1694

Место встречи изменить нельзя?

Митинги в Казахстане: от разрешения к уведомлению

Место встречи  изменить нельзя?

Сейчас в обществе бурно обсуждается тема митингов. Надо отметить, отношение госорганов к этой форме выражения гражданами своих мнений изменилось после того, как президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ заявил, что гражданское общество вправе проводить подобные мирные публичные акции. Мы решили узнать у наших экспертов, что они думают о митингах как о форме диалога народа с властью.

Бекнур КИСИКОВ, член общественного совета Алматы:


- Прошедший в минувшее воскресенье в Алматы митинг доказывает, что ничего страшного в этом нет - собрались интеллигентные люди, никто не нарушал порядок. Хотя в этом году было много ситуаций, когда людей задерживали на митингах. Но зачем такой имидж нашей стране - чтобы говорили, что у нас захватывают людей, которые вышли на мирный митинг или просто мимо шли?

Несомненно, митинги нужны. Конечно, я говорю о мирных митингах, никому не нужны беспорядки и хаос. Надо давать людям возможность собираться и открыто высказывать свое мнение, не нарушая закон. Это право определено Конституцией. При этом митинги должны быть заранее согласованы с властями, причем вполне возможно, считаю, в уведомительном порядке.

Что касается выбора площадки для митинга, то, например, на Западе есть определенные места, где можно митинговать, не мешая другим. То есть уважая права одних людей, нужно не забывать про права других.

В то же время я считаю, что одних только митингов недостаточно, нужны другие формы взаимодействия власти и общества. Следует организовывать и другие площадки, где была бы возможность высказать свое мнение, подискутировать и быть услышанными.

Алибек ШАПЕНОВ, первый секретарь Алматинского горкома КНПК:

- Митинги, разу­меется, не единственное, но очень хорошее средство общения как между самими гражданами, так и с властью. На мой взгляд, нужно их проводить тогда и ровно столько, сколько необходимо народу. Хочется помитинговать - берите, как того сегодня требует закон, разрешение, приходите в парк или туда, куда скажут, и выступайте, сколько душе угодно.

Хотя для меня разрешение на митинг несколько абсурдно звучит - в том смысле, что на реализацию своего конституционного права нужно брать какое-то разрешение. Тогда, по логике, нам нужно брать разрешение на то, чтобы обслужиться в поликлинике (право на медицинские услуги), чтобы купить квартиру (право на жилье), зачать и родить ребенка (право на жизнь). А вдруг акимат не даст добро? С юридической точки зрения получается абсурд. Поэтому наиболее логичным видится уведомительный характер. То есть граждане уведомляют госорганы, что хотят провести митинг, а власти обеспечивают закон и порядок. Считаю, что в скором времени законодательство в этом контексте будет изменено, потому что мы медленно, но верно идем по пути демократизации.

Жемис ТУРМАГАМБЕТОВА, исполнительный директор общественного фонда “Хартия за права человека”:


- При отсутствии диалога и разъяснительной работы, а также регулярных встреч представителей власти любого уровня с населением и возникают нездоровые митинговые страсти. По образному выражению Ленина, из искры возгорается пламя. Нужна практическая реализация права на свободу мирных собраний, а также на свободу выражений мнений и свободу слова. Для этого нужны новые качественные законодательные нормы, в которых надо четко прописать пределы полномочий властных органов.

Власти надо научиться вступать в диалог с народом, особенно это касается работников управлений внутренней политики, прокуратуры разных уровней. Не нужно делать из полиции дубинку, наоборот, сейчас крайне необходимым является укрепление доверия населения к полиции и в целом к власти!

Андрей ЧЕБОТАРЕВ, политолог:


- Считаю, у народа должна быть возможность выпустить накопленный пар. Мы видим, что митинги, которые прошли в Алматы и столице в минувшее воскресенье, не привели к каким-то серьезным эксцессам. Закон, который регулирует вопросы проведения митингов, действует, но там, конечно, жестко ограничено право, прописанное в Конституции. Неоднократно и наши правозащитники, и представители международных организаций, та же ОБСЕ, указывали нашим властям на это. И, как мне кажется, то, что президент Касым-Жомарт Токаев сказал, что нужно пересмотреть этот закон, - это правильно. Нужно это сделать, причем провести серию экспертных заседаний и общественных слушаний по этой теме. Думаю, это может быть один из первых вопросов, которые рассмотрит Национальный совет общественного доверия.

Другое дело, если власть не хочет допустить какие-то спонтанные митинги или другие акции протеста, которые могут привести к трагическим последствиям, то она должна опережать события: брать на себя инициативу и вступать в диалог не тогда, когда многотысячная толпа подходит, к примеру, к зданию акимата, а заранее.

Сегодня сложилась такая ситуация, когда у нас в стране нет серьезных оппозиционных организаций, которые могли бы быть посредниками между властью и обществом. Следовательно, надо использовать другие диалоговые площадки. И, в принципе, они есть, это те же общественные советы, которые созданы во всех регионах. Надо просто сделать так, чтобы диалог шел не только между членами совета и акимом. Надо, чтобы на заседания приглашались и другие представители общественности, и обсуждались те вопросы, которые действительно актуальны в текущий момент.

Альнур ИЛЬЯШЕВ, юрист:


- Конечно, создание и деятельность партии - классическая форма политического диалога, но она сложная в процедурном плане. Поэтому проведение митингов - одна из форм донесения чаяний граждан до государственной верхушки, это мировая практика. Проблема возникла - люди вышли на митинг и обозначили ее, чтобы уже сегодня власти занялись ее решением. Соответственно, количество людей будет определять остроту этой проблемы.

Абсолютно согласен с мнением, что митинги должны носить уведомительный характер. Ведь речь идет о мирных митингах. Конечно, на первом месте стоит свобода слова, чтобы можно было высказать свои возражения. Что касается мест для проведения подобных мероприятий, то, считаю, они должны проходить там, где этого требует ситуация. Например, если претензии к акимату, то у акимата.

Но в то же время надо учитывать интересы других граждан, чтобы проведение митинга не мешало им, не угрожало их жизни и здоровью, имуществу и т. д. Надо это всегда оценивать. То есть те, кто хочет выйти на митинг, должны брать на себя ответственность. Все эти ключевые принципы прописаны в Международном пакте о гражданских и политических правах, который Казахстан ратифицировал, но не всегда выполняет.

- Вам не кажется, что после того, как после митингов власти пошли навстречу отдельным категориям граждан, народ в отдельных случаях стал злоупотреблять ситуацией?

- Это естественный процесс. Долгие годы все это накапливалось и разом начало вылезать. Ребенок почему плачет? Чтобы обратили внимание и выяснили, что с ним происходит: кушать хочет, болеет и т. д. А когда других инструментов нет, диалога нет, конечно, люди прибегают к таким способам. А там всегда будут появляться те, кто считает: проси верблюда - получишь барана. То есть это неизбежный процесс. Просто у наших граждан до сих пор нет политической культуры. И власть в ее развитии не заинтересована. Если бы была заинтересована, у нас бы давным давно все эти механизмы работали. И не было бы проблем. На самом деле я не вижу трудностей, чтобы весь этот процесс организовать. Главное, чтобы всемирно признанные и опробованные демократические механизмы применялись на практике и у нас.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Романа ЕГОРОВА и с сайта inform.kz, Алматы

Поделиться
Класснуть