3681

Там, на том берегу

Тихий мир перевернулся с ног на голову - его любимую изнасиловали; рожая чужого ребенка, она умерла; а сам он онемел от ужаса и стал писать страшные сказки.

Там, на том берегу

В Немецком театре в Алматы - премьера Wolgakinder (“Дети Волги”) по роману российского писателя Гузель ЯХИНОЙ. Это взгляд в далекое прошлое, история жизни немцев Поволжья. Сначала неспешно уютная. Позже - вырванная с корнем, закрученная в ураган страшных событий.

Роман Яхиной “Дети мои” был переведен на немецкий язык спустя год после первого издания и спустя 100 лет от событий, в нем описываемых. Постановка казахстанского театра по мотивам романа писательницы - первая. Автор, которая тоже присутствовала на премьере, рассказала, что впервые немецкие фразы и стихи услышала от дедушки, который преподавал язык в школе.

На сцене Республиканского академического немецкого драматического театра дети Волги говорят на двух языках - немецком и русском. Зрители, которым предлагается синхронный перевод, поначалу пытаются не использовать наушники. Проверить свой уровень. Но очень скоро их надевают - действие захватывает, не хочется пропустить важного.

Главный герой Якоб не может говорить, он лишь пишет сказки. Каждая новая - ужас­нее предыдущей. Как отсылка к старинным и страшным немецким сказкам. Это задумка автора романа. А уже режиссер-постановщик спектакля Александер ГАНС сделал их белыми листами - иногда это снег над заметенным вьюгой хутором, иногда белизна льда и черная бездна проруби, где топят провинившихся. Прибывший из театра немецкого города Хемница Александр совершенно не зря выделил для себя одну из ролей - на сцене он чертовски харизматичен.

Выйти из зала без вопросов, которые ты задаешь себе, невозможно. Как побороть страхи, что живут внутри? Неужели нужно великое, в масштабах страны, потрясение, чтобы из маленького человека-тени выросла целая личность? И неужели может стать чужим для страны целый народ?

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть