10465

Лично я бы поспорил с Абаем

2020-й объявлен Годом Абая. Но вовсе не к круглой дате поэт и переводчик Ербол ЖУМАГУЛ готовит свою версию перевода “Слов назидания”. Он считает, что прежние варианты были неудачными и превратили аксакала в ворчливого старика.

Лично я бы  поспорил с Абаем

Не ради заработка, не для того, чтобы погреться в лучах славы, и даже не от безмерного почтения. В какой-то мере этот проект - вызов самому себе, как раз то, что любит Ербол.

- Абай - наше все, это такая величина, к которой и подступиться страшно…

- Во-первых, не стоит сравнивать Абая и Пушкина. Если русский поэт в каком-то смысле создавал литературный язык, то Абай талантливо использовал то, что уже сложилось. Так что сравнение совсем некорректно, как и фраза “наше все”. У нас и до Абая были поэты и философы, сопоставимые с ним по значимости, да и после него есть имена такого же масштаба. Да, сложно подступиться, потому что у Абая очень плотный текст, который загружен идиомами и смыслами. Сложно перевести, но можно. Просто для этого надо владеть русским языком хотя бы на том уровне, на котором Абай владел казахским.

- Что вас подвигло взяться за такую сложную работу?

- Я как-то поймал себя на мысли, что никогда не читал “Слова назидания” в оригинале, хотя и заканчивал казахскую школу. Там Абай был в программе, но, честно говоря, прошел мимо меня. В более осознанном возрасте я читал запоем по нескольку книг в день, в том числе и его, но все это опять же прошло, не зацепив каких-то глубинных пластов, слишком быстро я поглощал тогда разную литературу. Когда ко мне обратились из Национального бюро переводов с таким предложением, я подумал, что за стихи не возьмусь, а вот “Слова назидания” мне самому будет интересно перевести. Правда, после первого официального запроса тема как-то заглохла.

- Можно уточнить: вы готовы были переводить безвозмездно?

- Конечно нет. Я сразу сказал, что не собираюсь быть дешевле бумаги, на которой это будет издано. Вообще, я уверен, что, пока мы не научимся ценить интеллектуальный труд, не двинемся вперед. Почему считается, что художник должен быть голодным? Скорее, наоборот, только имея в достатке хлеб насущный и чуть больше, имея свободное время, человек может и духовно развиваться, и делать что-то интеллектуальное, творить. Ни Пушкин, ни Моцарт не были голодными, это все дурацкие стереотипы.

Только задумайтесь: прочитать книгу занимает несколько часов, написать несколько страниц - еще столько же, а если человек вынужден работать по десять часов в день, то на все это не остается ни сил, ни времени... Все съедает быт. Я могу себе позволить творческие проекты, потому что у меня есть студия и моя работа достаточно дорого стоит. Я издал пару книг, они приносят небольшой пассивный доход, также у меня есть бот-брокер, зарабатывающий на валютной бирже. Все это помогает мне думать о чем-то помимо заработка.

- И все же сейчас вы работаете без гонорара, на энтузиазме…

- Для меня это уже дело чести. Да, в какой-то момент разговоры о заказе прекратились, но я уже начал анализировать, думать, читать, сравнивать разные версии “Слов” и поразился, как много переводчики позволяли себе не то чтобы неточностей, но смысловых искажений, трактовок, попыток лишь уловить вектор идеи, а не саму мысль. Некоторые предложения вовсе оказались пропущены. Это для меня вообще странно: в казахском варианте предложение есть, а в русском его нет. Или вопиющие неточности. Скажем, фраза “кең қолтық” переведена как “широкополый” и у Санбаева, и у Сейсенбаева с Серикбаевой. Между тем эта идиома означает “бесхитростный”. То есть мало того, что подмышки перевели как полы, так еще и незнание идиомы. Такие примеры неединичны.

Мне не хочется принижать труд двух основных переводчиков “Слов назидания”, но зачастую за этими переводами я не видел самого Абая. Не то чтобы его переврали, но это не мудрый, уставший от жизни аксакал, а ворчливый старичок. Удивившись некоррект­ности существующих переводов, я решил сделать эту работу из принципа. В конце концов, издать книгу я могу и сам.

- Насколько вам импонирует личность Абая? Вокруг его персоны всегда много споров - от идеологических до эстетических.

- Абая в чем только не обвиняли: и в агенты Кремля записывали, и пиар-проектом Алаш Орды называли, говорили, что вообще не он автор “Слов”. У него было и до сих пор существует огромное количество хейтеров. Многим не нравится, что в тех же “Словах назидания” он позволяет себе очень жесткую критику своих соотечественников. К тому же еще и говорит, что надо учиться у русских. Эта фраза до сих пор задевает многих, хотя, мне кажется, очень глупо обижаться на это. Надо же понимать, в какое время жил Абай. У кого тогда было учиться? Это сейчас для нас открыт весь мир. Другой вопрос - он сидел у власти при колониальном режиме, в то время когда казаки жестоко подавляли примерно по четыре восстания в год. Передовая интеллигенция и подняла Абая, он стал частью идеологии алашординцев. Эти люди искренне строили будущее в соответствии со своими идеалами и понимали, что нужен авторитет, до которого можно дотянуться рукой, не архаичный Коркыт или кто-то еще. Но замыкаться только на Абае - это тоже пережиток прошлого. Я с удовольствием поспорил бы с ним по некоторым моментам, если бы представилась такая возможность.

Модно также ругать жирного бая, находить отсутствие интеллекта на лице. Мне трудно судить о человеке по фотографии полуторавековой давности. Бывает, что внешность зависит от конституции, может, так повлияла смерть детей, или болезни, или то, что его избили. В любом случае могу сказать, что мы при всех изменениях в обществе до сих пор живем внутри “Слов назидания”. И все сказанное актуально, все соответствует действительности. Например, до сих пор мы смеемся над соседями, вместо того чтобы посмотреть на себя. Другой вокабуляр, другие ситуации, а суть та же, хотя сейчас в культурном, духовном плане Казахстан оказался в очень хорошем состоянии, может быть, в лучшем из всех, если сравнивать с соседними республиками.

- Почему вы так решили?

- Потому что до этого не было прецедента, когда наш соотечественник становится членом европейской киноакадемии, чтобы наш певец имел армию фанаток по всему миру, чтобы три казахских рэпера перевернули весь российский рынок и задали недосягаемую планку. Наши юные клипмейкеры номинируются на лучшие премии мира и рвут не только российский рынок. Тот результат, который мы сейчас показываем, - это чудовищная талантливость нашего народа.

Мы видим новую волну, причем делает ее не поколение, поднявшееся на дрожжах советской эпохи, а ребята, выросшие в независимом Казахстане, вне идеологии Союза, “Голубых огоньков”, Кремля. У них в голове совсем иные планки, и это нереально крутое поколение. Это и есть результат деколонизации - надо понимать, что прорыв в культуре не делается в короткие сроки. Да и вообще ни в какой области. Мне всегда смешны итоги типа “100 дней в новом кресле”. Ну что можно успеть сделать принципиально нового за такой срок? Надо менять мышление, пора мыслить длинными категориями. И пора завязывать кричать: “Когда вы там, наверху, изменитесь!” Вместо этого надо приподниматься с диванов и в рамках закона выражать свою гражданскую волю.

- Например, каким образом?

- Если что-то не нравится, не бухтеть в соцсетях, а подавать в суд. Это законный и действенный способ донести свое мнение. Почему-то, сталкиваясь с несправедливостью, у нас люди предпочитают уйти, понурив голову, а не доказывать свою правоту. Или “решить вопрос” деньгами - это готовы сделать девять из десяти со­отечественников, зато потом мы все вместе боремся с коррупцией. Люди не понимают, что, предлагая деньги, становятся соучастниками, они так же замазаны, как и тот, кто получает деньги. Мы должны перестать уважать людей, которые делают бизнес с помощью взяток. Те, кто дает деньги, так же разлагают систему, как и тот, кто берет. Хотя я знаю примеры, когда люди именно с позиции закона отстаивали свои интересы, и у них это получалось.

- Как насчет распространенного мнения, что язык Абая слишком ассоциативен, населен идиомами и понятен только своим?

- Не люблю разговоры про великий и могучий язык, потому что каждый язык велик и могуч по-своему, в каждом есть идиомы, культурный код, архетипы, мифы и легенды. Обратите внимание на американцев. Почему у них такой популярностью пользуются комиксы и это уже часть мировой культуры? Да потому, что у молодой нации не было своего эпоса, и произошло такое замещение исторических суперличностей на современных. Не скрою, при переводе “Слов назидания” иногда надо сидеть и думать, как перевести, чтобы звучало нормально, не криво. Чтобы уцелели все смыслы, все компоненты и сохранилось дыхание фразы Абая. Для этого иногда приходится находить в русском языке эквиваленты приемов, которые он использовал в казахском. Для меня в этом есть определенный вызов, поэтому работа мне так интересна.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть