3833

Страшная тайна?

Почему продюсеры и режиссёры отечественных фильмов скрывают кассовые сборы

Специалисты и общественное мнение уже вынесли вердикт: 2017 год оказался прорывным для отечественной киноиндустрии. Фильмы наши деятели снимали, несмотря на все кризисы, - что уже хорошо. Но что еще лучше, публика шла в кино, чтобы эти фильмы смотреть. Так и хочется вооружиться цифрами и сравнить, кто же какую кассу собрал. Кто из мэтров крут, кто до противности крут, а кто, увы?.. Есть, конечно, вечные ценности, но все-таки продукция киношного массмаркета измеряется исключительно зрительским голосованием в кассу.
Но вот тут как раз засада - красные дорожки есть, предпоказы есть, шумиха вокруг присутствует, а вот  цифры являются коммерческой тайной, что специально прописано в договорах с компаниями-прокатчиками: особым пунктом отмечено, что сумму кассовых сборов за фильм компания может озвучивать только с согласия создателей фильма.
Итак, в 2017 году в кинопрокат вышли тридцать казахстанских фильмов, что почти в два раза больше, чем в 2016-м. Кстати, тогда большой тайны из сборов авторы не делали. По данным сети “Кинопарк”, лидером был “Бизнес по-казахстански”, собравший только в этой сети 78 миллионов тенге, за ним в пятерке лидеров “Районы” - 61 миллион, “Тараз” - 58 миллионов, “Дорога к матери” - 37 миллионов и “Гламур для дур” - 26 миллионов тенге. Что приятно, в 2016 году в тройку лидеров продаж, по данным сайта, реализующего электронные билеты, едва ли не каждый месяц попадала какая-либо казахстанская лента. “Районы” отметились на втором и третьем местах, “Келинка Сабина” три недели была в топе (первое и два раза третье). Засветились “Дорога к матери”, “Замуж в 30” и другие.
Но даже при этой благоприятной картине режиссер Акан САТАЕВ жаловался, что “Районы”, собравшие в целом по стране 200 миллионов тенге, не окупили себя, поскольку почти половина от этой суммы идет прокатчикам. То есть даже больше, чем стоило производство фильма (по словам Сатаева, потрачено на фильм было 130 миллионов тенге).
В 2017 году киношники вдруг, словно сговорившись, замолчали. Немногие официально озвучили сумму сборов. Например, бесспорный лидер проката фильм “Брат или брак”, стартовавший под занавес 2017 года, по состоянию на 4 января 2018-го, по данным компании-прокатчика, собрал 454,5 миллиона тенге.
- Да, мы озвучили сборы за нашу картину, - говорит генеральный продюсер фильма “Брат или брак” Куралай АНАРБЕКОВА. - Я приняла такое решение, чтобы команда, работавшая над этим фильмом, ощущала гордость за сделанную работу. Но раскрывать или нет подобные цифры, каждый продюсер решает сам, это его право. В любом случае казахстанское кино в этом году стали больше смотреть - люди доверяют отечественному кинематографу, им интересно то, что мы делаем. Правда, до сих пор мы переживаем настоящий шквал популярности комедий, и уже хочется разнообразить казахстанский кинематограф другими жанрами. Думаю, в ближайшее время удастся это сделать.
В числе раскрывших цифры создатели фильма “Оралман из Питера”, они готовы произнести вслух официальную сумму сборов - 34 миллиона тенге.
Большинство же создателей казахстанского кино предпочитают скромно молчать. Правда, существует небольшая лазейка - о популярности отечественных фильмов можно судить по данным онлайн-продаж билетов и недельных рейтингов, поскольку эти цифры находятся в открытом доступе. То есть если фильм попадает в топ-десятку, то можно увидеть сумму его сборов и за неделю, и за время проката. Вот самые показательные цифры: “Келинка тоже человек” - 109 миллионов, “Пять причин не влюбиться в казаха” - 70 миллионов, “Наурыз. KZ” - 44 миллиона, “Ninety Оne” - 35 миллионов, “Логово” - 29 миллионов тенге. Все это в момент пика популярности, то есть на второй-третьей неделе проката, когда фильм еще находится в топ-десятке самых смотрибельных. Впрочем, последующие недели не слишком сильно меняют эту статистику. По киношному цеху уже поползло мнение, что, мол, необходимо все же сделать статистику сборов прозрачной и официальной, прописав соответствующие нормы мониторинга в закон о кино, но пока высказываться на эту тему никто не спешит.
Что касается планов на предстоящий год, то, по словам Анны ДАРМОДЕХИНОЙ, пиар-директора компании “Меломан”, уже сейчас есть предварительные заявки на прокат сорока восьми казахстанских фильмов в наступившем году:
- Началась борьба за прокат, за свое место под солнцем, мы это прекрасно видим. Конечно, казахстанское кино пока не вытеснило голливудскую продукцию из кинотеатров, но уже достойно держит удар в борьбе за зрительское внимание. Так, перед Новым годом вместе с такими хитами, как “Елки” и “Джуманджи”, очень активно шел прокат наших фильмов “Пять причин не влюбиться в казаха” и “Бизнес по-казахстански в Америке”. У этих лент очень хорошие сборы, и секрет прост - зритель идет на режиссеров, уже сделавших хороший прокатный продукт, заявивших о себе (таковых у нас пока немного), ну и, конечно, успехом пользуется комедия. Скажу больше: насколько я знаю, в этом году, отучившись за границей, возвращается в Казахстан большое количество молодых сценаристов, которые хотят работать именно для казахстанского зрителя. Я думаю, они сделают наш кинематограф еще сильнее.
Кстати, одним из самых успешных отечественных фильмов в кассовом отношении считался фильм “Бизнес по-казахстански”. Всего он собрал в прокате 299,7 миллиона тенге. 2018 год начался с продолжения этого фильма “Бизнес по-казахстански в Америке”, и 358 миллионов тенге фильм уже собрал за первые три недели проката, по данным на 14 января 2018 года.

Комментарий в тему

Мади МАМБЕТОВ, кинокритик:
- Казахстанское кино - это точный срез отечественного бизнеса, и проблемы у него точно такие же, как у всего государства с учетом, непрозрачностью. До сих пор у нас нет системы, четко и точно отслеживающей ВСЕ продажи билетов в кино. Вообще, в этой сфере воруют все: продюсеры, прокат, сами киношники. Кому-то невыгодно отчитываться перед инвесторами, кому-то не хочется привлекать внимание к своим финансовым успехам, кто-то перед налоговыми службами предпочитает выглядеть работающим себе в убыток. Обратите внимание - все жалуются на то, что кино не приносит прибыли, что даже хорошие сборы не покрывают затрат, но тем не менее с каждым годом в стране снимают все больше фильмов, причем, как правило, на частные деньги.
Приведу один пример. Насколько я знаю, по официальным данным, “Аватар” в свое время собрал в Казахстане полтора миллиона долларов. А по неофициальным оценкам экспертов - около четырех миллионов. Факт в том, что ни одна из сторон процесса не хочет ясности и прозрачности. Нет в этой сфере схемы, позволяющей точно знать, сколько денег из каких источников выделено на производство и как они потрачены, есть свои хитрости и у прокатчиков. Из всего этого можно точно сказать, что кино, особенно в нашей стране, - это очень мутный бизнес. Если человек не откровенничает, значит, он лукавит…

Нуртас АДАМБАЙ, актер, режиссер, продюсер:
- Я не знаю, почему казахстанские киношники не озвучивают сборы и не мерят их. Наверное, это дело каждой конкретной компании. Мы тоже особо не озвучиваем такие цифры, потому что не видим в этом необходимости. А по поводу мониторинга, я думаю, это не самый важный пункт в законе о кино. Хотя мы за открытость в этом плане.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть