечно, мы и рабочих нанимаем, - рассказывает женщина. - В этом году взяли в аренду мало земли - всего два гектара. Прежние годы брали больше. Рабочие у нас работают с 8 утра до 5 вечера. А мы выходим в поле с первыми лучами. И спать я ложусь не раньше часа ночи. Семья большая - работы много.

Фариде 35 лет. Замуж вышла сразу после школы, поэтому и профессию не получила. Работа на земле - это был ее выбор без выбора. А вот ее старший сын в этом году поступает в колледж и будет учиться на автоэлектрика. Парнишка бредит автомобилями. И мать говорит: пусть будет профессия, не все же на поле работать. Хотя все дети, даже младший, которому нет и шести лет, умеют трудиться. Дети заняты на прополке и поливе. С водой в селе Жетыген большие проблемы. Но еще больше людей волнует воздух.

- Рядом птицефабрика. Мы задыхаемся от этой вони, даже в жару не можем окна открыть, - признается Фарида. - Подует ветер в другую сторону, и идет запах с мехочистки. Тоже не легче. Напишите об этом в своей газете.

На часах шесть утра, а Фарида волнуется, что мы заболтались - ей нужно работать. Угостив арбузами и выпроводив нас, она начинает наводить чистоту возле своего прилавка. Брызгает на пыль, подметает. Через некоторое время начинают подъезжать покупатели на утренний дешевый базар. Арбуз с поля стоит от 40 тенге. По этой цене их берут у фермеров перекупщики и продают на рынках или с машин по 70-80 тенге за килограмм.

Напоследок мы спросили у Фариды, как долго хранить арбузы. Для этого нужно покупать темно-зеленые и хранить их в темном и прохладном месте, например под кроватью. Тогда сочным арбузом можно будет полакомиться даже на Новый год.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее