7930

Армейский магазин

Борьба с коррупцией в Министерстве обороны: солдата-контрактника, написавшего заявление на своего сослуживца в антикоррупционное ведомство, уволили со службы

Армейский  магазин

В конце февраля в военном суде Акмолинского гарнизона был оглашен приговор по делу водителя-техника Берика МАМБЕКОВА, служившего в войсковой части 83205, обслуживающей Министерство обороны. 32-летнего сержанта признали виновным в мошенничестве и подстрекательстве к даче взятки, суд отмерил ему наказание в виде четырех лет лишения свободы. Что же натворил на первый взгляд самый обыч­ный водитель? Об этом газете “Время” рассказал его сослуживец Жандос МЕДИМАНОВ, один из двух потерпевших по этому делу.

-Мой отец всю свою жизнь посвятил службе в вооруженных силах, - начинает разговор Жандос. - Он ушел на пенсию в звании полковника, а в последние годы жизни сильно болел. Папа попросил нас с братом продолжить его дело - хотел, чтобы армейская династия не прерывалась. Я к тому моменту уже получил высшее образование, выучил английский и турецкий языки, работал на госслужбе, но не мог отказать отцу в его последней воле. Пошел в военкомат добровольцем, можно так сказать. Мне объяснили, что я не могу претендовать сразу на офицерское звание, а должен отслужить первый трехлетний контракт рядовым. Я понимаю, таковы правила. Мы с братом начали служить, причем меня распределили в городок Акколь, где я провел больше года в войсковой части 55209. Потом мне удалось перевестись в столичную часть 83205, чтобы проводить больше времени рядом с отцом и служить вместе с братом.

Все шло по плану. Жандос проходил службу, жил дома и надеялся, что офицерское звание не за горами.

- Условия для контрактников созданы неплохие, - признает Медиманов. - Зарплата плюс квартирные больше 120 тысяч. Если нет жены и детей, то денег вполне хватает. А так очень похоже на госслужбу - утром на работу, вечером домой. Опять же, мы с братом - двойняшки, между нами тесная связь, поэтому вместе служить намного приятнее.

Так продолжалось до начала 2020 года, пока у нас в части не произошло ЧП - похитили зимнюю солярку, а машину с топ­ливом задержали. В те сутки как раз мой брат находился в наряде, и его за это понизили, отправив служить в Темиртау в войсковую часть 55524. Когда это все случилось, я попытался поговорить с командиром части, объяснить ему, что еще не установлено, кто виноват, а уже людей наказали. После этого наказали и меня - объявили выговор за незастегнутую верхнюю пуговицу. Это называется “нарушение формы одежды”. Потом началась пандемия, мы активно участвовали в дезинфекции города, других мероприятиях, помогали бороться с вирусом…

Именно летом 2020 года и случился эпизод, позже ставший основой для уголовного дела.

- Наша войсковая часть занимается обеспечением деятельности центрального аппарата Министерства обороны, - объясняет Жандос. - В том числе у нас служат водители, которые возят высокопоставленных офицеров. Один из них - Берик Мамбеков. Солдаты знают, что он авторитетный парень, с начальством близко общается, к нему приходят за советами по службе. И вот у нас с ним произошел такой разговор: он уточнил, знаю ли я, что у меня заканчивается контракт, а продлевать его не хотят. Я же был уверен, что после первого трехлетнего соглашения подпишу новый договор на пять лет, и рассчитывал, что получу лейтенанта. Мамбеков мне объяснил, что это возможно только в двух случаях - если за меня похлопочет высокопоставленный человек из министерства или если я дам взятку в размере 2 миллиона тенге. Я еще удивился, почему такая большая сумма. Берик объяснил, что накануне поймали с поличным генерала Кайрата КОПБАЕВА, начальника департамента кадров, поэтому теперь все боятся рисковать.

И вот тогда перед молодым контрактником встал выбор: дать взятку и получить долгожданное повышение либо сделать все по закону.

- Если честно, я сразу понял, что буду обращаться с заявлением в антикоррупционную службу, - говорит Жандос Медиманов. - У нас президент постоянно говорит: коррупцию можно победить только общими усилиями. Я сам работал в Агентстве по делам госслужбы и противодействию коррупции, по­этому знаю, что взятки - это главная беда нашей страны. Получается, сегодня офицер через сержанта продает звание и должность, а завтра родину продаст! По­этому я пошел в антикоррупционное ведомство, где меня проинструктировали, как общаться с сержантом, повесили на меня оборудование, все разговоры записали, а после передачи денег Мамбекова задержали.

В уголовном деле появился и второй эпизод - заявление на сержанта написал контрактник из другой войсковой части.

- Второго потерпевшего с Мамбековым тоже я познакомил, - признается Жандос. - Мы с ним вместе служили в Акколе, он позвонил с вопросом, кто может помочь с переводом в столицу. Я ему посоветовал сержанта, а потом бывший сослуживец перекинул мне на карту 380 тысяч тенге - оказалось, что это деньги для Мамбекова. Я еще возмутился: почему через меня эти вопросы решаете? В итоге сержант деньги взял, а своих обязательств не выполнил, по­этому второй парень тоже обратился в органы.

А пока шел суд, Жандос в полной мере ощутил на себе все прелести изгоя.

- Я могу говорить откровенно: на меня началось серьезное психологическое давление, - утверждает контрактник. - Говорили, что я шпион, что меня специально внедрили в часть, чтобы подставить начальство. Я знаю, что тогда же началось расследование в отношении руководства, начали таскать на допросы других ребят - спрашивали, кто строил дом командиру части Еркину АЛАШ­БЕКОВУ, откуда брали стройматериалы, использовали ли служебную технику в этих целях. Меня это не касается, поэтому я деталей не знаю. Поскольку судебный процесс шел в режиме онлайн, мне нужно было постоянно отпрашиваться у своего сержанта. Один раз у нас даже возник конфликт, и меня привлекли к административной ответственности за неподчинение. Но в итоге суд признал, что преступления со стороны Мамбекова имели место.

И вот такое совпадение - когда оглашали приговор, мне объявили, что контракт со мной продлевать не станут. Плохо служил, говорят, нанес ущерб репутации вооруженных сил. Еще проверка военной полиции Акмолинского гарнизона выявила, что я незаконно получил премию за работу в период пандемии - оказывается, выговор за незастегнутую пуговицу сняли неправильно, поэтому теперь я должен вернуть 300 тысяч тенге. За этот период нашу войсковую часть неоднократно проверяли, но на снятый выговор никто не обратил внимания...

И вот такой итог: с одной стороны, солдат-контракт­ник помог выявить коррупционное преступление, но с другой - потерял работу.

- Получается, мне надо было дать взятку в 2 миллиона тенге, и сейчас я ходил бы в погонах лейтенанта, сидел бы в кабинете департамента международного сотрудничества Министерства обороны, - рассуждает Жандос. - Но я сделал так, как меня учили: взятки давать нельзя, о коррупционных преступлениях надо сообщать в органы. И чем все закончилось? Меня просто выгнали на улицу, еще и сказали: радуйся, что не по отрицательным мотивам, а то не смог бы на госслужбу попасть потом.

Думаю, меня после этой статьи еще и грязью начнут поливать: плохой солдат, выговор у него, премию незаконно получил, начальству перечил. Но это урок всем другим контрактникам - будете жаловаться, найдем, как вас наказать. Я, получается, три года просто потерял и остался без работы, но зато теперь знаю, как в Министерстве обороны хотят бороться с коррупцией.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из личного архива, Алматы

Поделиться
Класснуть