5253

Актоты Раимкулова, министр культуры и спорта: А по ночам я пишу музыку...

Единственная женщина в правительстве признается, что работа министра оказалась в чем-то схожа с ее профессией композитора: она должна представлять все произведение, не упуская при этом деталей, ей нужно прописать партию для каждого и при этом обеспечить слаженную игру всего оркестра. И чтобы любой проект прошел как по нотам!

Актоты Раимкулова, министр культуры и спорта: А по ночам я пишу музыку...

- Мне искренне жалко, когда творческие люди уходят на административные должности. Теперь, когда вы стали министром, не потеряем ли мы в вашем лице талантливого композитора? Есть ли у вас время сочинять музыку?

- У меня с юности был пример моего педагога по классу композиции Газизы Ахмедовны ЖУБАНОВОЙ: несмотря на то что у нее было четверо детей, она была супругой народного артиста Азербайжана МАМБЕТОВА, вела огромную общественную работу, была ректором консерватории, депутатом и при этом писала прекрасную музыку. Глядя на нее, и я, занимаясь административной работой (а я почти всю жизнь преподавала или занимала какие-то должности), не расставалась со своей любимой музыкой. Потому что есть ночь, когда ты можешь всю семью уложить, сесть и заняться своим любимым делом. Это меня очень подзаряжает. Я спохватываюсь, когда уже солнышко встало, и понимаю, что надо бы поспать, потому что предстоит рабочий день, но у меня такой запал творческий, что не могу остановиться, иногда так и прихожу на работу. И так до сегодняшнего дня.

- У вас есть сейчас задумки, над которыми вы работаете?

- Да, симфоническое произведение. Поскольку я все-таки казахский композитор, мне интересен тембральный поиск, чтобы симфонический оркестр звучал, когда надо, как народный. Композитору, как математику или менеджеру, нужно все просчитать: ты один, а 120 человек играют твою музыку. За каждый штрих, за каждую ноту отвечаешь, ты должен знать про все инструменты от и до, суметь соединить и прописать их партии так, чтобы они звучали не каждый сам по себе, отдельно, а в общем оркестре. У меня есть критерий: когда у меня получается легко, я говорю себе: стоп! Не пойдет. Еще раз. Или надо отложить, или переделать. Я понимаю, что где-то иду проторенной дорогой.

- Вы только в музыке не ищете легких путей?

- Это вообще по жизни так. Я, как все творческие люди, перфекционист. Если делать, то так, чтобы было не стыдно. Я не из тех, кто старался сделать какую-то чиновничью карьеру. Так получилось. Мужа пригласили работать в Нур-Султан, мы переехали в столицу из Алматы, и мне нужно было куда-то устроиться. Я пришла в университет искусств, но была середина года, и меня не смогли сразу принять, нужно было подождать. Тогда меня пригласили в министерство, поскольку раньше занималась административной работой. Начинала в департаменте культуры, дальше стала директором департамента, потом вице-министром и вот теперь министром. Я понимаю, какое доверие мне оказано, и стараюсь оправдать. Мне важно, чтобы люди, которые в этой сфере работают, знали, что есть министерство, которое всегда их поддержит.

- На днях вы встречались с главой государства. Как вы после встречи с Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ откорректируете свою работу, на какие проблемы будете больше обращать внимание?

- Когда меня только назначали и я первый раз встретилась с президентом, он сказал: “Ваше министерство - это идеологическое ведомство”. То есть главное для нас - формирование надстройки, общественного сознания. Сейчас это опять было подчеркнуто. В послании президента Казахстана 2 сентября было сказано об улучшении социально-экономического положения работников культуры. Правительство прилагает много усилий, чтобы отработать механизмы и выполнить поручение президента - повысить зарплату работникам культуры. Сами понимаете, надо просчитать всех - от солиста оперы до сельского библиотекаря - и согласовать с финансовыми органами, заложить средства. Я доложила президенту, что это поручение выполняется и близко к стадии завершения. Еще один вопрос - сотрудники архивов. Они по отраслевому законодательству не относятся к работникам культуры, но я предложила им тоже повысить зарплату, ведь они также получают немного. Получила на это одобрение, и очень рада. Отчиталась, что веду работу с акиматами по улучшению материального положения людей искусства, и поняла, что двигаюсь в правильном направлении. Получила поручение и по реализации программы по поэтапному переходу казахского языка на латинскую графику. Поговорили о кино, о наших достижениях, о кинокартине “Томирис”, о следующих наших кинопроектах “Жеңімпаз”, “Балуан Шолак”. Много было сказано о законотворческой деятельности: у нас сейчас в парламенте два законопроекта из сферы культуры, два закона о спорте, закон об игорном бизнесе и лотерейной деятельности.

- Вы сказали, что обсудили с Касым-Жомартом Кемелевичем фильм “Томирис”. И какие впечатления у вас и президента? Не жалко затраченных на этот фильм 2,259 млрд тенге (10 млн долларов)?

- Очень важно, чтобы произведение искусства, снятое за государственные деньги, несло воспитательный эффект, патриотический посыл. У нас рыночная экономика, и потребитель голосует своими деньгами. Благодаря принятому в начале года закону о кинематографии в кинотеатрах введена единая информационная система, которая показывает объективную картину: сколько пришло посетителей, сколько купили билетов, какие идут налоговые отчисления. Это обеспечивает точный учет и позволяет делать анализ того, насколько мы продуктивны. Очень хорошие показатели по этому фильму. Билетов нет! А ведь у нашего зрителя большой выбор, у нас идут лучшие фильмы Голливуда, и “Томирис” с ними конкурирует. И те вложения, о которых вы говорите, в десятки раз ниже, чем на любой студии Голливуда. Конечно, мы за каждую копейку требуем отчет, но главное, что это качественный продукт. Кино показывает еще и уровень развития нашей страны. Это имидж государства. Не в каждой стране, которая имеет нефть, газ, золото, есть своя профессиональная кинематографическая школа, которая претендует на самые высокие мировые награды. Вы знаете, что у нас фильмы побеждают на международных конкурсах, фестивалях. На мой взгляд, фильмы “Томирис”, “Қазаќ хандыѓы”, “Амре” достойны признания профессионалов.

- Вы, как министр, какие приоритеты видите в своей работе?

- В каждом доме у нас есть свой поэт, свой певец, свой домбрист, свой спортсмен, и я бы очень хотела, чтобы наш талантливый народ мог реализовать свои культурные запросы, мог найти по своему сердцу культурные произведения, мог культурно отдохнуть. Для меня важны массовость и доступность культуры и спорта. Например, запустили проект “Ночь в музее”: третья пятница каждого месяца один музей в населенном пункте должен быть открыт до трех часов ночи.

- Ночью-то ходят?

- Замечательно ходят! Это, конечно, не значит, что они к трем ночи там собираются, приходят вечером в основном. Там музыка играет, семинары, мастер-классы. Я была и в Национальном музее, и в Музее искусств Кастеева, чтобы посмотреть, получить обратную связь. Посетители очень рады! Я спрашивала молодежь, почему они сюда приходят? Говорят, нравится, что в эти вечера атмосфера особая, праздничная. Мы призываем, чтобы из фондов выставляли новые экспонаты, которые в обычное время не увидишь. Такие шаги оживляют музейную атмосферу. Уже 21 музей включился в этот проект. Конечно, права сотрудников музеев должны быть защищены. Это же сверхурочное время, и должно все проводиться соответственно трудовому законодательству: по согласию работников, должна предоставляться доплата или дополнительные выходные.

Важно, конечно, чтобы не только в мегаполисах кипела культурная жизнь. У нас два года проходит замечательный фестиваль “Рухани ќазына”. Сельские библиотеки, музеи, дома культуры целый год готовят свои проекты, проходят районные, областные конкурсы, выбирают самых лучших, а 21 мая, в день работников культуры, мы их собираем. Проводим для них мастер-классы, приглашаем лекторов из зарубежья. И я помню, как женщина из Западно-Казах­станской области, занявшая первое место среди сельских библиотек и получившая миллион тенге, так растерялась, что еле удержала статуэтку, которую ей вручили, и сказала: “Я столько теперь могу сделать, я столько интересного могу воплотить!” Так ценно, что работники сельских учреждений культуры благодаря фестивалю обмениваются идеями, воодушевлены, хотят искать новые подходы в работе. Это нужно, чтобы сельские библиотеки выходили на новый современный уровень, становились коворкинг-центрами, проводили цифровизацию.

- Известные казахстанские художники, чьи работы под эгидой Минкульта возили на международную выставку современного искусства в США, бьют тревогу и даже выступили с обращением к президенту: их произведения до сих пор пылятся в перевозных контейнерах в США, так как арестованы за неоплату транспортных услуг. В открытом письме художники указывают, что “причиной ареста произведений стало недобросовестное отношение компании ВВК Pro, которая была назначена Министерством культуры и спорта РК как реализатор тендера и взяла юридическую ответственность перед Национальным музеем РК и указанным министерством в реализации программы “Рухани жањѓыру”. Скажите, принимает ли Министерство культуры и спорта какие-то меры для возврата этих произведений искусства на родину?

- Я бы хотела уточнить. Этот проект был в рамках программы “Современная казахстанская культура за рубежом”. Неправильная информация пошла, что министерство назначило компанию. Нет. Национальный музей РК, являясь юридическим лицом, самостоятельно отбирает произведения, проводит тендер, заключает конт­ракты с выигравшими компаниями. Сейчас, когда сложилась такая ситуация, министерство вмешалось, стали разбираться. Люди, которые отвечали за эти проекты в музее, уволились, мы их находим, проходит расследование, идут судебные заседания. По итогам судебного разбирательства ответственные лица будут привлечены. Точно могу сказать, что разберусь и мы сделаем все, чтобы картины вернуть. Какие-то из них уже в Алматы, какие-то на нашей таможне. Каждый день сейчас я контролирую ход этого дела.

- Вы спортивный человек?

- Плаванием занимаюсь, очень люблю в бассейн ходить. А вообще я страстный болельщик хоккея, футбола, всегда стараюсь по телевизору смотреть, иногда удается и на стадионе.

- Я не фанатка хоккея, но мои коллеги просили узнать: появится ли в Алматы хоккейная команда уровня “Барыса” для участия в КХЛ?

- Мы с Бахытжаном Абдировичем (Бахытжан Сагинтаев - аким Алматы. - И. Б.) это обсуждаем, прорабатываем, потому что в таком городе, как Алматы, должна быть команда, тем более инфраструктура есть, новые спортивные объекты. Будем стараться реализовать это не в какие-то отдаленные сроки.

В будущем в Алматы тоже должна появиться хоккейная команда, которая будет играть в КХЛ.

- Казахстан во многих видах спорта делает ставку на легионеров. Велокоманда “Астана” на 90 процентов состоит из зарубежных гонщиков. То же самое можно сказать и о баскетбольной “Астане”, и о хоккейном “Барысе”. При этом эти легионеры даже за сборную Казахстана выступать не могут. По-вашему, это эффективное расходование бюджетных средств?

- Приглашение легионеров - это мировая практика, но я абсолютно с вами согласна, что надо воспитывать свои таланты, их поддерживать. Постепенно будем замещать своими. Этот процесс не может быть одномоментным: убрать легионеров и поставить своих. Сейчас идет смена поколений, молодежь должна рядом с выдающимися спортсменами-легионерами получить мотивацию, набраться опыта. Думаю, с каждым годом мы будем видеть все больше наших ребят. Но вообще акцент мне бы хотелось сместить на массовый спорт. Это и здоровые детки, и организация досуга, и перспективы для профессионального спорта. Сейчас по поручению главы государства готовится закон о массовом спорте, прорабатываем комплексный план развития массового спорта, концепцию обсуждаем с нацпалатой предпринимателей “Атамекен”, с общественными организациями. Чем больше взрослых и детей будет заниматься спортом, тем больше будет возможности выбрать спортивные таланты, которые смогут показать результаты.

- Недавно вице-премьер Бердыбек САПАРБАЕВ возмутился отсутствием результатов на спортивных соревнованиях мирового уровня. Какие будут приняты меры?

- Очень правильная критика. Ведется целенаправленная работа над ошибками. Для меня очевиден недостаток морально-психологической подготовленности. Иногда смотришь: идет хороший поединок, и в какой-то момент немножко не хватает спортивной злости, заточенности на победу, чтобы дожать. Мы сейчас притягиваем наших уважаемых олимпийских чемпионов, таких как Жаксылык УШКЕМПИРОВ, Серик КОНАКБАЕВ, Виктор ДЕМЬЯНЕНКО, чтобы они стали наставниками в командах. Они с большим энтузиазмом восприняли эту идею. Есть, конечно, и профессиональные недочеты. Целый комплекс задач.

На данный момент сформирован состав наиболее вероятных претендентов на участие в Олимпийских играх. Состав представлен 75 спортсменами в 20 видах спорта, среди которых три чемпиона и 11 призеров Олимпийских игр, пять чемпионов и девять призеров чемпионатов мира, а также 22 чемпиона и призера чемпионатов Азии, 10 спорт­сменов-победителей турниров Гран-при, этапов Кубка мира.

До июля 2020 года казахстанские спортсмены будут принимать участие более чем в 50 Кубках мира для завоевания лицензионных рейтинговых очков, по итогам которых будут определены участники Олимпийских игр. По итогам запланированных стартов поставлены задачи завоевать лицензий не менее чем перед Олимпиадой 2016 года (105 лицензий примерно в 32 видах спорта).

- Уже прикидывали, сколько и какие медали Казахстан может завоевать на Олимпиаде в Токио?

- Делаем ставку, конечно, на нашего Дмитрия БАЛАНДИНА (пловец, олимпийский чемпион 2016 года. - И. Б.) Я его семью знаю, мамочку, папу, с братом знакома. Когда он стал побеждать, мы за него так болели! В новом олимпийском виде спорта - спортивном скалолазании - Ришат ХАЙБУЛЛИН завоевал бронзу на чемпионате мира и получил лицензию. Каратисты показывают высокие результаты: Дархан АСАДИЛОВ, Дидар АМИРАЛИ, София БИРЮЛЬЦЕВА. Давайте пока не будем загадывать, дождемся результатов. Хочется, чтобы наш гимн чаще звучал и наш флаг поднимался на всех видах соревнований.

- Казахстан занимает одно из ведущих мест в мире по применению допинга. Как собираетесь бороться с этим бедствием?

- В парламенте на рассмотрении находится закон “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Республики Казахстан по вопросам физической культуры и спорта”, уже направлен в сенат парламента. Там прописаны более жесткие меры за применение допинга, чем были. В случае обнаружения применения допинга последует дисквалификация спорт­смена, тренера, специалиста по спортивной медицине и других специалистов, аннулирование спортивного результата, снятие квалификационных очков и баллов, прекращение ежемесячного денежного содержания как спорт­смена, так и тренеров, исключение спортсменов, тренеров, преподавателей из штата национальных сборных по видам спорта, лишение спортивных званий, разрядов, квалификационных категорий. В течение 10 лет пробы сохраняются, и если в течение всего этого периода будет выявлено применение допинга, то победители международных соревнований обязаны будут вернуть свою премию за победу - и спортсмены, и тренеры. Будут расторгаться договоры на квартиры, которые им предоставлены как победителям. Также существуют пожизненные выплаты тренерам - они будут прекращены. Не только спорт­смен, но и тренер, и медик будут нести ответственность.

Сейчас все пробы наших спорт­сменов отправляются в Дрезденскую антидопинговую лабораторию. В 2017 году была отозвана лицензия антидопинговой лаборатории в Казахстане из-за этих скандалов. Все требования, которые были выдвинуты, чтобы вернуть лицензию, сейчас выполнены, закуплено соответствующее оборудование. Завтра (19 октября. - И. Б.) приезжает комиссия WADA, которая посетит и посмотрит эту лабораторию. Государством сделаны шаги по выполнению условий WADA, чтобы вернуть лицензию. Мы по разным направлениям работаем - и по законотворчеству, и по созданию условий для предотвращения допинговых нарушений.

- В вашем ведомстве то и дело происходят финансовые скандалы: то в Казахской национальной консерватории выявляют нарушения, то артисты оперного театра в Алматы обвиняют руководство в присвоении денег, то директор велотрека “Сары-Арка” попался на махинациях… И это только самые громкие дела, о которых писала наша газета. Как вы собираетесь наводить порядок в расходовании государственных средств?

- Государство делает очень много для того, чтобы объекты культуры функционировали, работники получали зарплаты, спортсмены ездили на соревнования. Те нарушения, о которых вы упомянули, случились до моего назначения, и я сейчас очень серьезно беру на контроль расходование государственных средств. Первые руководители должны нести полную ответственность за климат в коллективе, чтобы все было предельно честно и по закону. Такие ситуации, как в оперном театре, возникают, когда люди видят несправедливость распределения средств - шла речь о премиальных. Вы знаете, что там сменился директор, сейчас постепенно выстраиваются правильные взаимоотношения в коллективе. У нас есть аудиторская служба, она проводит по графику проверки. Мы являемся членами “Адалдык аланы” - проекта, нацеленного на повышение доверия граждан к государственной власти. Каждый член коллектива может обратиться со своими вопросами, чтобы какие-то недопонимания разрешались в самом начале. У меня есть своя страничка в соцсетях, можно обратиться туда. Это концепция слышащего государства, чтобы любая просьба не оставалась без внимания.

- К женщинам-министрам и депутатам у нас почему-то относятся очень придирчиво: то их костюмы обсуждают, то колготки и туфли. Скажите, как вы выбираете одежду, чтобы не попасть впросак?

- Я придерживаюсь строгого классического стиля. Для меня важно внутреннее состояние комфорта, и что-то вычурное мне будет некомфортно. Я понимаю, что есть повышенное внимание. Благодарна своим коллегам в правительстве, которые хорошо и с уважением ко мне относятся.

- У вас красивое украшение в национальном стиле…

- Я вообще к украшениям отношусь спокойно. Но в одном из музеев подошла к лотку, увидела, и оно меня притянуло. Я даже не знаю, кто его сделал, оно не особо дорогое, но интуитивно очень понравилось, и вот ношу его теперь.

- Вы были в этом году в отпуске? Где вы отдыхали?

- Не была… Как-то так получается, что я беру отпуск, а на следующий день отзываюсь. Максимум

5 -7 дней получается. Честно говоря, я отдыхаю, когда пишу музыку. Даже когда куда-то выезжаем с семьей, беру с собой ноты. Семья купается, а я пишу.

- Но уж по работе вы наверняка посещали наши туристические зоны. Какое впечатление осталось от местного сервиса и что нужно сделать, чтобы мы могли конкурировать если не с турками, то хотя бы с киргизами в сфере туризма?

Актоты Раимкуловой понравилось, как обустроили Скальную тропу в Актау.

- В Актау понравилось, там с каждым годом становится лучше. Открылась Скальная тропа, с гротами, вдоль побережья, очень интересно. В Боровом растет инфраструктура с каждым сезоном.

Чтобы у нас все было на достойном уровне, мы сейчас рассматриваем стандарты туристических услуг, их раньше не было. И объекты туризма, и работа гидов должны иметь стандарты и сертифицироваться.

- Опять препоны малому бизнесу, многих это отпугнет...

- Не отпугнет. Должна быть ответственность. Просто так называться турфирмой и оказывать услуги низкого качества - только навредит. Это не завинчивание гаек. Министерство не может в каждом районе следить за всем. Мы разрабатываем стандарты, но вводим параллельно налоговые преференции, запустили программу Kids go Free, когда дети летают бесплатно. Tax free запускаем, облегчение миграционно-визового режима. На сегодняшний день гости из 117 государств могут с целью туризма приехать по электронным визам. У нас 73 страны безвизовые. Каждый месяц мы делаем какие-то шаги для улучшения туристской инфраструктуры, которые не только от нас зависят, а требуют согласования с другими ведомствами. С МИИР работаем по строительству дорог, придорожного сервиса, тех самых СГУ (санитарно-гигиенические установки). Разрабатываем программы с ремесленниками, чтобы в каждом областном центре, и особенно в туристических местах были дома ремесленников, где показывали бы наше богатейшее прикладное искусство в действии. Уже сейчас в Туркестане заканчивают строительство дома ремесленников, и он вот-вот начнет работать. В Нур-Султане мы с акимом прорабатываем этот вопрос, в Алматы.

На первый взгляд кажется, что в нашем министерстве такие разные отрасли объединены - искусство, спорт, туризм, но на самом деле они тесно связаны. Например, проводя спортивные мероприятия, мы привлекаем в страну тысячи болельщиков. Или принцип ребейта, когда по новому закону о кино иностранным компаниям, снимающим здесь фильмы, часть затрат возмещается. Наша страна интересна режиссерам своими локациями. Пять кинокомпаний до конца 2019 года у нас снимают: индийская, китайская и три российские. На следующий год еще 20 компаний готовы зайти. А это мультипликативный эффект - они дают нам рабочие места, платят за проживание, питание, декорации строят из наших материалов, снимают на наших локациях. Туристы потом видят это в кино и думают: где это такая природа, я хочу туда поехать!

Или культурный туризм: когда в столице выступал театр Ла Скала, они вывесили заранее гастрольный график, что лето проводят в Нур-Султане. И со всего мира люди приехали их послушать. Все очень взаимосвязано. Когда наш тенор Медет ЧОТАБАЕВ выиграл самый престижный итальянский конкурс бельканто, то очень компетентное жюри в Италии - стране вокалистов! - сказало: слушайте, надо ехать учиться вокалу в Казахстан! Наши лауреаты открывают нашу страну миру.

- А вам не обидно, что потом эти таланты уезжают за рубеж?

- Я не вижу в этом трагедии. Мир сейчас настолько глобализируется: у нас в театрах выступают приглашенные артисты, наши едут в другие страны, набираются опыта, возвращаются сюда. Когда идет взаимообогащение, это же замечательно! Та же Мария МУДРЯК, девочка из Павлодара, выучилась в Италии, выступает в самых престижных театрах, и в то же время она - солистка “Астана Опера”, недавно вот в “Богеме” пела, солировала, открывая премьеру. Или Бахтияр АДАМЖАН, он сейчас входит в пятерку лучших танцоров мира, талантливейший парень, его на любых условиях приглашают самые престижные балетные труппы, он ездит по всему миру, но он премьер “Астана Опера”.

Бахтияр Адамжан сейчас входит в пятерку лучших танцоров мира, но продолжает выступать на родной сцене, с гордостью говорит министр.

- Потом у этих звезд такие гонорары, что мы не можем их позвать.

- Все нормально, они патриоты, работают здесь на зарплату. Понимают, что зарабатывать надо за рубежом, а здесь проявляют патриотизм. И мы всегда можем у себя в стране увидеть самых лучших исполнителей.

Ирина БАЖЕНОВА, Алматы - Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее

42 500: на этот раз -  все за и против? Злоба дня
42 500: на этот раз - все за и против?

Казахстанцы, зарабатывавшие до введения ЧП и карантина легально ежемесячно более 500 тысяч тенге, а сейчас временно потерявшие работу и, соответственно, довольно ощутимые доходы, подают заявления на получение соцпособия в 42 500 тенге.

355