12047

Айбеку бывает со мной тяжело!

Зачем АИША скрывала имя и почему ей нравится жить на карантине. Об этом популярная певица, танцовщица и актриса рассказала в эксклюзивном интервью нашей газете

Айбеку бывает со мной тяжело!

- Ваш супруг, певец Беркут, перепугал поклонников, написав в своем Инстаграме, что вместе с тремя детьми уехал жить в отель, так как вы серьезно заболели…

- По симптомам это был настоящий коронавирус - потеря запаха и вкуса, ломота в теле, слабость и высокая температура, хотя анализ крови показал отрицательный результат. Болела я недели четыре, и в это время Айбек, чтобы не заразиться, кочевал с детьми - пожили в одной гостинице, потом в другой, затем у моей мамы, далее перебрались к его сестре. В итоге не выдержали и вернулись, не дождавшись конца моей болезни. А я хорошо провела время на карантине: мы так много работали в прошлом году, что мне просто необходимо было отдохнуть. И я наконец прочитала всю “Войну и мир”, которую хотела осилить еще со школы.

- А папочка-знаменитость без всяких нянек справлялся с маленькими детьми?

- Да, няни у нас нет с марта. Четыре года с нами жила хорошая няня, а потом она решила сменить род деятельности. Во время карантина искать никого не стали, только сейчас занялись этим вопросом, потому что мне уже надо начинать делать что-то, кроме ухода за детьми. А они у нас еще маленькие, и к тому же у каждого свой характер, требующий индивидуального подхода. Старшему Зейну шесть лет, он очень чувствительный, ранимый и творческий - большой затейник, постоянно выдумывает интересные игры и любит рисовать. Еще он спортивный, выделывает разные опасные трюки, поэтому мы отдали его на айкидо. Омару четыре года, он отличается от старшего брата тем, что имеет стальной характер, очень мужественный, и с ним непросто договориться. Сафийке два года. Оттого, что она растет с мальчиками, вынуждена быть очень боевой. В общем, мне нелегко! (Улыбается.) Поэтому люблю вставать в пять утра, чтобы была возможность заняться собой: спокойно принимаю душ, занимаюсь йогой, делаю массаж лица, молюсь, читаю. А потом встают дети, и мне надо готовить завтрак. Обедаем обычно тем, что осталось с ужина, и готовлю я сама.

- Помню, как была у вас в гостях накануне Нового года, когда Зейн только появился на свет. Меня поразило, как вы справлялись с малышом и при этом тут же, на моих глазах, приготовили бешбармак и быстро нарезали новогодний салат оливье!

- Уборка, глажка, стирка тоже были на мне. Но совмещать троих детей и работу по дому, пусть не гигантскому, но достаточно большому, оказалось сложно, поэтому недавно пригласили помощницу по хозяйству. В общем, все как у всех! (Смеется.)

- Но публика думает, что звезды шоу-бизнеса как сыр в масле катаются…

- Может, это касается мировых звезд, американских, голливудских? А у нас все попроще. К тому же я люблю готовить: с красным мясом у меня, правда, отношения не очень, зато салаты и пироги получаются отлично.

- С ростом популярности вообще не портится ваш характер...

- Иногда, когда сильно устану или не в духе, могу грубо ответить. Но это касается только близких, ведь мы всегда именно с родными людьми не стесняемся в эмоциях и все на них выплескиваем. То есть Айбеку достается и бывает очень даже тяжело со мной! (Смеется.) Вот, например, сегодня. Он вдруг сообщает, что сам придумал название для одного дела, которое мы хотим открыть. Я возмутилась: “А почему ты не посоветовался со мной?!” После этого наговорила лишнего и обиделась. Иногда мужа нужно проучить или дать понять, что так поступать нельзя, ведь мужчины совсем по-другому мыслят. Но долго злиться или обижаться я не могу, такой у меня характер. Или, может, воспитание.

- Замужество заставило вас заняться психологией? Именно посты о женской, семейной психологии набирают в вашем Инстаграме много лайков, и подписчицы даже просят советов.

- Это не совсем психология, а больше ведические знания. Когда мы с мамой жили в Караганде, я вместе с ней начала заниматься йогой. Мне тогда было лет 12. Мы ходили на разные лекции и по йоге, и по здоровью, и по отношениям. А когда переехали в Алматы, подключили еще лекции мастеров и учителей-кришнаитов. Эти знания очень помогли и продолжают помогать мне в семейной жизни. Когда все делаю как положено, по правилам, то получается очень хорошо. А когда не получается, то прошу совета у мамы, потому что она мой главный советчик и лучший друг.

- Расскажите о своей семье.

- Я очень горжусь своими мамой, бабушкой и дедушкой, которые воспитывали меня в большой любви. Хотя я и была единственным ребенком, но время было сложное, жизнь нелегкая, поэтому мама много работала, а со мной постоянно находились бабушка и дедушка. Они очень хорошие, добрые, простые люди. Дедушка был шахтером, а потом они с бабушкой трудились на металлургическом заводе.

Мама у меня банковский работник, и в Алматы мы пере­ехали, потому что ее пригласили сюда в Европейский банк реконструкции и развития. Потом мама вместе с подругой организовали консалтинговую компанию и занимаются консультацией банков.

Родители развелись, когда мне было три года, и я практически не помню папу. Знаю, что его отец, мой дедушка, родом из Узбекистана, а бабушка из Караганды. Лет пять назад меня нашел брат отца, от него я узнала, что папы уже нет в живых. Кстати, творческая я, наверное, в папу. Мама рассказывала, что он всегда был душой компании и, кажется, играл на гитаре.

- Помню, как ваш супруг сделал мне замечание: “Не называйте нас Виктория и Айбек. Мы Аиша и Беркут!” А недавно вы стали подписываться своим настоящим именем - Виктория ЖАНСЕИТОВА. К тому же наконец рассекретили свою маму. С чем это связано?

- Это Айбек хотел создать интригу. А теперь сказал: “Можно писать как есть”. Может, какие-то чакры у него открылись, а может, возраст! (Смеется.) Я же люблю оба имени, и мне все равно, как меня называют. Кстати, сценическое имя Аиша я придумала себе сама, а Айбеку очень понравилось, видимо, потому, что его маму зовут Айша. Уже потом, когда я меняла веру, по-мусульмански меня тоже назвали Аиша.

- Сложно быть келин, когда тебя вырастила русская мама?

- Келин - значит “идти помогать, уважать”, и в моем понимании так должна вести себя сноха, женщина в любой семье. Мои родители учили меня тому же самому, поэтому мне никогда не было сложно, просто вначале было непонятно оттого, что я не знала казахских обрядов и обычаев. Сначала мы сделали в Алматы нике, на котором присутствовали сестра и друзья Айбека, моя мама с отчимом и подруги, а через неделю по­ехали к мужу на родину в Тараз. Вот там, конечно, мне было непросто, но интересно. Я не знала, как вести себя во время беташара, что делать, но на меня сразу накинули платок, окурили все вокруг адыраспаном и приняли очень тепло. После я мыла с другими женщинами за гостями посуду, и это было для меня привычно.

Потом мама Айбека научила готовить бешбармак, у нас очень хорошие отношения, мы постоянно созваниваемся и общаемся. Моя свекровь интеллигентная, добрая женщина. А папа, правда, строгий. Я человек очень чувствительный, и у нас было несколько моментов недопонимания. Однажды, когда вся семья сидела, кажется, за ужином, я поставила локти на стол и оперлась щекой о ладонь. В этот момент папа, как мне показалось, очень грубо сказал: “Убери руки!” И я тут же побежала в ванную плакать. Уже потом поняла, что так папа может общаться не только со мной, но и со всеми в семье, потому что он человек военный, жесткий. А еще я поняла, что все зависит от мужчины, от мужа: как он заявит о жене в своей семье, как вначале преподнесет ее родным, так к ней и будут относиться. И национальность тут ни при чем. Все зависит от человека. Хорошее отношение ко мне - это заслуга Айбека.

- Значит, у вас полная идиллия в семье?

- Ну я бы так не сказала, потому что мы с Айбеком разные по характеру. (Смеется.) Очень разные! Я постоянно с ним спорю, потому что мои взгляды мне кажутся самыми правильными. Точнее сказать, взгляды на жизнь, наши основные принципы одинаковые, а вот в деталях мы расходимся. Я, например, уверена: если не доверяешь людям, то на твоем пути будут попадаться обманщики. А Айбек привык относиться к людям с недоверием, проверять их. Еще я люблю праздники: если день рождения, то, считаю, его надо отметить с размахом, а супругу нравится, когда все проходит тихо.

Или вот сейчас, когда мы выбираем школу для Зейна. Айбек считает, что он должен пойти в казахскую государственную школу, ведь там настоящая жизнь без прикрас, и это якобы позволит мальчику вырасти мужчиной. А я хочу, чтобы сын пошел в казахско-английскую частную школу, где будет индивидуальный подход к ребенку и не станут ломать ничью психику.

Да что говорить: когда я со своим преподавателем танцев случайно попала на день рождения Айбека и понравилась ему, то даже не рассматривала его в качестве своего будущего супруга, ведь связывать жизнь с артистом не входило в мои планы! Просто была молодая, глупая, и мне льстило, что популярный человек ухаживает за мной. Спустя два года мы расстались почти на месяц. Айбек уехал в Испанию выступать, я - в Караганду. А когда мы встретились вновь, то со мной произошло что-то странное - я поняла, что жить не могу без Айбека и очень хочу за него замуж. Мои близкие даже шутят, что он меня приворожил! (Смеется.)

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлены Аишей, Алматы

Поделиться
Класснуть