7735

Жить так больше нельзя

Известный продюсер Баян АЛАГУЗОВА снимет шокирующий фильм, который считает главным делом своей жизни и весомым вкладом в борьбу с домашним насилием

Жить так больше нельзя

- Многие думают, что я буду рассказывать о личной трагедии четырехлетней давности. Но это не так, - сразу предупреждает Алагузова. - Конечно, если бы я хотела заработать, то просто сняла бы свою абсолютно голливудскую историю. Вы же помните, что книга о моей жизни разошлась тиражом, невиданным на нашем рынке за последние пять лет. Но сейчас у меня другая задача. Поэтому я взяла историю жизни среднестатистической женщины нашего государства. Каждой второй! Эти женщины не просто терпят, они уже не могут жить без оскорблений, унижений, побоев. В работе над образами мы прибегли к помощи психологов, они называют это созависимостью жертвы от мучителя. Когда мы вывернем все наизнанку, покажем так, как никто не покажет, тогда этот фильм заставит задуматься о том, что жить так больше нельзя.

- Удивительно, что вы объявляете о съемках некоммерческого фильма на непопулярную тему в тот момент, когда абсолютно все в нашей киноиндустрии только и думают о том, как бы заработать...

- Фильмы я снимаю уже десять лет. За этот период было сделано шесть полнометражных картин и около пятнадцати сериалов. Но я всегда шла к тому, чтобы позволить себе роскошь снять авторский фильм. Время настало, но я, конечно, не знала, что оно выпадет на такой сложный период нашей жизни.

Именно во время пандемии, когда все сидели по домам, мы видели страшную статистику - на 30 процентов увеличилось насилие в наших семьях. Каждый день в новостях сообщали, что одну женщину убили, другую порезали, третья, не выдержав, выбросилась из окна… Ко мне стали обращаться еще больше женщин, которые пишут: “Спасите меня и моих детей от мужа-тирана!” Я как могу поддерживаю, создаю резонанс, доношу до сведения властей и правоохранительных органов эти случаи. Но ничего в целом не меняется, мужчины чувствуют безнаказанность.

Я, кстати, состою в рабочей группе по подготовке законопроекта “О противодействии семейно-бытовому насилию”, но со своей стороны хотела бы сделать именно то, что умею делать хорошо. Считаю, что кино - это пятая власть, важнейшее из искусств, которое способно поменять мировоззрение человека.

- Сразу после личной трагедии вы говорили, что создадите фонд помощи женщинам, которые подвергаются бытовому насилию. Почему его до сих пор нет?

- Чтобы руководить фондом, надо прежде всего иметь много физических сил, а еще много ресурсов и времени. Когда я заявляла о создании своего фонда, была очень слаба, но мне казалось, что вот-вот мне станет лучше, вот-вот я наберусь сил и все будет хорошо. Но пока это не так.

Если люди судят о моем самочувствии по Инстаграму и теле­экрану, то хочу сказать им, что это не есть реальная жизнь, там ты показываешь только ее хорошую, солнечную сторону, а все проблемы оставляешь дома за закрытыми дверями, на своей подушке. Так что идея создания фонда живет, я ее разрабатываю и рано или поздно воплощу в жизнь. Но сначала мне надо крепко встать на ноги.

- После тех ран здоровье еще не пришло в норму?

- Не буду плакаться и просить, чтобы меня пожалели. Не хочу никаких спекуляций на этой теме, а потому не стану рассказывать, сколько операций пережила, как постоянно занимаюсь своим здоровьем. Это моя проб­лема, я решаю ее тихо и не держу обиду ни на кого. Но считаю, если уж это коснулось меня, человека с одной из самых громких фамилий в нашей стране, значит, не зря. Я была на волоске от смерти. Но для чего-то же выжила?

Думаю, Бог оставил меня на этой земле, чтобы я обратила внимание людей на проблему, которая приоб­ретает ужасающие размеры. Чувствую, что это моя миссия, я обязательно должна собрать деньги на фильм, который, скорее всего, не покажут в наших кинотеатрах, но мы представим его на главных международных фестивалях, и об этой проблеме узнает весь мир!

- Вы заявили, что на съемки понадобится 100 миллионов тенге, и объявили всенародный сбор средств. Но прошло два месяца, а собрано лишь около 11 миллионов…

- И это очень хороший результат в ситуации, когда у людей нет денег. Кто-то присылает 200 тенге и пишет: “Простите. Это все, что я могу. Зато от души”. А самая маленькая сумма была 90 тенге. Я очень благодарна всем, кто откликнулся, и, думаю, когда фильм выйдет на экраны, многие пожалеют, что не участвовали в этой истории. Даже в Индии десятки тысяч людей вышли на улицу, когда изнасиловали девочку. Это говорит об их сознательности и высокой гражданской позиции. А у нас все думают, что их это не коснется, и потому редко сопереживают.

Сейчас меня вовсю обвиняют, что я аффилирована, что фильм уже проплачен некими силами, чтобы продвинуть таким образом какой-то закон, не соответствующий нашему менталитету и вредный для нашего народа. Это полная ерунда! Разве я стала бы просить деньги, если бы фильм уже проплатили? Я искренне хочу поменять хоть что-то в нашей стране и всегда переживаю за все, что происходит не только со мной, но и с народом в целом. И если для кого-то мое имя связано только с гламуром, красивыми нарядами, походами на светские мероприятия, то хочу сказать, что это часть моей работы. Мне это действительно нравится, я к этому долго шла, но никто не отменял моего мировоззрения, моей социальной позиции.

- Было обидно, когда в разгар карантина люди писали звездам: “Так вам и надо. Поживите теперь как прос­тые смертные!”?

- Обидно от того, что, просидев без работы почти год, мы так и не услышали ни одного заявления со стороны Министерства культуры в свой адрес. Что нам делать, как нам жить? И никакой помощи от государства мы тоже не получили. А ведь многие мои коллеги сидят буквально без куска хлеба, подрабатывают за копейки на каких-то закрытых мероприятиях. Посмотрите, сколько ребят наснимали фильмов в прошлом году! Взяли у кого-то деньги, всем теперь должны, а когда зрители вернутся в кинозалы, вообще неизвестно. Кинотеатры, правда, недавно открылись на 30 процентов, но люди туда не пошли, они боятся.

Такая же история и в шоу-бизнесе. В апреле 2021 года группе “КешYOU”, которая всегда была моим стабильным бизнесом, будет 15 лет. У нас были большие планы, мы хотели сделать юбилейный концерт, но теперь на это нет денег. Раньше начиная с 15 декабря мы едва успевали переезжать с одного мероприятия на другое, а теперь - полная тишина. И если просидим так еще год, что очень вероятно, то придется подумать о роспуске состава.

Я знаю, что уже сейчас многие наши певцы занялись мясным бизнесом, продают кумыс, открыли пекарни. А некоторые стали таксистами, разносчиками еды. Я не жалуюсь, а констатирую факт. Хорошо, что у меня есть рекламные контракты, кое-какие заказы и, в конце концов, муж.

А на хейтеров не обижаюсь. Я так давно в этой профессии, что привыкла быть под их прессингом. К тому же понимаю: эти люди не виноваты, что живут плохо и всю свою злость могут вылить только на артистов.

- Тогда почему вы отвечаете только на обидные комментарии?

- Я же с приколом отвечаю! Они мне пишут, что я такая-сякая, а я подтверждаю и желаю им счастья. Может, хоть настроение кому-то подниму.

- Кстати, главная тема, которая сейчас обсуждается в Инстаграме, - беременность Баян. Да или нет?

- Я весила 50 килограммов, а сейчас мой вес - 58. Это связано с пандемией, с тем, что я, как и все, расслабилась. И собраться никак не получается. Понятно, что жирок там, жирок здесь, а главное - на животе. Вот люди и говорят о беременности.

- И многие радуются. Может, на самом деле стоит родить еще одного ребенка?

- У моего мужа двое детей, у меня двое детей. В нашей жизни уже были бессонные ночи, простуды, переживания, а сейчас мы живем друг для друга, и это такой кайф! Почему-то у нас нет культуры жить для себя, всегда надо жить для кого-то - сначала для детей, потом для внуков. В любой цивилизованной стране люди растят детей, отпускают их во взрослую жизнь, а потом путешествуют, общаются, пьют вино где-нибудь в Париже. И я хочу все это позволить себе, хочу быть настоящей женщиной - счастливой и любимой. Я же только вышла замуж, и у нас еще конфетно-букетный период!

- Ваш супруг Турсенгали АЛАГУЗОВ так вписался в наш шоу-бизнес, что теперь не просто муж звезды, но и сам настоящая звезда. Вы руку приложили к его раскрутке?

- Он такой и был. Думаете, почему я в него влюбилась? Потому что он абсолютно без наших предрассудков и рамок, от него не услышишь: “То нельзя, другое нельзя!” Он другой - свободный и свободомыслящий, и это мне в нем очень нравится. А насчет звезды - это гены. Ведь его папа - артист, который всю жизнь на сцене, музыкант, композитор, дирижер Турум АЛАГУЗОВ. Но, к сожалению, мой супруг - актер не самый талантливый (смеется). Мы всегда ищем на роли мужчин в возрасте 40+, высоких, интересной внешности. И я приглашала его на пробы, после чего, любя, честно сказала: “Дорогой, бизнесом у тебя заниматься получается лучше!” Иначе давно сняла бы его в кино.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Баян АЛАГУЗОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть