14104

Берегись автомобиля!

Проданные через ломбарды машины арестовывают по всей стране

Берегись автомобиля!
Арман САТХОЖИН.

Продолжает набирать обороты скандал вокруг финансовой пирамиды, выстроенной владельцами ломбардов “Гарант 24”, “Estate Ломбард” и “Выгодный займ”. Как рассказал на днях вице-министр внутренних дел Арыстангали ЗАППАРОВ на заседании сената, с заявлениями на незаконную деятельность этих организаций обратились уже 9393 человека. В большинстве случаев они продавали свое имущество через ломбарды в рассрочку, причем по завышенной цене, но многие из них получили лишь часть денег либо вообще остались без ничего. Сейчас они требуют вернуть им квартиры и машины, ранее переданные сотрудникам всех трех компаний.

При этом значительная часть имущества уже обрела новых владельцев. Сейчас их начали массово вызывать на допросы, а приобретенные машины и квартиры берут под арест. Обеспокоенные покупатели объединяются в группы, чтобы как-то координировать общие действия, но ситуация очень сложная - никто точно не знает, кому в итоге достанутся спорные активы. Наш корреспондент поговорил с теми, кто сейчас владеет прошедшими через ломбарды автомобилями.

Житель Нур-Султана Арман САТХОЖИН приобрел “Субару” 2013 года выпуска совсем недавно - в феврале 2020 года. Искал именно эту машину.

- Я точно такой же автомобиль брал год назад, потом продал и решил взять аналогичную модель, - объясняет Арман. - Нашел на “Колесах”, цена была почти шесть миллионов, но продавец мне немного уступил. Год назад машина стоила так же, так что ценник абсолютно рыночный. Поскольку у меня не было на руках всей суммы, я оформил кредит. Продавец предоставил все документы, машина совершенно чистая, без обременений и арестов, оформлена на него. Банк одобрил сделку, я уже выплачиваю кредит. И вдруг в конце апреля мне позвонил следователь и сообщил, что мой автомобиль признан вещественным доказательством по делу о мошенничестве. Я сходил в полицию, и выяснилось, что таких, как я, десятки, а может, даже сотни человек в Нур-Султане. В итоге мой, совершенно законно куп­ленный в кредит автомобиль мне оставили под сохранную расписку. Как объяснили в органах, я не могу им пользоваться, пока следствие и суд не решат, кто имеет на машину больше прав - я или прежний владелец.

И действительно, случай с “Су­бару” - далеко не единичный.

- Сейчас есть несколько крупных чатов в мессенджерах, где сидят такие же, как я, покупатели автомобилей, проданных через ломбарды, - продолжает Арман Сатхожин. - Как говорят в полиции, всего выявлено 1106 таких случаев. Причем у большинства совершенно одинаковые рассказы: нашел машину по объявлению, купил у человека, а не в ломбарде, теперь авто хотят забрать. Но давайте не будем забывать, что мы не сдавали машины в ломбарды, чтобы продать подороже и получить сверхприбыль, а приобретали автомобили по рыночным ценам. Мы не вступали в договорные отношения с ломбардами, не являемся их клиентами, а теперь, получается, нас делают крайними. Уже известны случаи, когда у людей забирали машины и отдавали прежним хозяевам. Даже есть судебные решения в Актобе, согласно которым законными владельцами признают тех, кто сдал имущество в ломбарды. И у нас в чатах начались призывы к митингам - дескать, власть должна нас услышать, как случилось с владельцами армянских авто. Я, если честно, пытаюсь людей успокаивать и надеюсь, что органы и суды во всем разберутся, но ситуация очень напряженная. В чем наша вина, если законность сделок купли-продажи подтверждают госорганы, а в моем случае - еще и банк, выдавший кредит?

Арману Сатхожину в некотором роде повезло - он купил автомобиль через банк, что подтверждает прозрачность сделки и точную стоимость авто, а вот Рус­там КОНШПАЕВ из Караганды заплатил за машину наличными.

Вот по этому объявлению купил автомобиль Рустам Коншпаев.

- Мы хотели купить сыну подарок на день рождения, причем взять новый корейский автомобиль из салона, - объясняет он. - Но в Караганде не было машин в наличии, а ждать полгода мы не могли, поэтому искали вариант через интернет. Попалась черная “Элантра” 2019 года с минимальным пробегом по цене - как в салоне, за 7,2 миллиона тенге. На машине приехал некий Данияр ИКЕН, по внешнему виду - верующий человек, он это подчеркивал и в разговоре. Объяснил, что машина принадлежит брату, цену наотрез отказался снижать. На сделку приехал тот самый брат, тоже явно глубоко верующий человек, назвался Ергуланом МУСАРАЛИЕВЫМ. Машину мы проверили - действительно, ее купили в карагандинском салоне в декабре 2019 года во время распродажи. То есть мы брали автомобиль дороже, чем за него заплатили официальному дилеру. В итоге сделку оформили, Ергулан и Данияр даже предложили продолжить общение, съездить в мечеть вместе, поддерживать связь, но потом пропали. А через месяц сыну позвонил следователь. Он трубку взял и прямо побелел, ко мне поворачивается: папа, машина арестована, но я ничего не сделал! Пошли в полицию разбираться, а там человек 30 таких же…

Как оказалось, Ергулан Мусаралиев был работником ломбарда.

Как оказалось, Ергулан и Данияр продали в Караганде не одну машину, а несколько десятков. И все они были связаны с теми самыми ломбардами.

- Как только я вышел из полиции, то сразу набрал Данияра, - объяс­няет Рустам Коншпаев. - Он начал говорить, что ничего не знал, сам сдал квартиру и машину в тот же ломбард, и вообще его признали потерпевшим. Но я-то помню, что деньги отдавал ему в руки, он их в своей машине положил в бардачок, а Ергулан даже не пересчитывал, хотя сидел рядом. Теперь мне этот Данияр говорит, что Ергулан ему был братом только по вере, а потом подвел, и вообще он работал в этом ломбарде. Очень удобная позиция. И полиция ведет себя странно - требуют, чтобы мой сын подписал сохранную расписку на принадлежащий ему же автомобиль, ищут машину, к нам домой приходят, беспокоят моих родителей. Я не могу понять: почему к нам возникают какие-то вопросы, если мы никак не связаны с этими ломбардами? Я вот не сижу в соцсетях, поэтому даже рекламу их не видел. Почему теперь на меня и на мою семью оказывают давление? Почему государство защищает права клиентов ломбарда, но не защищает мои права, ведь я не сделал ничего противозаконного, просто купил найденный по объявлению автомобиль!

Юрист Ерлан КУЛАТАЕВ глубоко погрузился в тему с ломбардами - уже три человека воспользовались его услугами, чтобы отстоять купленные автомобили.

- У моего доверителя Акжибек ТИЛЕУБАЙ полицейские забрали машину, - объясняет юрист. - Она купила автомобиль через банк, оформила кредит, у нее там переплата огромная. И вот ночью к ней во двор приезжают полицейские и буксируют авто на штрафстоянку. Оказалось, что машину узнала прежняя хозяйка, сдавшая автомобиль в ломбард. Мы понимаем, что идет расследование, что жертвы ломбардов пишут заявления, но совершенно неясно, почему они предъявляют претензии нынешним владельцам. У нас в Гражданском кодексе четко прописано, кто является добросовестным приобретателем, а кто - нет. В большинстве случаев люди покупали машины не у ломбарда, а у частных лиц, которым прежние владельцы выдавали доверенности совершенно добровольно, поскольку хотели продать автомобили дороже на 20-30 процентов. Почему же сейчас преследуют покупателей, забирают их имущество? По машине Акжибек Тилеубай нам удалось договориться, авто ей вернули под расписку. Неужели так теперь будет со всеми?

Ерлан Кулатаев говорит, что в аналогичной ситуации находятся сотни человек по всей стране, при этом госорганы не выработали единой позиции по этому вопросу.

- Я сейчас представляю интересы двух человек в Нур-Султане и еще одного в Актобе, - продолжает юрист. - Поэтому я обратился в Генеральную прокуратуру с жалобой, чтобы там определились, что делать сотням людей, купивших такие машины. Мою жалобу тут же переправили в прокуратуру столицы. Я с этим не согласился и направил документ повторно, после чего его перекинули в МВД, оттуда пришел ответ - машины остаются у нынешних владельцев, их судьбу будут решать во время судебного разбирательства по организаторам ломбардов. И это совершенно непонятно. Покупатели таких автомобилей не нарушали никаких законов и не являются клиентами ломбардов. Почему же к ним такое отношение? Кроме того, непонятную позицию заняли и суды. Мы следим за процессами, пока они прошли только в Актобе. Два иска от прежних хозяев суды удовлетворили, еще по двум искам машины оставили у покупателей. Было заседание и у моего доверителя, но там суд вынес решение оставить иск без рассмотрения. Как мы поняли, теперь суды будут ждать приговора по ломбардам. Но что делать людям, совершенно законно купившим машины? Почему их сейчас ограничивают в правах и преследуют, если они непричастны к деятельности ломбардов и никого не обманывали?

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из соцсетей, Алматы

Поделиться
Класснуть