999

Зачем актеры независимого театра запасаются мукой?

Несгораемая

“Может быть, мне воскреснуть?” - “Не нужно, Жанна, тебя ведь тогда снова сожгут…” Еще один громкий процесс, но на этот раз в Алматы - по-своему, в формате “диалоги на суде” в альянс-театре 2act воссоздали историю легендарной Жанны д’Арк. Чем давняя и далекая история Орлеанской девы так близка казахстанцам?

Режиссер Виталий ШЕНГИРЕЕВ пожимает плечами: века прошли, но ничего не поменялось. Герои не нужны или годны лишь на время. А потом - задвинуть подальше, забыть, растоптать.

- Я и сам не знаю ответа на вопрос, что должно изменить человечество, чтобы подобные суды не повторялись, - признается режиссер.

Чем хороши небольшие камерные театры? Можно по-свойски подкатить к актерам с вопросами, эмоциями, дискуссиями и щедрой порцией обнимашек. Обсудить есть что - например, как коллективу независимого театра удается из всяческого хлама соорудить декорации и из ничего спецэффекты. Виталий (он еще и худ­рук в 2act) смеется: он мечтает о театре с канделябрами и креслами, но пока приходится крутиться.

К примеру, батальная сцена - там, где Жанна ведет на штурм врага у осажденной крепости… В хорошо финансируемом учреждении ее сделали бы с массовкой, дымом, светом и (как гордятся теперь их наличием в каждом театре!) LED-экранами. А тут артисты взялись швырять по сцене паллеты (один в один звук гремящих орудий) и горстями бросать в воздух муку (вот вам клубы порохового дыма на поле брани). Полнейший восторг от находчивости! Или тяжелая такая деревянная катушка (кабельный барабан, для дотошных) - она в спектакле тоже очень важный “персонаж” - и трон, и тяжелое орудие в битве, и даже кострище.

Интересна и сама подача материала - над текстом режиссер работал, выкраивая единое полотно из реальных исторических документов (протоколы суда над Жанной) и пьес Бернарда ШОУ “Святая Иоанна” и Жана АНУЯ “Жаворонок”. По отдельности ничего не подходило - героиню либо превозносили, либо уж очень рьяно развенчивали. Кое-что добавил от себя. Почти исследовательская работа. Он и сам, похоже, силится понять, что вело эту хрупкую девушку через пекло войны и лед людской неблагодарности - реальные голоса-знамения или шизофрения, о которой тогда еще просто не знали?

В постановке одна главная героиня - Жанна и целая толпа второстепенных и важных персонажей, которых на сцене воплощают всего четыре актера. Каждому досталось по целому вороху личин - Артём ГОРБУНОВ превращается из представителя английской стороны конфликта в нерешительного дофина Карла VII, коронованного благодаря девушке с голосами в голове и предавшего ее. Выходит, что и тут какие-то персонажи выпирают среди других, становятся важнее и объемнее. Диана ДЖИНИКАЕВА сыграла ту самую подругу, что не позволила Жанне воскреснуть. Элиза МОЛЧАНОВА мастерски воплотила мать героини, причитающей, что дочь опозорила семью, бросив вызов устоям. А еще подарила спектаклю звуковой спецэффект - спела так высоко и необычно, что и не различить даже, голос это или хрустально звучащий музыкальный инструмент.

Юлия ШЕНГИРЕЕВА (Жанна) выдыхает, ныряя в современность - здесь за кулисами театра растет ее маленький сын, да еще и пространство в порядок приводить после спектакля. Признается: этот переход всегда очень непростой. Но вся постановка приводит и артистов, занятых в ней, и зрителя к ответам на свои же вопросы. Как работает дар убеждения? Что такое вера, откуда берется она и набирает силу? И как следовать за тем, во что поверил, не сворачивая на препонах?

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть