3018

Самокритичный ЕНПФ

Единый накопительный пенсионный фонд подвел итоги за первое полугодие. Это были очень необычные полгода. За шесть месяцев успел разразиться бум изъятия накоплений, успокоение этой волны, поэтому итоги очень интересны и полезны не только финансистам.

Самокритичный ЕНПФ

Цифры ЕНПФ важны тем, что эта статистика самая достоверная. Заработки вне бухучетов, все “серые” и “из рук в руки” схемы, ухищрения по уменьшению облагаемых зарплат - это все мимо. Отчеты пенсионного фонда отражают реальную картину на рынке легального труда в Казахстане. К тому же надо понимать, что Единый накопительный пенсионный фонд - это исключительно учетная организация. Коммерческими операциями фонд не занимается, размещением его громадных накоплений заведует Национальный банк. Поскольку специалисты в ЕНПФ сильные, способные не только на строгий учет, но и на грамотную аналитику, нам остается только воспользоваться их интеллектуальным продуктом.

Начнем с того самого бума: выплаты за это потрясающее полугодие - один триллион и еще 711 млрд тенге. Из которых 1560 млрд - выведенные на жилье и лечение деньги.

Расклад такой: большая часть выведенного (1087 млрд тенге) пошла сразу на полный выкуп жилья, и еще 380 млрд - это различного рода ипотечные программы. Желающие пустить деньги на строительство индивидуального жилого дома тоже нашлись - на 9 млрд тенге, а 84 млрд использованы на лечение. Можно, конечно, порассуждать, какая часть этих денег обналичена. Например, через “родственные” покупки недвижимости или, допустим, сколько реально потрачено, нап­ример, на протезирование зубов, а сколько лишь пропущено через стоматологию. Но это не наша тема. В любом случае полтора триллиона тенге из накопительного пузыря ушли в реальную экономику, кому-то от этого вышла польза, на сколько-то подросли цены. Но в целом никаких особых потрясений из этого ни на жилищном, ни на финансовом рынках не произошло.

Закончилась ли история с изъятиями? А вот тут интересно: на 1 января вкладчиков, подпадавших под право получения излишков, насчитывалось 1 млн 154 тысячи, а сумма, которую они были вправе забрать, составляла 2,8 трлн тенге. На самом деле этим воспользовались 294 тысячи человек, забравшие те самые полтора с небольшим триллиона, выводя в среднем по 5,4 млн тенге. В результате по итогам первого полугодия потенциальных получателей стало… уже 1 млн 316 тысяч, потенциальная сумма к изъятию - 1,9 трлн тенге. То есть обладателей накоплений сверх минимального уровня к спаду ажиотажа оказалось даже больше, да и взято пока меньше, чем оставлено.

Поучительная вышла история. После того как президент в послании поручил правительству проработать возможность использования пенсионных накоплений, правительственная рабочая группа попыталась было наделить таким правом… один процент наиболее обеспеченных вкладчиков, но такое предложение из АП вернули на доработку. Пришлось, чтобы натянуть такую возможность на хотя бы 7-8 процентов вкладчиков, устанавливать весьма низкие для каждого трудового возраста пороги достаточности. И теперь у любого, имеющего белую зарплату хотя бы немного выше минимальной, набегает год от года некий “жирок”, который он может как копить, так и ежегодно отсасывать.

То есть ЕНПФ - это теперь такой “Титаник”, который остался на плаву после столкновения с некрупным, как оказалось, айсбергом разовых изъятий, но теперь продолжает плавание, имея по ватерлинии массу мелких пробоин.

Однако самое поучительное в этой истории другое: даже растянутое на теоретические миллион триста тысяч человек право изъятий все равно далеко не массовое. Если брать по общему количеству индивидуальных пенсионных счетов на сегодня (10 908 тысяч), то работников, хотя бы чуть-чуть возвышающихся над минимальными зарплатами, у нас только 12 процентов от всех вкладчиков. И даже от насчитываемого статистиками общего количества занятых в экономике (8781 тыс.) это только 15 процентов. Фактически же правом изъятия воспользовались только 2,7 процента от общего количества обладателей накопительных счетов. Для остального трудового населения нашей страны, не говоря уже о 451 тысяче официальных безработных, сам разговор, что из ЕНПФ можно получить какую-то денежку, - обидная абстракция.

Собственно, добротная аналитика самого ЕНПФ это и подтверж­дает. Активных накопительных счетов, на которые в течение года поступил хотя бы один взнос, всего 6204 тысячи. Это с учетом того единого социального платежа, который люди один раз внесли, чтобы получить пособие. А без ЕСП активных счетов вообще только 5980 тысяч, что составляет лишь 68 процентов от занятых в экономике. Средняя регулярность поступления взносов - 4,55 месяца, то есть даже эти активные менее 6 млн казахстанцев официально работают меньше шести месяцев в году.

Отчетность по структуре накоплений тоже показывает совершенную скудность: у 7,1 млн вкладчиков, или 66 процентов от общего количества, накопления менее миллиона тенге, 2,5 млн человек имеют накопления от 1 до 3 млн тенге, 850 тысяч накопили от 3 до 5 млн, 252 тысячи имеют от 5 до 8 млн, и только у 95 тысяч казах­станцев на счетах более 8 млн тенге.

Выносим за скобки разовые полтора триллиона и смотрим текущие дела. За эти полгода 54 млрд тенге получили те, кто как раз вышел на пенсию, но накопили они так мало, что им эти деньги выплатили зараз. Таких 84 тысячи. Плюс 44,5 млрд тенге - выплаты по графику. Это те, кто накопил все же больше разового изъятия. Таких “богатых” пенсионеров у нас на сегодня 247 тысяч, и их добавка от ЕНПФ к базовой пенсии в среднем 29 тысяч тенге в месяц.

Сравниваем 331 (84+247) тысячу пенсионеров, имеющих хоть какое-то отношение к ЕНПФ, с их общим числом 2,25 млн, получаем 14,7 процента - это доля накопительной системы по охвату выходящих и вышедших на пенсию. И по деньгам: 54 + 44,5 = 98,5 млрд тенге против примерно двух триллионов полугодовых затрат на социальное обеспечение из бюджета, это меньше 5 процентов. А ведь в задумке предложившего накопительную систему Всемирного банка была полная замена ею солидарной системы! Спустя 23 года после старта пенсионной реформы мы вынуждены признать: затея провалена.

Но даже нынешняя концепция Минтруда и соцзащиты, предус­матривающая трехуровневую систему - базовая солидарная пенсия из бюджета, доплата из ЕНПФ по обязательным взносам и такая же по добровольным, тоже провалена. Доплаты по обязательным взносам, как видим, незначительны как по охвату, так и по величине. Добровольных накопительных счетов 47 тысяч (это 0,4 процента) - таким является процент доверия к накопительной системе.

Поэтому, я вам скажу, страсти с изъятием денег на самом деле затмили более масштабную и давнюю проблему: накопительная пенсионная система не работает. Она великолепно удовлетворяет нужды самих “накопителей”, но никак не трудового населения и не пенсионеров. И это вопрос к правительству: доколе?

И тот же вопрос к распоряжающемуся уже 12,8 триллиона тенге накоплений Национальному банку: доколе будет еще раздуваться этот накопительный пузырь, не приносящий пользу ни национальной экономике, ни населению?

Да что там польза, пресловутая инвестиционная доходность почти вся держится на вытаскивании денег из бюджета. Так, за полугодие ЕНПФ отчитался о 753 млрд тенге доходности, из которых от отданных во внешнее управление (будто самим инвестиции не нужны!) активов получено 99 млрд. Еще 127 млрд набежало от пересчета курсов и котировок, остальное - от ценных бумаг внутри страны. Жаль, не указано, каких, но можем и сами подсчитать: в заемные бумаги Минфина инвестировано 5,6 трлн тенге и, если взять скромные 8,5 процента доходности, получаем, что из бюджета в очередной раз будет выведено, как минимум, 480 млрд тенге.

Вывод: поскорее бы успокоиться с жилищно-зубопротезными отвлечениями и приступить к реальному реформированию ЕНПФ и всей пенсионной системы.

Пётр СВОИК, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее