1326

Долговая трясина и рука помощи

Национальный банк к середине каждого следующего квартала традиционно публикует предварительные итоги внешнего платежного баланса Казахстана за предыдущий квартал. А мы традиционно эти итоги комментируем.

Долговая трясина и рука помощи
Рисунок Игоря КИЙКО.

Ничего нового мы и в этот раз не сообщим - вопросы остаются все те же. Но давайте расширим разговор о внешних валютных потоках, дополнив его состоянием внутреннего финансового рынка Казахстана и нашей банковской сферы.

Благо Нацбанк провел любопытный опрос, по которому получается, что более двух третей казахстанцев (69,2 процента) живут без накоплений. А Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) подвело итоги банковского сектора за 2023 год, тоже крайне любопытные.

Видимо, не зря по СМИ и соцсетям волной пробежала информация о банковских сверхдоходах, выплачиваемых громадных дивидендах и намерении владельцев некоторых уважаемых банков вывести доходы за границу.

Так вот по внешнему платежному балансу на этот раз получается так: 21,0 - 15,8 + 0,4 - 6,5 = -0,9. Все в миллиардах долларов США, а расшифровка такая: на экспорте заработали 21 млрд, на импорт потратили 15,8 млрд, доход от зарубежных активов Национального фонда поступил величиной 0,4 млрд, иностранные инвесторы и кредиторы вывезли доходов на 6,5 млрд, итоговое сальдо за три месяца - 0,9 млрд долларов с минусом.

Совершенно ничего нового или удивительного: сальдо от столь великолепной внешне­экономической деятельности у нас всегда отрицательное. Для успокоения можно было бы сказать, что в первом квартале прошлого года было минус 1,6 млрд, а четвертый квартал мы вообще свели с нехваткой 2,1 млрд долларов. Но будь даже сальдо по нулям, в чем смысл экспорта природного сырья из года в год себе в убыток?

И еще. Если примерно на миллиард-полтора долларов ежегодного дохода от зарубежных активов Нацфонда (половина из которого зачисляется детям, итого получается примерно по 100 долларов в год) приходятся вдесятеро большие суммы вывоза доходов иностранными инвесторами, то на детей ли и вообще на страну рассчитана такая схема?

Наверное, такие вопросы ответственным за внешнеэкономическую деятельность покажутся неуместными. Во всяком случае, ни разу не приходилось слышать, чтобы кто-то из Нацио­нального банка или из руководителей правительства хотя бы вскользь прокомментировал убыточность собственной деятельности.

                                                                                    ***

А мы с вами “болашаков” не кончали, в тонкости экономической теории не посвящены и можем себе позволить давать собственные ответы на свои же вопросы.

Что касается торговли принадлежащими народу Казахстана богатствами недр стране в убыток: она же настолько убыточна для нас, насколько выгодна иностранным собственникам. При этом наших экономических рулевых никогда не смущали убыточные итоги - хроническая нехватка средств по текущим счетам компенсируется обратным движением по счетам капиталов и финансов. Если попросту: расходованием запасов Нацфонда или наращиванием долговой зависимости. Вернее, и тем и другим.

Вы скажете: но это же погружение в долговую трясину! Да, но в отличие от трясины киношной, которая засасывает героя или героиню за считаные минуты, если друг или подруга вовремя не протянет руку, трясина внешней долговой зависимости бесконечна.

Да, наши внешнеэкономические партнеры протянули нам свою крепкую руку и держат надежно. Но не для того, чтобы тащить вверх, а для того, чтобы погружать все глубже ради увеличения вывозимого дохода.

На начало этого года, например, международная инвестиционная позиция Казахстана (разница между нашими внешними активами и внешними обязательствами) составила минус 67,8 млрд долларов. Вот от этого минуса и отсчитывается вывоз доходов. И, будьте уверены, как раз по этой причине утонуть нам в долговой трясине не дадут, по крайней мере до тех пор, пока в недрах Казахстана остается что вывозить. Поэтому ответственным за внешнеэкономические балансы Казахстана можно не беспокоиться - на их век хватит.

А что касается внутренних финансов - там все прекраснее некуда! О чем и говорят подведенные АРРФР итоги.

                                                                                   ***

Где вы видели отрасль, которая за один год увеличила свои активы сразу на 15,4 процента, собственный капитал которой вырос на 31,3 процента, а прибыль выросла наполовину и составила 2,2 трлн тенге (есть из чего выплачивать дивиденды!)?

Пожалуйста: это наш непрерывно процветающий банковский сектор, относительно состояния которого в отчете Агентства по регулированию и развитию финансового рынка аккуратно перечислено, с каким запасом перевыполнены все нормативы надежности и застрахованы все риски.

Другое дело, что банковское процветание осуществляется на некоторой дистанции от остро нуждающейся в национальном инвестировании и кредитовании экономики и нуждающегося в средствах существования населения. Но мы же не будем винить оазис в том, что вокруг него пустыня!

                                                                                 ***

А что касается итогов опроса Национального банка насчет того, какая часть казахстанцев имеет банковские накопления, то самое любопытное в нем - сам опрос. Спрашивается: кому как не банкирам знать, сколько у них вкладчиков и сколько денег на каждом личном счете? На этом, то есть на персональном учете, основана вся прочая банковская депозитная статистика, по-другому общие сведения не вывести. А ведь есть еще КФГД - Казахстанский фонд гарантирования депозитов, в прямой обязанности которого иметь списки всех вкладчиков и величины вкладов. Тем не менее общие сведения по депозитам публикуются - 18,8 трлн тенге, а на какое количество частных лиц эти накопления приходятся - тайна.

Получается, что Национальный банк своим опросом устроил подкоп под собственные же засекреченные сведения? Или это такой хитрый способ напустить еще большего туману секретности? Двум третям казахстанцев о банковских накоп­лениях остается только мечтать, зато, как раскладываются 18,8 трлн внутри оставшейся трети, поди догадайся!

Осталось интервьюерам из Национального банка начать опрос среди прохожих насчет того, сколько из них сводят концы с концами с помощью банковских кредитов, ведь в банковской статистике этого тоже не найти. Результат, смело предположим, получится не­множко обратным - более двух третей как раз признаются, что задолжали банкам. Между тем суммарная арифметика почти такая же - 18,2 трлн тенге долгов населения перед банками. Рост, кстати сказать, сразу на 28,9 процента за год. Люди буквально ломанулись за новыми кредитами. Только от хорошей ли жизни?..

Впрочем, по депозитам той самой засекреченной части от одной трети казахстанцев рост тоже впечатляющий - 20,4 процента за прошлый год. Вот бы вся экономика росла банковскими темпами, мы бы с президентским заданием по удвоению ВВП управились за два-три года!

                                                                                 ***

Однако рост росту рознь. Тот факт, что и депозиты некоторого количества вкладчиков, и кредиты массы населения растут прямо-таки космическими темпами, скорее, говорит о космической уже скорости нарастания разрыва между кучкой сверхбогатых и массой едва-едва имеющих средства к существованию и все более уповающих на жизнь в кредит казахстанцев.

Вот только руку помощи увязающему в долговой трясине населению никакой иностранный инвестор не подаст, это совершенно не его забота. Как, впрочем, и наши сверхблагополучные банки тоже, ведь чем больше у них занимают, тем больше доход.

В хорошем кино героя в последний момент всегда найдется кому вытащить из трясины. А по сценарию нашей жизни тоже можно помечтать о благополучном финале - руку помощи вдруг неожиданно протянет государство, если, конечно, забудет, что оно плохой собственник и управляющий. Причем речь вовсе не о прощении кредитов, а о банковской политике, работающей на страну и народ.

Пётр СВОИК, обозреватель

Поделиться
Класснуть

Свежее