4599

Три голодных дня

Как артисты балета спасаются от набора веса на карантине? О своей самоизоляции нам рассказали балетный премьер ГАТОБ имени Абая Азамат АСКАРОВ и его супруга, ведущая солистка этого театра Асель АСКАРОВА, которых режим ЧП развел по разные стороны блокпостов.

Три голодных дня

- Как получилось, что Азамат оказался в изоляции в Алматы, а Асель с дочерью - в Алматинской области?

Азамат: Поскольку сначала объявили, что во время карантина нельзя будет даже выходить на улицу, я подумал: нашей полуторагодовалой дочери Алише будет лучше на свежем воздухе в частном доме у родителей Асель в поселке Сарыозеке, а не на девятом этаже нашей обычной двухкомнатной квартиры. Но никто не думал, что все затянется надолго, и теперь я очень скучаю.

Асель: Я тоже переживаю, что рядом с нашим ребенком сейчас нет отца. Ведь Азамат возвратился домой буквально перед карантином. У него были трехмесячные гастроли по Европе вместе с “Санкт-Петербургским Фестиваль балетом”. И вот опять расставание…

- Боитесь, что в изоляции потеряете форму?

Азамат: Думаю, когда возвратимся в театр, то необходимо будет недели полторы серьезных занятий, чтобы все артисты балета вернулись в нужную форму. Некоторые коллеги говорят, что уже набрали 7-8 килограммов. Я пока держусь, но не знаю, что будет дальше. В первые два дня карантина, конечно, было классно: мы с удовольствием отоспались, повалялись на диване, а потом организм начал требовать занятий. У нас такая профессия, что тело требует постоянной физической нагрузки. Артистам балета необходимо размяться, у станка постоять, потому что без нагрузки начинают болеть суставы, и от этого очень портится настроение. Вот почему мы, даже когда моем посуду дома, автоматически встаем в какую-то позицию, массируем или разогреваем ноги.

Сейчас, на карантине, у меня совершенно нарушился привычный режим - поздно ложусь, поздно встаю, но в час дня обязательно начинаю тренировку в домашних условиях. Обязательно по два - два с половиной часа балетный класс со специальными упражнениями, но до этого занимаюсь на тренажере, который приобрел лет пять назад, когда однажды вышел из формы и поправился килограммов на десять.

- Не поверю, что Азамат Аскаров, которого по окончании хореографического училища сразу пригласили в ГАТОБ, да еще ведущим солистом, мог вдруг потерять форму...

- Это произошло лет через пять-шесть после прихода в театр. Я просто творчески погас и, как следствие, набрал вес. Случилось это после того, как я станцевал уже весь репертуар по нескольку раз. Играл принцев в “Лебедином озере”, “Спящей красавице”, “Бахчисарайском фонтане” и “Щелкунчике”, Базеля в “Дон Кихоте”, Вронского в “Анне Карениной”, чекиста в “Красной Жизели”, Ромео в “Ромео и Джульетте”. Дошел до того, что в одном спектакле исполнял по нескольку партий: например, в “Лебедином озере” кроме принца еще и злого гения, а в “Бахчисарайском фонтане” - и принца, и хана Гирея. В то время у нашего театра еще не было никаких гастролей, что тоже важно для артистов. То есть все шло по накатанной, и мне это просто надоело, хотелось чего-то новенького, вот я и расслабился - стал меньше заниматься и больше есть.

Зрителям это было незаметно, а вот такие профессионалы, как моя мама (Акмарал ИЛЬЯСОВА. - О. В.), стали говорить: “Соберись! Ты же еще молодой!” Мама раньше была артисткой балета, сейчас преподает в хореографическом училище, и она всегда была моим самым злобным критиком: после спектакля все зрители говорят комплименты и восхищаются, а мама вечно указывает, что я там-то недотянул, там-то недоделал! Под ее чутким руководством я и вернулся тогда в форму. Подняли настроение и новые постановки театра с профессионалами из Европы, использование новой пластики, неклассических движений в балете. В общем, я быстренько реабилитировался.

- Значит, сейчас, чтобы не потерять форму, вовсю под маминым наблюдением крутите фуэте в домашней обстановке?

Азамат: Если я начну бросать и задирать ноги в своей квартире, то все здесь снесу и разрушу. Да и соседей снизу жалко! (Смеется.) Условий для полноценных занятий сейчас нет ни у одного артиста балета. Мы только поддерживаем форму, чтобы мышцы были в нормальном состоянии. А для нормальных занятий, во-первых, нужно пространство, чтобы делать большие прыжки, во-вторых, профессиональный пол, как в театре, ведь на твердом бетонном полу в квартире не попрыгаешь, к тому же он очень скользкий, в-третьих, необходим станок, за который нужно держаться, выполняя элементы.

Асель: Я тоже ежедневно делаю только гимнастику. И иногда классический урок балета в онлайн-трансляции нам преподает руководитель балетной труппы театра. Но, конечно, выполнить даже элементарное в домашних условиях с ребенком не получается - дочка начинает на меня залезать, постоянно отвлекает.

- А как сейчас обстоят дела с питанием?

Азамат: Вообще, у артистов балета аппетит зверский, и они едят много, потому что сжигают ежедневно огромное количество калорий. Но теперь, на карантине, я, например, только завтракаю и ужинаю. При этом ем домашнюю еду, которую готовит мне мама, - супы и даже иногда манты или картошечку, но без всякой газировки и бургеров, хотя раньше мог себе это позволить.

- За формой Азамата строго следит мама. А у Асель с этим как - ее родители тоже из мира балета?

Асель: Мои родители далеки от балета. К тому же здесь, в поселке, держать себя в руках вообще очень сложно, ведь тут все продукты натуральные - молоко жирное, хлеб вкуснейший домашний, приготовленный мамой. Поэтому мне приходится три раза в неделю проводить разгрузочные дни: утром кефир с гречкой, а потом ничего, кроме воды.

- Трудно работать в балете вместе? К примеру, обычной партнерше не скажешь в лоб, что поправилась сильно, а жене всегда можно все высказать…

Азамат: Почему не скажу, что поправилась? Я любой партнерше скажу, когда ей пора худеть, ведь это же мое здоровье, мне тяжело ее поднимать! Просто надо сказать не при всех и культурно… А вообще, у нас в театре есть пары, которые во время репетиций сильно ссорятся, но мы с Асель сразу договорились: если не будет что-то получаться, лучше посмеемся над собой. Из плюсов могу назвать то, что супруга заранее возьмет тебе поесть в столовой, напомнит, если ты забыл про репетицию, а иногда даже прикроет, когда не пошел на работу! (Смеется.) Вообще, мы с Асель познакомились в 10 лет, когда вместе поступили в училище имени Селезнева, на втором курсе поняли, что полюбили друг друга, и встречались до свадьбы восемь лет.

Асель: Чтобы устроить шикарную свадьбу, Азамат уезжал в Америку, где вместе с московским балетом гастролировал целых восемь месяцев. А 10 декабря 2014 года он сделал мне волшебное предложение на сцене нашего театра! Представьте: у меня премьера “Лебединого озера”, я страшно волнуюсь, и голова занята только Одеттой и Одиллией, а после спектакля на поклоне Азамат опускается на одно колено с огромным букетом роз и достает коробочку с колечком. Он долго к этому готовился, договорился с музыкантами из оркестра, чтобы они в конце сыграли “Розовый вальс” из “Щелкунчика”, попросил рабочих сцены, чтобы они опустили кулису с надписью “Любимая, выходи за меня замуж!”. И все это на глазах зрителей, которые решили, что мы придумали такое продолжение спектакля - принц делает предложение своей принцессе... Поэтому я всегда говорю, что у меня самый замечательный супруг!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлены Азаматом Аскаровым, Алматы

Поделиться
Класснуть