1179

Мастер на все жанры

     В Музее им. Кастеева открылась выставка Алексея УТКИНА (на снимке). Она приурочена к 70-летию художника.
Выставка попадает в жанр юбилейного отчета, а работы занимают один из самых больших залов музея. Но даже торжественное открытие с чествованием автора и положенными речами не лишает ее доброты и уюта. Это свойство самого автора - он всегда улыбчив, одет без пафоса, рад знаками показать удовольствие от встречи. Он всегда рисует много, разно­образно и в охотку. Например, пока готовил выставку, быстро нарисовал портреты многих сотрудников музея, и они тоже вошли в экспозицию.

Давным-давно он предпочитал писать природу, причем любил ее очеловечивать, прятать женские фигуры в линиях гор и речек. Еще был период, когда он пытался организовать изостудию для глухих детей, доказывал, что профессия художника или даже просто ремес­ленника открывает для глухих и слабослышащих людей огромные возможности. Кстати, сам Уткин учился в Ленинграде в техникуме для глухих. Затем окончил уже в Алматы художественный институт вместе с обычными студентами и еще много лет преподавал изобразительное искусство в республиканской школе-интернате для глухих и слабослышащих детей.
Его много раз пытались отформатировать галеристы, критиковали за разброс жанров, советовали выбрать одно направление и делать на нем имя. А он всегда оказывался разным. То абстрактным и цветным, словно яркие, сочные оттенки заменяют мир несуществующих звуков, то документально точным.

- Говорят, что Алматы - это Уткин, а Уткин - это и есть Алматы. Что вы почувствовали, когда увидели такую большую выставку своих работ?
- Я был готов заплакать от волнения, - отвечает через переводчика Алексей. - Я больше тридцати лет рисую этот город и уже врос в него корнями. Можно перейти на портреты людей, это я тоже умею, но моя душа именно на улицах города. За все это время я понял самый главный секрет - надо уметь отключать ум и работать сердцем, вот тогда все получается.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее