1032

Сделка с кассой

В Алматы на сцене Театра им. Лермонтова гости из Тбилиси на днях показали спектакль “Я - Николай Гумилев!”. Встреча с создателями выросла в целую дискуссию о русском театре и о том, кто же виноват.

Сделка с кассой
Самый экономичный жанр. В единственной роли Иванэ Курасбедиани.

Этот вечер не был посвящен дружбе народов или дате, не организован чиновниками от культуры или международными программами. Просто легендарный спектакль играли в Ташкенте, и руководство нашего театра предложило коллегам сделать небольшой крюк по пути и порадовать алматинского зрителя.

В зале случился почти аншлаг, хотя особой рекламы не было: предлагали не бойкую комедию про любовь, а сложный моноспектакль про последний час жизни поэта - не самая привлекательная тема для нашего зрителя. Так, по крайней мере, принято считать. И об этом невольно зашел разговор на встрече с директором Лермонтовского театра Юрием ЯКУШЕВЫМ и автором текста спектакля “Я - Николай Гумилев!”, режиссером Левоном УЗУНЯНОМ.

Левон УЗУНЯН.

- Я режиссер армянского театра в Тбилиси, это старейший армянский театр в мире, - рассказывает Левон, - а в Тбилисский театр русской драмы им. Грибоедова меня пригласили поставить спектакль, посвященный Гумилеву, три года назад, к юбилею поэта, поскольку знали, что я фанат русской поэзии Серебряного века. Кстати, я ставил спектакль и по Мандельштаму. У меня такое ощущение, что самая опасная профессия - это поэт! Большая часть из них нехорошо кончают жизнь. С прозаиками как-то все иначе, они живут долго.

- Можно позавидовать вашим зрителям - такие эксклюзивные вещи позволено делать режиссерам на сцене государственного театра…

- Сегодняшний день без прошлого не бывает. Если наши дети не будут знать Гумилева, это страшно, и это будет то, чего добивалось советское правительство. А в Театре им. Грибоедова вообще делают ставку на русскую классику - девяносто процентов репертуара представляет именно она. В Тбилиси есть большая потребность у зрителей слышать русский язык, хотя в зале сидят в основном грузины.

- Вы вот завидуете, но Театру им. Лермонтова крупно не везет с классикой, - в разговор вступает директор алматинского театра Юрий Якушев. - Так получается, что мы ее ставим, но актеры, занятые в этих спектаклях, уезжают, заболевают, и мы лишаемся готовых спектаклей по объективным причинам.

Юрий ЯКУШЕВ.

Разговор задел за живое, потому что при всем уважении к Лермонтовскому театру его репертуарная политика вызывает вопросы. Казалось бы, он должен быть флагманом русской литературы в Казахстане, но достаточно посмотреть репертуар на текущий октябрь: из двадцати спектаклей ровно половина - это зарубежные комедии, необходимые для кассы театра, как уверяет администрация. А вот из русской классики… лишь “Ревизор” и запланированная премьера “Снегурочки”. Директор от обвинений отбивается:

- Поверьте мне, мечта любого театра - ставить классику, но зритель голосует ногами! И алматинский зритель в отличие, к примеру, от новосибирского к классике относится очень ветрено - мы недавно были с гастролями в этом городе и видели совсем иное отношение. У нас же на классику вообще и на русскую в частности ходит небольшая прослойка зрителей, а у театра есть план, от которого зависят дополнительные бонусы труппы.

- Виноват не театр и не зритель, - смягчает спор Левон. - Мне кажется, проблема глубже - все идет от школы, где не то что не умеют привить интерес к классике, а скорее, наоборот…

Несмотря на защиту Левона, вопросы остались - если жить кассой, то можно найти и еще более привлекательные для публики жанры. Может быть, стоит обратить внимание на опыт соседей? Кстати, именно “Ромео и Джульетта” в постановке грузинского режиссера Гиорги МАРГВЕЛАШВИЛИ принес нашему театру фееричный успех на конкурсе “Свидания на Театральной” в России в 2016 году - Гран-при и победу в пяти из семи номинаций.

Многие тезисы администрации несколько устарели, например, о том, что алматинский зритель не воспринимает моноспектакли. Разовый неудачный опыт не может быть оправданием. Именно этот жанр не отягощает бюджет театра, зато дает большую свободу авторам, позволяет вывозить работу на фестивали и на гастроли. В настоящее время в Алматы в репертуарах разных театров идет как минимум четыре моноспектакля, и все они обласканы вниманием зрителей и уже показывались в других городах.

Левон намекнул, что с удовольствием получил бы приглашение и поработал с нашими актерами. У него в активе есть даже уникальный опыт постановки… с помощью скайпа. Так что новые спектакли не так уж разорительны - было бы желание. Кстати, “Я - Николай Гумилев!” - это один роскошный актер Иванэ КУРАСБЕДИАНИ, табуретка, чайник и муляж двери в камере заключенного. И перед нами случилась удивительная история, где густо замешаны биография, стихи поэта, тяжелая эпоха становления большевистской власти, размышления о предательстве и зависти, о способности любить… Этот час был насыщен до предела, настолько, что публика на аплодисментах встала и еще долго не отпускала со сцены артиста с режиссером.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Талгата ГАЛИМОВА и Надежды ПЛЯСКИНОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее