1819

Судьба-2025

Будущее проясняется: теперь у нас есть общенациональные приоритеты и национальный план на следующие четыре года

Судьба-2025

В наше ковидное время редко услышишь хорошие новости, тем более что СМИ вообще грешат креном в недовольство властью и жалобами на собственную жизнь. Спешим порадовать: указами главы государства утверждены общенациональные приоритеты страны на период до 2025 года и национальный план развития на тот же период. Согласно им уже к концу 2024 года мы все с вами будем иметь реальный денежный доход на 27 процентов выше, чем в 2019-м, а жить тоже в среднем каждый будет до 75 лет.

Это если в цифрах. Но важнее любых расчетов запланированные принципиальные изменения в самом государственном аппарате: от громоздкого к компактному, эффективному, гибкому и “человекоцентричному” с высокой управляемостью и четко выстроенной деятельностью; от оперативного управления и чрезмерного контроля к концентрации на реализацию стратегических документов; от формализованного подхода к оказанию государственных услуг на основе запросов и будущих ожиданий граждан; от доминирующей роли государственного сектора к созданию конкурентной среды и эффективному привлечению частных инвестиций в экономику, особенно в высокотехнологичные производства.

В национальном плане так прямо и указана его суть: до 2025 года с учетом сложившейся “новой реальности” осуществить перезапуск пакета системных реформ, переосмыслить - ни много ни мало - роль государства и перенастроить основные государственные политики. Еще бы, ведь принимая во внимание международный и внутренний опыт проведения реформ, необходимо до 2025 года пройти точку невозврата в переходе к новой модели развития.

Кардинально измениться за ближайшие четыре года предстоит и нам с вами: от всеобщих патерналистских ожиданий к личной ответственности каждого. Еще бы, ведь государство собирается перейти от количественного приоритета к созданию условий для качественного и устойчивого роста и от доминирования в экономической деятельности к стимулированию частной инициативы и минимально необходимому регулированию.

Зато и перспективы, особенно для входящего в жизнь поколения, намечаются просто шикарные: обеспечение занятости креативной и образованной части молодежи через появление новых крупных отечественных высокотехнологичных компаний и создание новых рабочих мест за счет развития технологического и венчурного предпринимательства как основы для развития среднего класса новой формации. На основе исторически сильных сторон экономики и компаний-флагманов будут созданы технологические хабы и кластеры, в которых появятся якорные экспортно ориентированные продукты.

А еще, я вам скажу, чем важно утверждение общенациональных приоритетов и национального плана развития, так это тем, что теперь всё - кадры, структуры, ситуативные и стратегические планы - соединено в одной, президентской, точке власти. До этого было некое объективное раздвоение: глава государства был новый, а правительство старое, переназначенное, правда, после парламентских выборов.

Так вот, это старое-новое правительство, так или иначе справляющееся с очень непростой из-за пандемии, и не только, текучкой, оставалось ну каким-то совершенно неотзывчивым на требования президента представить ему программу глубоких, возможно, радикальных экономических реформ. Главе государства пришлось даже создавать при себе специальные структуры для стратегических разработок, те тоже не сильно торопились, но вот - скрепленный утверждающей президентской подписью результат.

Можно сказать, победил сплав опыта и молодости: самый заслуженный макроэкономический агашка, возглавивший АСПИР (Агентство стратегического планирования и реформ) и самый юный в нашей истории министр национальной экономики выдали наконец столь впечатляющий продукт.

Хотя и, надо прямо сказать, не без недостатков. К примеру, основные цифровые обещания взяты из предвыборной программы партии Nur Otan, но… далеко не все. Та программа (а она ведь как раз тоже на пятилетний депутатский срок) гораздо подробнее и детальнее.

Куда, например, делось высказанное в президентском послании и повторенное в адресованной избирателям программе правящей партии намерение увеличить на 500 тысяч гектаров площадь лесов в стране с высадкой 2 миллиардов деревьев, в том числе 15 миллионов в городах?

Прикинем по карте: если идти с востока на запад, от Семея до Атырау и, конечно, с заходом в Нур-Султан, то получится сплошная лесная дуга длиной две с половиной тысячи и шириной ровно два километра. Причем деревья в таком рукотворном лесу, если даже не оставлять проездов, придется сажать через полтора метра - не каждый охотник продерется сквозь эдакую чащу.

Плюс порядка четырех тысяч гектаров новых зеленых насаждений в городах. Такие объемы почво-подготовительных, лесопосадочных и оросительных работ втянут в себя основной бюджетный и общий экономический потенциал страны и всех без остатка самозанятых. Как же можно было не заметить фактически главный фактор развития экономики и социальной сферы? Тем более что разработчики, надо думать, сами члены партии!

Впрочем, это даже хорошо, что в национальном плане почти нет конкретики, все больше изложение намерений. С цифрами у разработчиков как-то не задалось. Если брать греющие наши надежды 27 процентов роста доходов населения, то хотелось бы знать, за счет чего. Коли в расчете на общий рост экономики, то до столь высокой планки просто не дотянуться, особенно с учетом, что ВВП прошлого года не вырос, а просел на 2,6 процента. Если же за счет перераспределения доходов внутри ВВП, то да, там есть откуда брать.

Статистики дают такой расклад: на оплату труда приходится чуть меньше 31 процента национального валового дохода, бюджет имеет свои семь с небольшим процента, а 62 процента - это доходы корпораций. Революция в таком распределении совсем бы не помешала, но даже самой такой темы в приоритетах и национальном плане не обозначено.

Или возьмем обещание увеличить объем валовой продукции сельского хозяйства в 1,3 раза, производительность труда в АПК - в 2,5 раза. Смотрится хорошо, хотя бы сытыми будем. Но… производительность труда - это объем продукции, поделенный на численность работников. И чисто по правилам арифметики для соблюдения таких наметок нам светит то ли повышение цен на сельхозпродукцию в 2,5:1,3 = 1,9 раза, то ли, наоборот, сокращение численности занятых в АПК почти наполовину.

Наконец, такое прорывное обещание, как увеличение в два раза - до 41 миллиарда долларов - несырьевого экспорта. Смотрим свежий отчет за 2020 год: общий экспорт товаров почти 47 миллиардов долларов, в том числе несырьевая часть, если даже засчитать туда строчки “химическая продукция” и “металлы и изделия из них”, набирается в районе 14 миллиардов. И что же имели в виду разработчики? Что от нынешних, со всеми натяжками, 14 миллиардов несырьевой экспорт взметнется за четыре года до 41 миллиарда долларов? Или здесь аккуратно зашифровано намерение набрать 41 миллиард за все годы действия национального плана, чтобы вообще не напрягаться?

Хотя хватит придираться, давайте скажем главное: мы имеем чисто либеральный катехизис, фактически мантру, мало относящуюся к реальному состоянию казахстанской экономики и стоящим перед нею вызовам. Недаром во всем тексте нет даже элементарного анализа этого состояния, вот просто нет, и все. Все проблемы сведены к пандемии, которая когда-нибудь закончится, и все, дескать, вернется на круги своя. Но вернется ли?

Пётр СВОИК, Алматы

Поделиться
Класснуть