6056

Арман спешит на помощь

Однажды Арман КАСЫМОВ больше часа ждал неотложку, вызванную для бабушки. Врачи, хоть и с опозданием, приехали и оказали помощь, но парень на следующий день решил разобраться, почему их так долго не было. Он действительно пришел на станцию скорой помощи. И вот уже больше десяти лет служит там. Волонтером.

Арман  спешит на помощь

У Армана диплом финансиста, он работает в нефтяном секторе вахтовым методом: месяц трудится, месяц отдыхает. Но с 2008 года все свои тридцать выходных дней использует, так сказать, не по назначению - на волонтерство в “скорой”.

- Как решил этим заняться? Однажды сидели, общались с друзьями, - вспоминает наш собеседник. - Один друг в то время учился за рубежом и как раз приехал на каникулы. Он высказал такое мнение, что учебу завершит и останется там, за границей, мол, в Казахстане ловить нечего. Другой друг, солдат, служил в Казбате, поинтересовался: “А что ты сделал для своей страны, чтобы так плохо говорить?”

Я тогда тоже задумался: а что я сделал для родины? Задумался и как-то забыл. Через пару дней моей бабушке пришлось вызывать “скорую”, но врачи прибыли только через несколько часов. По приезде интересуемся: мол, где вас черти носят? Бригада медиков ответила какими-то дежурными фразами. Наутро я отправился на станцию скорой помощи разбираться, - говорит Арман.

В диспетчерской ему выяснить ничего не удалось: дежурный принимал вызов за вызовом и только успевал их передавать бригадам по рации. Бросил Касымову: иди к шефу, у меня нет времени с тобой общаться.

- Главврач на мой вопрос, почему неотложка так долго едет, пожаловался на нехватку сотрудников и показал список того, что должны делать работники “скорой помощи”, - продолжает Арман. - Я прочел его и сразу сказал, что немало из него - помыть, почистить, что-то собрать - могу сам сделать и буду для этого приходить в свободное время. Главврач предупредил: платить не будет. А мне и не нужны деньги, говорю, у меня есть своя зарплата, я месяц работаю, месяц отдыхаю.

Главврач прямо поинтересовался, все ли в порядке с головой у Армана. “А может, ты из финпола или из КНБ?” - подозрительно спросил. Но когда удостоверился, что никакого подвоха нет, разрешил приступать к волонтерству хоть завтра: работы очень много. Так Арман и втянулся.

Про собак и китайские босоножки

Поначалу все бригады “скорой помощи” недоумевали: чего этот паренек (на тот момент Арману было всего 18 лет) бесплатно мотается с ними по разным закоулкам Атырау? Потом привыкли. А вот Арман первое время был в шоке... от жителей Атырау.

- Немало вызовов поступает, что называется, не по теме, - объясняет наш собеседник. - За одну смену бригада выезжает максимум на тридцать вызовов. Получается, каждые десять-пятнадцать минут мы в новой семье. И то и дело какие-то конфликты происходят.

Арман вспомнил, как однажды их бригада приехала на вызов к мужчине… прищемившему палец, хотя в “скорую” сообщили о страшном переломе кисти.

- Мы мчимся через весь город, приезжаем по адресу в частный сектор. А во дворе дома мужчина возится с машиной. У нашей бригады некий ступор: человек перед нами живой-здоровый. Мужчина начал рассказывать, что закрывал ворота и прищемил палец. “Как вы думаете, у меня ноготь почернеет на пальце?” - удивляет нас своим вопросом этот “больной”. Зачем же по такому поводу “скорую” тревожить, спрашиваем мы, говорим, что он мог на своей машине или на такси по этому вопросу доехать до облбольницы. Но мужчина был невозмутим и напомнил, что он налогоплательщик исправный, а потому имеет право вызвать неотложку. И напрасно мы ему объясняли, что в это самое время нас ждут больные, которым жизненно необходима “скорая”. В ответ на это он… спустил собак, нам пришлось убегать!

Уже в карете “скорой помощи”, когда Арман начал отходить от шока, он заметил, что врач с фельд­шером сидят невозмутимые: “Когда ты на вызов приезжаешь, всегда надо быть начеку. Это Атырау”.

- А вечером, когда у нас была пересменка, медсестра из другой бригады спрашивает, как прошло дежурство. “Все нормально, - отвечает наша медсестра, - только помнишь, мы с тобой турецкие босоножки купили? Так вот, это ни фига не турецкие, а китайские: сегодня от собаки в них бежала, они порвались сразу же”. Представляете, для нее было важно то, что босоножки порвались, а не то, что собак спустили! И таких историй много, - вспоминает Арман.

Беги за носилками!

В чем же заключается помощь добровольца? Перед тем как выехать бригаде, он по списку тщательно проверяет, есть ли все инструменты, которые должны быть.

- Обязательно беру два-три рюкзака, так как в основном езжу с кардиологической бригадой. По приезде заполняю первичные данные больного. Помогаю накладывать жгут, когда ставят капельницу, если нужно снять ЭКГ - достаю оборудование, распаковываю, все необходимые присоски прикрепляю на тело, потом обратно собираю. Слежу, чтобы мы после себя ничего не оставили: мусор, использованные шприцы и другие приборы, - рассказывает Арман.

Если же потребуется госпитализация, волонтер Касымов бежит в машину за носилками и вместе с фельдшером или с кем-то из родных несет больного в машину.

- Безусловно, без медобразования мне нельзя подменять ни фельдшера, ни врача. Я выполняю работу отнеси-принеси, посмотри-напиши. Но, к примеру, когда зимой на трассе Атырау - Уральск произошла авария, мы были первой прибывшей бригадой. Вызвали подмогу. Пока коллеги ехали, врач, фельдшер и я начали сортировку: распределяли пострадавших - кто в критическом состоянии, у кого травмы средней тяжести, с ушибом или испугом или тех, кто скончался. Моя задача была записать данные пострадавших, а также с какой бригадой медиков они уехали. Пару месяцев назад некий парень распылил перцовый газ в одном из атырауских колледжей. Было очень много пострадавших. В тот момент я записывал студентов: с каким диагнозом, куда, на какой машине кто уехал, чтобы не было неразберихи.

Требуются единомышленники

Лет восемь Арман волонтерил один. Но два года назад понял, что безвозмездных помощников для “скорой” может быть и больше. Тем более на тот момент атыраусцы стали сильно критиковать работу неотложки.

- Я опубликовал пост о том, что, чем жаловаться постоянно на все, критиковать, ругаться, лучше пойти и самому начать что-то делать. После этого пришло немало волонтеров. Посоветовавшись с руководством станции скорой помощи, решили: я учреждаю НПО и буду за всех волонтеров отвечать, - говорит Арман.

Вместе с тем волонтеры, как решил наш герой, будут работать не только в “103”, они станут помощниками в разных областях.

Недавно к добровольцам присоединился 60-летний житель Атырау. Он “заправляет” фельдшерские бригады: у мужчины есть небольшая столовая, и он вызвался обслуживать работников “скорой” без очереди, причем отдает обеды за полцены. Это огромная помощь, отмечает Арман.

После стольких лет, проведенных в качестве волонтера в “103”, Касымов пришел к выводу, что существуют две проблемы с этой службой - со стороны властей региона и со стороны общества.

- Со стороны государства была проблема - нехватка транспорта, но власти начали новые машины поставлять, приборы закупать, - говорит наш собеседник. - Со стороны населения есть проблема необоснованных, порой глупых вызовов. Например, однажды “скорую” вызвал взрослый атыраучанин. Мы приехали, а он жалуется на повышенную температуру - 37 градусов. Отсюда в том числе и задержки “карет”.

Сейчас Арману 29 лет. У него уже есть семья. Дел прибавилось. Но он все равно выкраивает время и продолжает волонтерить.

Во многом благодаря Арману и его помощникам удалось добиться того, что акимат начал освобождать проезды к домам (раньше многие дворы были забаррикадированы самими жильцами), полиция стала фиксировать неправильные парковки, тоже затрудняющие подъезд “скорой”. А на День города Арман получил премию от мэра Атырау. Признается, что это приятно, но работает он волонтером не ради грамот.

- Я втянулся и без этого уже не могу. На “скорой” получаю жизненный опыт. А еще я не забываю идею, с которой пришел: быть полезным людям, - заключает наш разговор Арман Касымов.

Надежда ШУМИЛИНА, фото автора, Атырау

Поделиться
Класснуть

Свежее