1670

Не надо обвинять нас в торговых войнах!

На вопросы читателей ответил главный государственный санитарный врач страны Жандарбек БЕКШИН (на снимке).

Виктор ЛЬВОВ, Алматы:
Недавно в СМИ прошла информация, что возглавляемый вами комитет по защите прав потребителей выступает против возврата ему функций упраздненного госсанэпиднадзора в части проверок предприятий общепита. Почему? Разве не в этом ваша главная задача?
- Мы не собираемся отказываться от этих функций, а наоборот, ставим задачу повысить их эффективность. И вскоре они будут переформатированы. Все объекты общественного питания будут поделены на группы. К объектам с высокой степенью риска планируется отнести интернаты, дома ребенка, столовые при детских садах, школах, рабочих коллективах и другие точки общепита с количеством посадочных мест более 50 и широким ассортиментом блюд. Их будут проверять по особому порядку не более двух раз в год. В кафе и ресторанах, в которых меньше 50 посадочных мест, будет проводиться одна такая проверка в год.
Мы прекрасно понимаем, что порядок проведения проверок надо менять, возвращать принцип внезапности, а еще решать проб­лемы, связанные с проведением медосмотров и порядком выдачи личных санитарных книжек. Сейчас эту сферу очень сложно контролировать. Мы предложили создать единый информационный реестр лиц, прошедших медосмотр и обу­чение правилам гигиены, чтобы любой работодатель мог легко проверить, был человек у врачей или просто купил санитарную книжку. В свою очередь представители отраслевых ассоциаций инициировали схему проведения общественного контро­ля, при помощи которой они могли бы давать оценку услугам коллег. Все эти предложения сейчас рассматриваются, надеюсь, что многие из них воплотятся уже в этом году.
Галина ВЕРШИНИНА, Алматы:
Мы живем на пересечении проспектов Сейфуллина и Рыскулова. После того как здесь построили транспортную развязку, в районе началось нашествие крыс. Мы уже не знаем, как от них избавиться! Есть ли в городах какие-то четкие графики, по которым должна проводиться санобработка населенных пунк­тов?
- Да, четкие графики таких работ есть во всех крупных населенных пунктах и, конечно же, в Алматы. По санитарным нормам и правилам дважды в год - осенью и весной - акиматы должны проводить сплошную дератизацию: одномоментно травить крыс в парках, скверах, на кладбищах, в жилом секторе и т.д. В этом году в Алматы на эти цели выделен 41 миллион тенге, и уже проведен весенний тур дератизации.
Но нужно понимать, что крысы плодятся до восьми-десяти раз в год, и травить их всего два раза недостаточно, поэтому в остальное время такие мероприятия следует проводить за свой счет самим владельцам частных домов и КСК.
Вопрос газеты “Время”:
Как скандал с прививкой против кори повлиял на ситуацию в сфере вакцинации? Наб­людаете ли вы рост количества отказов от вакцинирования детей? Есть мнение, что столь упорное отстаивание своей правоты и попытка объяснить произошедшее лишь стандартными осложнениями вызывают в обществе лишь еще большее неприятие вакцинирования.
- В некоторых странах из-за возросшего количества противников вакцинации образовалась целая прослойка непривитых детей, что в результате и привело к той ситуации, которую мы имеем сейчас: в Европе ежегодно регистрируют более 30 тысяч случаев заболевания корью, в России - более четырех тысяч, в Грузии - более семи тысяч, в Киргизии только в этом году их уже более 10 тысяч. У нас в прошлом году было зарегистрировано более 300 заболевших, в этом - 1640, причем 70 процентов из них - подростки старше 15 лет.
В принципе, часть побочных эффектов, о которых так много говорилось, укладывается в рамки ожидаемых, а часть - это результат перестраховки врачей. Они связывали все обращения этих детей о недомогании именно с вакцинацией, хотя на самом деле было не так. Только в 19 случаях из почти 400 последствия были связаны с прививкой.
Конечно, мы не предполагали, что из-за этого будет такая реакция в обществе. Такой резонанс возник в первую очередь из-за журналистов и антивакцинистов, которых в нашей стране немало. Если вы подсчитаете расходы на вакцинацию и медикаменты, которые могут понадобиться на лечение того или иного заболевания, то последние цифры будут в десятки, а то и в сотни раз больше! Например, прививка от гриппа стоит 2-2,5 тысячи тенге, а лекарства на его лечение - минимум 15 тысяч, и то, если все прошло без осложнений.
Вы не пытались оценить, какое количество родителей после этого скандала не захочет прививать своих детей?
- Надеюсь, что массовых отказов не будет и разум возобладает над эмоциями - у нас люди грамотные и образованные. Что же касается статистики отказов, то в 2013 году их было 2000, в прошлом - уже 3000. Да, количество отказников, как видите, растет, но это происходит в основном по религиозным мотивам.
К слову, напомню, что отсутствие вакцинации привело к тому, что в 1995 году в Казахстане от дифтерии скончались 105 детей, а мера профилактики против этого заболевания и кори, как известно, только вакцинация! Тем, кто не знает - осложнений, которые могут возникнуть после кори: пневмония, слепота, воспаление оболочек мозга, приводящее впоследствии к слабоумию, несоизмеримо больше тех, которые может спровоцировать прививка. Мы встречались с родителями детей, у которых после нынешнего вакцинирования возникли осложнения, объяснили им, почему это произошло. Думаю, что эта ситуация преодолима и они все сказанное проанализируют и поймут. Сейчас наша задача - думать о продолжении вакцинации.
Светлана ЛУКВИНА, Караганда:
В России главный санврач наделен очень широкими полномочиями, по его распоряжению могут изъять из продажи прибалтийские шпроты или грузинское вино. Не считаете ли вы, что и в нашей стране человек, занимающий такую должность, должен иметь больше возможностей, чтобы влиять на санитарную ситуацию в стране?
- У нас с российскими коллегами общие принципы и подходы в работе и даже больше, чем у них, полномочий: главный санитарный врач может запретить ввоз, производство или реализацию не соответствующей нашим стандартам продукции. До недавнего времени у нас таких полномочий не было, они появились чуть больше года назад, и мы сразу стали ими пользоваться. К примеру, в прошлом году с реализации было снято 713 тонн опасной продукции, из них импортной - более 400 тонн. При контроле на границе был запрещен ввоз 99 партий грузов общим весом 2626 тонн. Я вынес 12 постановлений о запрете ввоза и реализации импортной - в основном российской - продукции. Это мясо птицы, соки для детей, молочная и мясная продукция, шпроты, сыры, детские игрушки. И в этом году такая работа продолжается. Но все это говорит не о какой-то торговой войне, а о том, что недавно созданный наш комитет по защите прав потребителей реально заработал. Да, нам понадобилось время на становление, но сейчас все это позади, и мы действуем в полную силу.
Владельцы казахстанских птицефабрик жалуются на то, что из-за подешевевшего рубля не могут конкурировать с российскими производителями курятины и яиц, и почти сразу появляется запрет на ввоз такой продукции из соседней страны. Случайность?
- Если вы помните, мы и в прошлом году еще до обвала российского рубля запретили шести компаниям России и Белоруссии ввоз в нашу страну кур и яиц из-за содержания в них сальмонеллы. То же самое произошло и в этом году. И не нужно искать здесь подоплеки! Рост заболеваемости сальмонеллезом в 90 процентах случаев связан с реализацией именно импорт­ной птицепродукции. Сейчас мы будем более тщательно, применяя новые подходы, проверять молочную продукцию, уже определяем содержание ГМО, ДНК мяса. Могут появиться запреты и в этой сфере, но они совсем не связаны с торговыми войнами, как пишут журналисты. Мы, молодой орган, не успели о себе заявить, как нам стали приписывать какие-то войны.
Серик ИСИН, Астана:
Не планируете вносить изменения в казахстанский календарь прививок? Какие санк­ции предусмотрены к родителям, которые отказываются вакцинировать своих детей?
- В Казахстане предусмотрена обязательная вакцинация от 21 инфекции. Недавно была внедрена вакцина против пневмококковой инфекции - в этом году вакцинацией охвачено все детское население. Это сразу снизило смертность детей до года от пневмонии в два раза, а заболеваемость детей в возрасте до 5 лет - на 30 процентов. Есть предложения по внедрению ротавирусной вакцины - она вырабатывает иммунитет к кишечной инфекции, которая сейчас очень распространена. Но это пока только планы, в ближайшее время никаких новшеств в календаре прививок не предвидится.
Что же касается санкций против тех, кто не хочет прививать своих детей, то их нет, в нашей стране предусмотрен демократичный подход - никто не вправе заставить делать прививку. Невакцинированных детей обязаны принимать и в школу, и в детские сады. Хотя вокруг этого идет полемика, периодически возникают предложения сделать эту процедуру обязательной, как в некоторых других странах. К счастью, наше население относится к этому вопросу ответственно: у нас в стране вакцинируются 97-98 процентов детей.
Мадина АМАНБАЕВА, Астана:
В городах сейчас очень много придорожных забегаловок, в которых продают самсу и донер, предлагают чай и кофе. Кто выдает им разрешение на торговлю и кто проверяет, из чего делают эти “деликатесы”? И моют ли руки повара и продавцы, выступающие, как правило, в одном лице?
- Разрешения на эксплуатацию таких объектов выдают местные акиматы, они предоставляют земельные участки и утверждают дислокацию мест торговли. Мы их проверяем, но только по жалобам граждан или в случае массового - не менее пяти человек - отравления. Сейчас мы добиваемся, чтобы проверки можно было проводить даже при единичных случаях отравлений.
В Астане и Алматы есть программы по ликвидации таких киосков, постепенно их убирают с наших улиц, и я считаю это абсолютно правильным. В подобных ларьках должны продавать только упакованную и бутилированную продукцию, готовить монопродукцию из полуфабрикатов, и только в том случае, если обеспечены условия для соблюдения личной гигиены.
Лейла МУСТАФАЕВА, Алматы:
У нас по-прежнему не делают прививку от клещевого энцефалита, хотя, я считаю, ее давно пора сделать обязательной. Когда наконец государство этим озаботится?
- Клещ, переносчик энцефалита, обитает только в трех регионах Казахстана - в Восточно-Казахстанской, Алматинской областях и Алматы. Да, в нашей стране нет сплошной вакцинации от энцефалита, прививки ставят только тем, кто постоянно находится на природе, например лесникам и егерям. В этом году за счет бюджета будут вакцинированы 35 тысяч человек. Такой подход был научно обоснован, было доказано, что во всеобщей вакцинации в Казахстане нет необходимости. Поэтому и включать такую прививку в обязательный календарь мы не будем. К тому же мы не ограничиваемся только мерами вакцинации. Два раза в год проводится противоклещевая обработка тех территорий, которые я упоминал, в этом году ей подвергнется 13 миллионов квадратных метров. И это дает свой эффект: по сравнению с прошлым годом количество укусов снизилось в 1,6 раза: если в 2014 году их было 2879, то в этом - 1788. Подчеркну: не все клещи энцефалитные. В текущем году в Казахстане не было зарегистрировано ни одного случая заболевания энцефалитом.

На “прямой линии” дежурила Оксана АКУЛОВА, фото с сайта primeminister.kz , Алматы

Поделиться
Класснуть