2963

Проблема из трёх букв

Активисты общественных организаций объединились в единый фронт и написали письмо вице-премьер-министру РК Дариге НАЗАРБАЕВОЙ и министру образования и науки Ерлану САГАДИЕВУ. Темой его стало Единое национальное тестирование.

Общественники понимают, что отменить ЕНТ невозможно, да и не за это борются. Они уверены, что назрела необходимость серьезно пересмотреть систему оценки выпускников школ в целом и снять истерию вокруг этого вопроса. Мы собрали общественных активистов и дали им возможность высказаться на наболевшую тему.
Канат НУРОВ, президент НОФ “Аспандау”:
- Стоит признать, проблема не только в ЕНТ, просто этот тест позволил выявить всю слабость содержательной части системы образования, как лакмусовая бумажка, проявил всеобщую некомпетентность. По большому счету, нет разницы - задавать тупой вопрос в виде теста или в виде экзаменационного билета. Понятно, что на внедрение ЕНТ потрачено много сил и средств, но нельзя его абсолютизировать, превращать в единственно достоверный инструмент оценки ученика, школы, учителя. В итоге мы получили коррупционную во многих своих составляющих систему. Например, сейчас для вузов нет смысла ставить плохие оценки на экзаменах ученику, получившему государственный грант, как нет смысла отчислять его из-за плохой учебы. Это означает потерять деньги. Проще дотянуть его до диплома. В итоге одни делают вид, что учатся, другие делают вид, что учат, в такой форме происходит освоение бюджетных средств.
Что касается содержания образования, в современном мире невозможно угнаться за фактологической частью. Акцент должен быть на формировании творческих, аналитических способностей. Вот тогда не надо будет изымать телефоны и гаджеты на экзамене, они даже помогут ученику фактами подтвердить свой ответ.
А чтобы ЕНТ из нервотрепки превратилось в оценку знаний, причем не по четырем выбранным предметам, а по всему пройденному в школе курсу, стоит сдавать пройденное постепенно и подойти к аттестату уже с набором оценок. Вот тогда ЕНТ поможет оценить знания учеников и профессионализм школьного коллектива. А у нас не будет предметов, присутствующих в учебном плане, но очень легко замещаемых теми, которые надо сдавать на ЕНТ. Ведь сейчас обучение в старших классах превратилось в фикцию. И дети, и школа, и учителя заняты только подготовкой к тестированию.
Марианна ГУРИНА, президент фонда “Ұлағатты жанұя”:
- Мы упускаем “ненужные” предметы, упускаем необходимость свободного времени для ребенка, и в результате он не успевает определиться, понять, чего хочет в жизни, какую специальность выберет. Раньше в школе пели, рисовали, лепили и не думали, что это время можно потратить с большей пользой - для натаскивания на ЕНТ. Задумайтесь: когда дети приходят в школу, на десять здоровых только один имеет хроническое заболевание. А на выпуске только один здоров. Я считаю, что в этом виноват режим учебных нагрузок и психологический прессинг в школе. Напряженность ЕНТ в том, что решается судьба ребенка и бюджет семьи, все это давит огромным психологическим грузом и зачастую даже меняет человеческие отношения родителей и детей. То несчастье, та катастрофа, которую родители видят в плохой сдаче ЕНТ, превращается в растущий процент школьных суицидов. Экзамен не должен превращаться в катастрофу! Вот на это и направлена предложенная нами программа.
Канат Нуров:
- Причем наши дети могут, не тратя нервы, не сдавая ЕНТ, получить аттестат и спокойно уехать учиться в Россию, Китай и еще в целый ряд стран, где благодаря знаниям, а не баллам поступают в том числе и на гранты. И не переживают такого стресса.
Маргарита УСКЕМБАЕВА, детский психолог, президент общественного фонда “Институт равных прав и возможностей”:
- Говорим мы и о методологии составления тестовых заданий, о необходимости единого образовательного стандарта. Сейчас разные учебники отличаются по содержанию, и детям приходится дополнять одно издательство другим. Ужасают постоянные обновления тестовых заданий, словно мы в школьнике видим потенциального обманщика, которого надо поймать с поличным. Составители заданий всячески изо­щряются, и в этой гонке теряется содержание.
Ирина СМИРНОВА, председатель алматинского филиала роо учителей и преподавателей “Ар-Намыс”:
- Вот свежий пример. В этом году собрали учителей истории на совещание в Алматы и объ­явили, что изменилась информация касательно первой стоянки человека и деления на периоды в бронзовом веке. Мол, теперь не смотрите на то, что написано в учебниках, а на ЕНТ будет обновленная информация. Также нам пообещали, что уже в этом году в вопросах ЕНТ будут усложненные логические задания. Какого они рода? На что это похоже? Как к ним готовить детей? Все находится под грифом “секретно”, а ведь работающие сейчас в школах учителя не обучались этому в вузах и не могут подготовить учеников к таким заданиям. Появятся в этом году и задания, в которых не один правильный ответ, а несколько, и ребенок должен отметить все. То есть тестовые задания меняются по содержанию, усложняются по форме, и все новшества сразу вводятся в тест, решающий, по сути, судьбу выпускника.
Марианна Гурина:
- Ужасно, что дети понимают: все покупается и продается. Не открою секрета, если скажу, что в позапрошлом году дети во многих школах собирали по десять тысяч тенге, а в прошлом - по сорок, чтобы во время прохождения класса через металлоискатель аппарат отключали. Тогда можно пронести телефон, и свои же учителя будут помогать отвечать на вопросы. Мы все обманываем друг друга! Да, есть школы, которые отказались от такой практики, и я представляю, как чувствовали себя дети, сдающие по-честному и понимающие, что школьник, сидящий рядом, пользуясь телефоном и поддержкой учителей, забирает его право на бесплатное обучение.
Маргарита Ускембаева:
- ЕНТ превратилось еще и в очень хорошую кормушку для огромной армии репетиторов. Их услуги сейчас очень дорогие, хотя ребенок должен получать в школе базовые знания, а не на дополнительных занятиях, не с родителями.
Ирина Смирнова:
- Я могу сказать, почему так происходит. Во-первых, мы планомерно пришли к полному кадровому краху, во-вторых, современные учебники написаны невероятно кос­ным, непонятным для детей языком.
Марианна Гурина:
- Подводя итог, могу сказать, что школа превращается в системное насилие, и я очень хорошо понимаю людей, выступающих за альтернативное и домашнее образование. Когда на государственные деньги родители сами решают, как учить ребенка, и не заставляют его сидеть в душном переполненном классе с учителем, которому они не нужны. Лично я для своих внуков предпочла бы именно такое. И хотя пока законодательной базы для домашнего обучения по выбору родителей нет, многие из них берут справки о якобы невозможности ходить в школу по медицинским показаниям и обучают детей сами.
Канат Нуров:
- Мы обращаемся с этим письмом, потому что понимаем: реформа ЕНТ назрела, главное, чтобы она произошла в нужном направлении, а не в еще более странные дебри нас завела. И, повторюсь, мы не за отмену тестирования, а за расстановку иных приоритетов в образовании. А от себя могу добавить, что нас замучили бесконечными реформами, когда ни одна идея не доводится до логического конца, все так и остается в лозунгах. Чиновники берутся за сложные вещи и не делают простых. Так и не решен вопрос с пятидневкой. А сколько копий сломано о двенадцатилетнее образование, когда оно уже фактически существует, если признать за первый нулевой класс в школах и программу дошкольных учреждений. Но, не решив одно, не доведя до ума, начинают новые реформы, и мы погрязли в болоте нововведений.
Записала

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее