1846

Одновременно и политика, и экономика

От выборов сельских акимов к полнокровному сельскому производству - как вытянуть такую цепочку

Одновременно и политика, и экономика

Городская общественность не очень-то заметила выборы сельских акимчиков, а зря. Это на самом деле то самое ключевое звено, ухватившись за которое можно вытянуть всю цепь нашего народного и всего государственного благополучия, если, конечно, знать, как ухватиться и в какую сторону тянуть. Обещаю: сейчас мы перед вами протянем такую логическую цепочку, у самих дух захватит. Но начнем, предупреждаю, с тональности “за упокой”, чтобы к финалу рассуждений во всю мощь рвануть “за здравие”!

Местное самоуправление европейского типа, в котором тоже выбирают городских и сельских руководителей и на опыт которого наше правительство обязательно ссылается, выстроено на принципе государство в государстве. То есть у них МСУ - это такое самостоятельное в пределах каждого города или села государство, имеющее свою территорию, собственные полномочия, достаточные бюджетные и имущественные ресурсы и, конечно, отдельные от центральных властей выборы.

Тогда как у нас реализуется модель вертикального государства, предусматривающая органы местной государственной власти во всех административно-территориальных единицах. Местное же самоуправление признается в сообществах, охватывающих территории, на которых компактно проживают группы населения. То есть у нас любое возможное МСУ находится где-то внутри территорий, на которых уже осуществляется власть представительных (маслихаты) и исполнительных (акимы и акиматы) органов государственной местной власти. Соответственно, проявиться любому местному сообществу на некоей территории компактного проживания вне воли и интереса местного акима невозможно.

А что в таком случае означают выборы акима хотя бы самого нижнего звена? Это выборы государственного чиновника, вставленного в исполнительную вертикаль, имеющего только спущенные ему сверху полномочия и распоряжающегося данным оттуда бюджетом. Государственную кадровую политику это, возможно, оживляет, но никак не отменяет того обстоятельства, что любой аким, даже сельский, - это по Конституции и по факту представитель президента и правительства. А про представительство избирателей там ничего не сказано.

Вы скажете: дайте в села побольше бюджета, вот и будет самостоятельность. Ну, во-первых, если дети созрели до самостоятельной жизни, то на такую жизнь они должны сами зарабатывать. А если рассчитывать только на папины-мамины денежки, то вряд ли таких деток пора отселять и переставать контролировать их расходы. А во-вторых, давайте посмотрим на родительские, так сказать, бюджетные возможности.

Государственный бюджет состоит из республиканского, под ним один столичный, два бюджета городов респуб­ликанского значения и 14 областных, на третьем уровне 200 бюджетов районов и городов областного значения и на четвертом уровне 2346 бюджетов городов районного значения, поселков, сельских округов и сел-аулов.

При этом доходная часть республиканского бюджета на 2021 год утверждена в 11,7 триллиона тенге, тогда как доходная часть всего государственного бюджета составляет 14 триллионов. То есть на все бюджеты со второго по четвертый уровень приходится всего 16 процентов. Само собой, что распределение средств по бюджетной вертикали соответствует перевернутой пирамиде - чем ниже, тем меньше.

На республиканском уровне достаточно напряженно: донорами являются лишь Атырауская область и Алматы, еще немного добавляют Нур-Султан и Мангистауская область, общее изъятие от них 451 млрд тенге. Тогда как прочие бюджеты являются субвенционными, и для их формирования пришлось выделить 2,1 трлн тенге.

Аналогичная картина - минимальное количество бюджетно-достаточных единиц и максимальное количество требующих дотаций - и на уровне городов-районов. Вот приводимый правительством пример: в Акмолинской области все 17 районов являются субвенционными, в Карагандинской из девяти районов на дотациях живут восемь.

Более того, схема с предельной централизацией и минимизацией низовых расходов уже перенапряжена и рискует перестать отвечать по своим обязательствам. Достаточно сказать, что республиканский бюджет во многом держится на интенсивном расходовании запасов Национального фонда. Конкретно на 2021 год запланирован гарантированный трансферт из НФ в размере 2,7 трлн тенге и целевой трансферт в 1,85 триллиона. При том, что поступления в Национальный фонд в 2021 году определены в 1,96 трлн. Итого плановая убыль НФ только на нынешний год 2,6 триллиона тенге, а ведь запасы небес­конечны.

Тем более минимизированы сельские бюджеты - они на 95-99 процентов состоят из средств на содержание собственно акимчиков и их крохотных аппаратов. Если же ресурсы на сельскую социальную или коммунальную инфраструктуру и выделяются, например, в рамках программы “Ауыл - Ел бесiгi”, то централизованно. Например, в 2020 году через республиканский бюджет с небольшим подключением областных было освоено в 216 селах 90 млрд тенге, и это можно считать достижением. При том, что всего сельских населенных пунктов свыше шести с половиной тысяч.

Представители госвласти на селе существовали всегда - раньше они были на зарплате из районных бюджетов. Теперь появились бюджеты четвертого уровня с разрешением что-то собирать и самим. Но через платные парковки или шлагбаумы много не наработаешь. А если просить сверху, то подскажите, за счет кого: врачей или учителей, пенсионеров или полицейских? Или, может быть, коррупционеры поделятся? Кстати, будь сельские бюджеты побогаче, где гарантия, что избрание акимов поможет сократить, а не увеличить распилы?

Это все “за упокой”, теперь “за здравие”. Представим себе дело совершенно невероятное, но и очень простое: правительство решается на кардинальную реформу. Государственное управление осуществляется на территориях областей, районов и сельских округов, местное самоуправление - в городах, включая столицы, поселки, села и аулы. И одновременно создается экономическая основа для городских и сельских МСУ, дающая им достаточно ресурсов и мощно подпитывающая государственные финансы. В самом деле, в чем смысл проживания на селе, если это не выживание социальных аутсайдеров, не способных пристроиться в городе? Это, понятное дело, добротная жизнь на земле с хорошо оплачиваемой работой в современном сельхозпроизводстве. Такие вертикально интегрированные агрокомплексы и надо создавать вокруг областных и районных центров и опорных сел. А продолжение той же вертикальной интеграции - это предприятия пищевой промышленности, сельскохозяйственного сектора, заодно с автомобильным и нефтяным машиностроением в городах.

Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ недавно сказал, что Казахстан должен перейти на самообеспечение сельхозпродукцией. Мы добавим: плюс экспортировать еще столько, половину этого и четверть этого для начала.

Вы скажете: для этого нужно еще одно, тоже совершенно невероятное и совсем простое - громадные государственные вложения. Да, ответим мы, и это тоже замечательно - возможность освоения гигантских средств. Только где их взять?

Откроем секрет: достаточные для самых мощных агроинвестиций средства в Казахстане есть, но они крутятся во внешнеэкономической деятельности, находящейся вне национальной юрисдикции. Восстановление национального контроля над вывозной экономикой - вот ключевая тема, и мы о ней тоже обязательно поговорим.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее