3967

Мелочи, а неприятно...

Россия пошла в обход казахстанских блокировок в ЕАЭС... Куда это выведет?

Мелочи, а неприятно...

Президент РФ Владимир ПУТИН поручил правительству принять меры по обходу антидемпинговых мер, заблокированных Казахстаном в рамках Евразийского экономического союза - натуральная торговая война с выходом на высший государственный уровень.

Вообще-то мелочь: производимые в ЕС гербициды продаются на рынках ЕАЭС, по мнению российских производителей того же товара, дешевле, чем на собственном европейском рынке.
Поэтому Россия, защищая своих производителей, запланировала антидемпинговые пошлины. Что было бы вполне нормально, не будь у нас… отменившей внутренние таможенные границы евразийской интеграции. Поскольку торговое пространство России и Казахстана теперь общее, Казахстан, которому некого защищать со стороны производителей, выступил на защиту покупателей более дешевых гербицидов. И заблокировал, пользуясь механизмом принятия решений в ЕАЭС только консенсусом, намерение России. Что тоже было бы нормально, не будь у нас… Ну, это мы уже написали, а вы прочитали.
И далее, по спирали, дело дошло до президента РФ, рассудившего, как Насреддин: и Россия права, и Казахстан прав, а потому мы пойдем другим путем: обойдем казахстанскую блокировку. На этом промежуточном витке все довольны: в Россию европейские гербициды смогут попадать только через антидемпинговую пошлину, в Казахстан - без пошлины, а то, что между ними нет границы… придется ставить каких-нибудь санврачей, которые станут обнаруживать в реэкспортируемых из Казахстана европейских гербицидах, например, кишечную палочку. И у всех будет дополнительный заработок.
Аналогичная история, кстати сказать, разворачивается в эти дни и на металлургическом фронте. Ассоциация “Русская сталь” поддержала применение мер антидемпинговой защиты на национальном уровне в случаях, когда такие меры блокируются в рамках ЕАЭС.
Поэтому на следующем логическом витке может возникнуть и такой вопрос: коль скоро союзники все равно обходят их же совместные процедуры, не проще ли упразднить Евразийский союз и восстановить таможенные границы? Но до этого, сразу скажем, дело не дойдет. По ходу изложения станет ясно почему, а пока продолжим громить ЕАЭС.

Вот посмотрите на график товаро­оборота Казахстан - Россия по ходу образования и деятельности Таможенного и Евразийского союзов: никакого роста, все наоборот. Можно проследить перипетии, связанные с Майданом и Крымом, санкциями и контрсанкциями, с обрушением нефтяных цен, с девальвацией рубля и тенге. Все неизменно приводило как раз к сокращению взаимной торговли. А вот ускоряющего влияния интеграции никак не разглядеть. Да, последнее время товарооборот растет, но даже на досоюзный уровень он так и не вышел. В 2011 году - времени начала Таможенного союза - экспорт Казахстана в Россию был равен $6,6 млрд, импорт из России - $14,1 млрд, а по итогам 2018-го при всем росте последние пару лет мы получили соответственно $5,2 и 12,4 млрд.
И вообще, я вам скажу: с просто торговых позиций Евразийский союз для нас скорее мелочь, причем неприятная. Вот следите за цифрами. По итогам 2018 года экспорт Казахстана составил $61,6 млрд, из них в Россию - только $5,2 млрд, или 8,4%. Может показаться, третьестепенная для наших сырьевых экспортеров после Евросоюза и Китая страна.
На импорт же мы затратили в 2018 году $32,4 млрд, в том числе в Россию ушло $12,4 млрд, 38,3%. Да, от российских поставок мы зависим больше чем на треть - с ежегодным отрицательным сальдо больше семи миллиардов долларов. Не совсем мелочь, и опять же неприятная.
Причем и такие не слишком большие и невыгодные для нас торговые обороты были бы еще меньше и неприятнее, не будь заложенных еще в СССР поставок карачаганакского газоконденсата на переработку в Оренбург, и наоборот, а также подключения Павлодарского и Шымкентского НПЗ к нефтепроводу из Омска.
А вот если посмотреть со стороны северного соседа, то нас вообще можно не разглядеть: доля Казахстана в российском импорте прошлого года - $240 млрд, или 2,2%. И почти столь же незаметен Казахстан в российском экспорте - $452 млрд, или 2,7%.
Впрочем, современный глобальный рынок - это не только свободное передвижение товаров, но и, что еще важнее, капиталов. И как же с этим обстоит дело на общем евразийском экономическом пространстве? Еще мизернее, чем с товарами.
Международная инвестиционная позиция Казахстана осенью 2018 года: общее сальдо минус $61 млрд (с этого минуса и набегает вывод валюты на обслуживание внешнего долга и вывоз доходов иностранными инвесторами), складывающееся из $161 млрд наших инвестиций за рубеж и $222 млрд иностранных инвестиций в Казах­стан.
В том числе прямые (то есть в производство, а не в бумаги) инвестиции - $163 млрд. Место России в таком инвестиционном раскладе опять невыдающееся: общее сальдо - минус 4 млрд (мелочь, но приятная для России, а не для нас). Мы туда вложили 8 млрд, Россия в Казахстан - 12 млрд, в том числе прямых инвестиций на 5 млрд долларов. Это мизер.
Для сравнения: с США мы имеем плюс 12 млрд, наши вложения туда - 43 млрд, от них в нас - 31 млрд, в том числе прямые инвестиции - 30 млрд. Расшифровываем: богатый сырьем, но не доходами населения Казахстан все равно является финансовым нетто-кредитором и без того не бедной Америки. А вот прагматичные американцы вкладываются не в наши бумаги, а в месторождения.
Впрочем, про Америку отдельная тема, а что касается России - в инвестиционном смысле это такая крохотная страна на нашей северной периферии. А Казахстан для России, в том же инвестиционном смысле, еще более дальние задворки бывшей империи. Наши инвестиции в Россию от всех иностранных - 1,6%, а доля Казахстана в иностранных инвестициях России - в районе одного процента. Вот так: от 2,2 до 2,7% по торговле и от процента до полутора по инвестициям - серьезные политики на такой мизер могли бы вообще не обращать внимания.
Зато, внимание, как раз нынешняя ничтожная эффективность ЕАЭС и содержит гигантский потенциал для развития всех участников!
Спрашивается: почему настойчиво продвигаемая президентом Казахстана программа индустриально-инновационного развития идет с таким трудом? Вопрос на вопрос: а какие объекты ФИИР из числа все-таки успешных не остановились на стадии разрезания ленточек? Только те, которые ориентированы на общие рынки Казахстана, России и ближайших соседей. Идея, что наша технологичная продукция сможет пробиться на рынки той же Европы, да хотя бы Турции, утопична. Китай потихоньку пропускает к себе наше мясо и кое-что из растительного - и это максимум возможного.
Только совместное инвестирование совместных производств на евразийском пространстве имеет на самом деле неограниченную и совершенно фантастическую (при наличии таких-то ресурсов!) перспективу. Соответственно, есть и кому препятствовать становлению столь сильного мирового игрока. Вот поэтому евразийская интеграция, застрявшая на уровне консенсусного механизма ЕАЭС, пока и пробавляется на мизере.

Пётр СВОИК, рисунки Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть