1312

Бикеш КУРМАНГАЛИЕВА, одна из пионеров цифровизации: еGov был большим стартапом государства

Молодым казахстанцам, которые сейчас могут даже брак заключить на портале электронного правительства не выходя из дома, трудно представить, сколько времени приходилось раньше тратить на получение любой справки. Победа над бюрократической волокитой и оказание госуслуг по принципу “одного окна” и в цифровом виде - одно из самых ощутимых для простого человека достижений нашего независимого государства. Как удалось этого достичь, рассказала Бикеш Курмангалиева - одна из тех, кто стоял у истоков цифровизации в Казахстане. Она возглавляла АО “НИТ”, затем национальный инфокоммуникационный холдинг “Зерде”, была директором по ИКТ-услугам в “Казахтелекоме”, а сейчас руководит Центром развития цифровой экономики.

Бикеш КУРМАНГАЛИЕВА, одна из пионеров цифровизации: еGov был большим стартапом государства

Любая цифровизация начинается со сбора данных. 30 лет назад независимому Казахстану достались советские бумажные картотеки и местечковые разрозненные информационные системы. Их решили объединить в три электронные базы данных - физлиц, юрлиц и регистр недвижимости. Собрать разобщенные сведения в единую базу было сложно.

- Во-первых, эти данные надо было найти. Они были разбросаны по всем существующим системам госорганов и дублировали друг друга. Мы брали данные из налоговой, пенсионной, паспортной системы, органов соцзащиты, и они не сходились между собой! Один госорган написал “Косенов”, другой - “Касенов”, было много искажений. Мы создавали межведомственные группы, там бились насмерть, защищая достоверность своих данных, - вспоминает Бикеш Курмангалиева.

Еще сложнее было создавать регистр недвижимости, так как либо на один объект было слишком много документов, либо каких-то объектов вообще не было в кадастре.

Интересно, что объединенные национальные базы данных до сих пор отсутствуют во многих странах! А в Казахстане их задумали еще в начале 2000-х, когда в СНГ был вообще темный лес.

В 2005 году в стране решили внедрить единый электронный документооборот между гос­органами. Идея выглядела привлекательно: госорганы не будут тратиться на бумагу и пересылку, ждать неделями доставки писем, искать потерянную корреспонденцию, а смогут моментально обмениваться электронными документами.

Но на практике госслужащие не хотели переходить на единую систему электронного документооборота (ЕСЭДО). Им привычнее было обрабатывать вручную гигантское количество макулатуры.

- Главным образом сопротивлялись канцелярии госорганов, потому что они были хозяевами процессов. Тетеньки из канцелярий, которые работали по 50 лет на бумаге, не желали переучиваться. Нам приходилось в каждый госорган откомандировывать своих сотрудниц, чтобы они за этих теть делали работу. Наши девочки вводили данные в базу, а тетеньки продолжали работать на бумаге, - улыбаясь, вспоминает моя собеседница. - Самое страшное сопротивление было у Минфина - они не подписывали наши акты, саботировали.

Потом в ЕСЭДО перевели областные, а затем и районные акиматы.

- В регионы выезжали целыми бригадами и жили там. Иногда учили азам компьютерной грамотности, ведь некоторые даже мышки боялись! И когда в начале 2000-х мы докладывали в ООН о попытке внедрить ЕСЭДО, нам говорили: “Ну вы замахнулись в Казахстане. Это нереально!”

В 2007 году открылись первые центры обслуживания населения. Идея предоставлять все госуслуги через “одно окно” была прорывной.

До этого для получения справки приходилось отпрашиваться с работы, чтобы объехать несколько инстанций в разных концах города. Огромные очереди, бесконечная ругань, давка и долгое ожидание, когда же документ будет готов, либо поиски “нужных людей”, которые помогут изготовить бумажку в срок и без толчеи.

- Поэтому, когда граждане перестали бегать за справками в госорганы, а сдавали и получали все в одном окне, без всяких посредников, это была своего рода революция! И заслуга в этом Загипы БАЛИЕВОЙ, в то время министра юстиции, - отмечает Бикеш Курмангалиева.

В 2011 году ЦОНы соединили с электронным правительством. С 2016 года госкорпорация ввела принцип “одного заявления”, когда одним заявлением гражданин получает конечный результат. А сейчас и ходить никуда не надо, справки можно заказать в мобильном приложении или на портале eGov.

Цифровизация была бы невозможна без развития интернета. До 2000-х интернет подключался через модем по телефонной линии, а хорошей скоростью передачи данных считалось 28 кбит/с. О каком eGov можно было говорить!

Все изменилось, когда в начале 2000-х годов до Казахстана дошла технология ADSL со скоростью доступа до 8 Мбит/с. Как рассказывает моя собеседница, когда национальный оператор “Казахтелеком” начал предоставлять широкополосный доступ к интернету, ускорилось массовое подключение пользователей и активное развитие eGov. Электронное правительство смогло вырасти из онлайн-справочника с простой информацией о госуслугах, адресах и списке необходимых документов в 2005 году до сервиса, где стали оказывать гос­услуги в электронном формате и где можно оплатить госпошлины, штрафы.

А когда на смену технологии ADSL в 2010 году пришел оптоволоконный интернет, обеспечивающий самую высокую скорость передачи информации, в eGov поставили новую цель: добиться максимальной оперативности и проактивности оказания услуг.

Пионеры цифровизации сталкивались с лавиной порицания со стороны госорганов и общества.

- Когда мы внедряли единую нотариальную информационную систему “Е-нотариат”, нотариусы в Алматы устроили пикет! - рассказывает Курмангалиева. - Говорили, что АО “НИТ” хочет всем выдать нотариальную тайну.

“Е-лицензирование” тоже тяжело внедрялось. И понятно почему. Граждане годы тратили на получение лицензии, жаловались: “Документы соберем, принесем, а потом их теряют. Один сотрудник уволился, новый не знает, где документы, приходится заново собирать бумаги и подавать на лицензию”. Многие на этом наживались. Поэтому электронное лицензирование шло с боем! Зато в 2012 году за “Е-лицензирование” Казахстан получил второе место в мире в глобальном индексе е-участия! Мы поехали в Женеву на Ассамблею ООН, нам вручили приз, и это была такая гордость за нашу страну!

Кроме борьбы с недоверием нужно было поддерживать долж­ный уровень компьютеризации госорганов.

- Надо было постоянно приоб­ретать “железо”, приходилось идти и защищать бюджеты, а Министерство экономики говорило: “Мы вам в прошлом году дали. В этом году зачем вам?” Помните, была критика, что 43 млрд тенге на электронное правительство потратили? Я тогда хотела сказать, что только один штат Вашингтон США на электронное правительство тратит миллиарды долларов. Об этом я узнала в поездке в ООН. Если бы нам дали такую сумму, мы бы во всем мире внедрили электронное правительство!

В прошлом году в рейтинге ООН по электронному правительству (исследование проводится раз в два года) Казахстан занял 29-е место среди 193 стран мира (в 2018-м - 39-е), а среди стран СНГ - 1-е место.

Бикеш Курмангалиева считает, что Казахстан стал лидером цифровизации в регионе во многом благодаря политической воле:

- Идея создания электронного правительства принадлежит Нурсултану НАЗАРБАЕВУ, который объявил о ней в послании в 2004 году. И каждый раз в посланиях он уделял внимание eGov и автоматизации госуслуг. Тренд на цифровизацию задал и тогдашний премьер-министр Карим МАСИМОВ, а волну подхватили руководители отраслевых министерств - креативный председатель Агентства по информатизации и связи Куанышбек ЕСЕКЕЕВ и упорный, как танк, министр связи и информации Аскар ЖУМАГАЛИЕВ. И знаете, в то время все ходили заряженными, чувствовали причастность к большому делу. Мысль, что мы создаем электронное правительство, была достаточной мотивацией. Несмотря на все сложности, это было интерес­ное время. Можно сказать, что проект электронного правительства был большим стартапом на уровне государства!

Тогжан ГАНИ, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее