1796

Электричество от “базаркома”

Минэнерго готовится к отопительному сезону, а потребители - к новым тарифам

Электричество от “базаркома”

Начало осени - традиционный сезон для отчетов о подготовке к зимнему отопительному периоду. Об этом на площадке пресс-центра правительства на днях доложил вице-министр энергетики Сумгат ЕСИМХАНОВ. Этот же вопрос рассмотрели на заседании кабмина на текущей неделе.

По словам Есимханова, все: и создание запасов топлива, и завершение ремонтных компаний - идет в соответствии с графиками. В подтверждение чего главное в стране должностное лицо, ответственное за электроэнергетику и теплоснабжение городов (в остальном Минэнерго поглощено нефтянкой), перечислил количество отремонтированных энергоблоков, котлов и турбин, протяженность поправленных сетей и нормативные недели-месяцы, на которые создаются запасы угля-мазута.

Единственный упомянутый сбой - отставание ремонта блоков №5 и 8 на ГРЭС в г. Аксу (исторически первая крупная электростанция Казахстана, до сих пор делящая лидерство по выработке с Экибастузской ГРЭС-1). Впрочем, вице-министр и тут поспешил успокоить: к подаче тепла эта станция отношения не имеет.

Выходит, и нам пора посмотреть на приближающийся отопительный сезон: как мы сами, потребители тепла-электроэнергии, к нему готовы. Сразу скажу, что отчет Мин­энерго объективен, подготовка к зиме идет нормальным ходом, никаких техногенных провалов, блэк­аутов и замерзающих городов не ожидается. Хотя критический износ в энергетике и теплоснабжении больше накапливается, чем снижается, добром это не кончится, и с этим все равно придется что-то делать, но… видимо, и так продержимся.

Пока речь идет в основном о сборе с потребителей средств для поддержания текущей деятельности с некоторой добавкой на обновление-увеличение мощностей. Такой тариф называется предельным. Как это сказывается на стоимости теплоснабжения - отдельный разговор, а сейчас коснемся (прямо так, голыми руками) электричества.

Информирую: Минэнерго готовит осторожное такое повышение предельных тарифов для электростанций. Так сказать, на пробу, чтобы выяснить, как отреагируют народ и президент страны на окончание тарифного моратория, объявленного как раз перед транзитом власти. Для той же Аксуской ГРЭС, например, планируется с 4,0 тенге за 1 кВт/час поднять до 4,5.

Причины? Да сколько угодно: ползучая девальвация, например, при том, что вся выручка в национальной валюте, а существенная часть затрат - в иностранной. Или, допустим, наращивание альтернативной энергетики: выработка ежегодно растет примерно на треть и по результатам первого полугодия вышла уже на 1,77% от общего производства. Вроде бы пока немного, но зато сравните со стоимостью (держим в уме угольный 1 кВт/час по 4 тенге или пусть даже по 5,8 тенге, как у ЭГРЭС-1) экологичной энергии: на последних аукционах строители ветровых электростанций получили долгосрочные закупочные цены между 21 и 22 тенге за 1 кВт/час, солнечных - от 19 до 24 тенге. А кто покупает эту замечательно чистую электроэнергию? Ее обязаны покупать как раз угольные станции, растворяя бездымные, но дорогущие киловатты в стоимости собственной продукции. Это так ловко придумали в правительстве, чтобы самим не тратиться на альтернативную энергетику.

Вы скажете: но мы-то как раз и платим за электроэнергию от 20 тенге и выше, будто уже снабжаемся от солнца-ветра. Как набегает двойная-тройная надбавка от цены основного производителя? Выглядит так, будто от главных угольных электростанций нам достается только дым. А кому идет дешевое электричество? Могу ответить, но только наполовину. На ту половину, которая касается сетевых тарифов: на высоковольтную и распределительную передачу уходит еще от 4 до 6 тенге за 1 кВт/час. А вот вторая половина ответа, почему все же мы платим не по 6+6=12 тенге, а в полтора-два раза больше, скрыта в тумане так называемого оптового рынка электроэнергии. Основные сведения по которому, хотите верьте, хотите - нет, при общенациональной значимости такого товара, как электроэнергия, упрятаны в коммерческом таинстве.

Известно, например, что при потреблении за первое полугодие 52 млрд кВт/час на так называемых централизованных торгах (по которым есть хотя бы частичная информация) распределено 11,7 млрд, или 22,5% всего объема. Известна и общая стоимость - 66,1 млрд тенге, откуда высчитывается средняя цена - 5,65 тенге за 1 кВт/час. Если бы нам это досталось, то и с сетевыми тарифами мы бы платили намного меньше сегодняшнего. Но такие торги не для нас. В основном они для небольшого набора участников того самого укутанного в туман секретности распределения 77,5% всей потребляемой в стране электроэнергии на так называемых децентрализованных торгах. Под этим названием понимается заключение двусторонних - между электростанциями и либо крупными потребителями, либо специально созданными перепродавцами - ЭСО (электроснабжающая организация) - долгосрочных договоров.

Причем торгами такие сделки можно назвать лишь в определенном смысле, потому что свободного рыночного составления пар не может быть в принципе. Электро­энергетика - это не набор как-то там конкурирующих между собой электростанций. Такая картинка могла прийти в голову либо техническим профанам, либо пришедшим к управлению отраслью ушлым коммерсантам, натягивающим отрасль на бизнес-выгоду. Энергосистема по сути - это полная естественная монополия, диспетчерская и ценовая. Поэтому роль невидимой руки на рынке электроэнергии играет некий “базарком”, никак не прописанный в законодательстве, но уже много лет скрытно сводящий интимные пары продавец - покупатель (перекупщик).

А те самые 22,5% всего электропотребления, которые распределяются как бы на публике и, так сказать, групповым образом, - это такая отвлекающая постановка перед опущенным занавесом, закрывающим главное - парное таинство. Вот поэтому в таком отвлечении и задействована совсем небольшая часть электростанций и тех самых ЭСО-перепродавцов, эдакая дополнительная повинность, на которую тот же “базарком” выделяет квоту.

Если же перевести наши отдающие эротикой и театром образы в голую арифметику, то вот численная иллюстрация крохотных, меньше фигового листочка, размеров отвлекающей роли централизованных торгов. А именно: в режиме “в течение операционных суток” за полгода было продано 2 млн кВт/час, и это менее… 0,004% общего потребления. Между тем даже домохозяйка знает, что потребление электроэнергии имеет сильно скачущий график, но не по месяцам, неделям или дням, а в течение каждых суток. Поэтому если уж и устраивать реальные торги электроэнергией, то прежде всего именно в суточном режиме, когда вечерние пиковые и предутренние нагрузки могут отличаться даже в разы. Поэтому ничтожные четыре тысячных процента - саморазоблачительная величина, демонстрация не торгов, а их изображения.

Средняя стоимость 1 кВт/час, кстати, и в таком имитационном режиме получается невысокой - 6,5 тенге. Потому что даже такие тарифы не для нас, это тоже прикрывающие игры “базаркома”. А собственно потребительский тариф для населения, для малого-среднего бизнеса и для бюджетников рождается на закрытой кухне “базаркома”, где электростанции с дешевой выработкой сводятся с кем надо, а что подороже, то отправляется на наш с вами розничный рынок.

Важный момент: продавать дороже предельного тарифа электростанциям не разрешено, а дешевле, для своих покупателей, не запрещено. Соответственно, предельные тарифы достаются нам с вами, и чем больше неизвестных публике блатных льгот, тем быстрее новое повышение.

Вообще, я вам скажу, в электро­энергетике и ЖКХ накопилась масса проблем, мы к ним еще не раз вернемся. Но вот такой оптовый рынок - самый большой вызов всем нам.

Пётр СВОИК, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть