4594

Мне ни за кого не стыдно!

Гульмира не изменяла себе даже в очень трудных и опасных ситуациях. Чего только стоит случай, когда она ценой своего здоровья смогла остановить педофила.

Мне ни за кого  не стыдно!

За 44 года работы в детском доме № 1 Алматинской области Гульмира КАБЛАКАТОВА воспитала более 150 детей-сирот. Ее выпускники могут рассказывать о своей любимой воспитательнице часами, а вот сама Гульмира Жилкибаевна очень смутилась и наотрез отказывалась встречаться, когда я ей позвонила.

Гульмира КАБЛАКАТОВА

- Ой, что вы! Зачем обо мне писать? Есть же в нашей системе люди со званиями, c наградами, с большими должностями, о них и пишите! А я простой воспитатель, да к тому же на пенсию недавно вышла.
- Но ведь вы сами отказывались от должности директора детского дома! Тоже из скромности?

- Просто я всегда думала: “Лучше буду хорошим воспитателем, чем плохим директором”. Ну и в детский дом я ведь пришла, чтобы помогать детям, а не для того, чтобы получать должности и привилегии.
Так слово за слово мы и разговорились.
...В детстве Гульмире некого было называть мамой и папой, потому что жила она у родственников, помогала им по хозяйству: таскала воду, смотрела за птицей, возила навоз. Девочка думала, что все идет так, как надо, до тех пор, пока не нашла письмо, адресованное ее кокшетауской родне. В нем некий мужчина из Алматы среди прочего интересовался: “Как там моя доченька Гульмира? Спрашивает ли про маму с папой, помнит ли нас?” Так только к десяти годам она узнала, что ее родители - студенты, живут в общежитии и из-за неустроенного быта, материальных проблем пока не могут забрать ее и родную сестренку помладше к себе.
- На адрес, который увидела на конверте, я тайком написала письмо: “Папа, если ты действительно мой папа, приезжай и забери меня, я сильно скучаю по тебе и маме”, - до сих пор со слезами на глазах вспоминает Гульмира свое послание родителям. - И отец действительно приехал. Увидел меня и расплакался. Тогда я впервые прочувствовала и поняла, что такое родная кровь… А когда он уезжал, то пообещал, что решит какие-то бытовые вопросы в Алматы и обязательно заберет нас. Так и случилось: вскоре приехала мама и забрала нас со Светой. Рядом с родителями мы были так счастливы, как никогда в жизни!
В Алматы у Гульмиры появился братик, а позже - еще три, и она с удовольствием помогала родителям их нянчить. Поэтому, когда ее спрашивали, кем станешь, когда вырастешь, она без запинки отвечала: “Учительницей!” Окончив школу, девушка сразу поступила в ЖенПИ на естественно-географический факультет. Но замужество сразу после окончания института и рождение подряд двоих сыновей несколько отдалили от Каблакатовой ее мечту. Зато, находясь в декрете, она часто смотрела телевизор и вдруг увидела фильм “Хозяйка детского дома”, который решил всю ее дальнейшую судьбу.
- Фильм меня впечатлил, потому что очень правдоподобно рассказывал о детях, которые нуждаются в матери и отце: все мое детство в Кокшетау вновь пронеслось в голове. А главная героиня, которую так душевно cыграла Наталья Гундарева, не оставила для меня выбора. Я должна была дать любовь таким детям! - вспоминает Гульмира Жилкибаевна.
Гульмира обзвонила все детские дома и выбрала тот, что поближе - областной детский дом № 1. Но встретили там молодого специалиста без особой радости.
- “Куда тебе с такими детьми работать, ты же сама еще ребенок. А здесь, знаешь, какие дети - их родители - рецидивисты и алкоголики! Ты вообще понимаешь, куда суешь голову?” - чтобы охладить мой пыл, сразу выпалила директор детского дома Екатерина Фроловна ИСАЧЕНКО, которую мы называли “Макаренко в юбке”, - вспоминает Гульмира. - А потом добавила: “Мест нет, уходи!”
Через неделю Гульмира вновь пришла в детский дом: “Все равно хочу здесь работать!” Но у директора новый аргумент: “У тебя, кажется, маленькие дети? Они все время будут болеть... Какой из тебя работник детского дома?” На этот случай у молодого педагога был готов ответ: “Моя мама будет смотреть за моими сыновьями, если они заболеют! Мы уже все решили, потому что я очень хочу здесь работать!” И у директора был свой заготовленный ответ: “Места заняты, приходи через недельку”. А когда настырная девушка ровно через неделю вновь появилась на пороге ее кабинета, директору ничего не оставалось, как отправить ее в районо: “Там еще будут с тобой беседовать!” Там Гульмиру тоже мурыжили долго: задавали вопросы по психологии, педагогике, интересовались, почему она хочет именно в детский дом. Но после всего этого она наконец услышала заветную фразу: “Ладно, настырная, приходи в понедельник на работу!”
- И вот я год работаю - плачу, второй работаю - плачу! Потому что директору все не так: не так я с детьми разговариваю, неправильно уроки с ними делаю, постоянно завуч меня проверяет по ее указанию, вечно на моих занятиях комиссия, - вспоминает Гульмира Жилкибаевна. - Я все время реву дома, со мной плачут мои дети. И однажды муж сказал: “Сколько можно? Увольняйся!” Но я выдержала, и на третий год замечаний стало меньше.
А когда директор уходила на пенсию, то рекомендовала воспитателя Каблакатову на свое место. Но Гульмира Жилкибаевна наотрез отказалась.
Она пришла сюда, чтобы всегда быть рядом с детьми, и не изменяла себе даже в очень трудных и опасных ситуациях, когда все думали, что Каблакатова точно уйдет с работы, точно больше не выдержит. Чего только стоит случай, когда она ценой своего здоровья смогла остановить педофила.
- В 1997 году я была с группой детей 6-8 лет в летнем лагере “Ак-Булак” недалеко от Талгара. Прожили мы там неделю нормально, - вспоминает воспитатель. - А однажды среди ночи почувствовала в комнате запах спиртного. Встала и увидела мужчину, а когда попыталась включить свет, то не смогла. Оказалось, он обесточил наш корпус. Когда я стала выгонять его, он крикнул: “Мне еще днем понравились твои дети!” Тогда я стала швырять в него все, что попадалось под руку. А он пошел на меня: таскал за волосы, несколько раз ударил головой о стену, пинал. В какой-то момент я вырвалась, схватила со стола графин с водой и бросила в него. Графин ударился о стену и разбился. На этот звук прибежали люди с первого этажа. Как рассказали мне потом полицейские, на второй этаж, где были маленькие дети, он залез по балкону… В талгарской больнице я пролежала 10 дней, потом меня перевезли в Алматы в больницу скорой помощи, и на больничном мне пришлось провести почти три месяца.
А в 2012 году Гульмиру Жилкибаевну при исполнении сбила машина. Из детского дома сбежал ее воспитанник Миша, и по наводке бывших соседей мальчика она пошла искать на Зеленый базар, где якобы видели, как он просит самсу.
- Миша с братишкой были “некоренные” детдомовцы, их поймали на улице уже подростками, когда они попрошайничали, поэтому им не нравились наши порядки и то, что надо ходить в школу, - рассказывает воспитатель. - Было еще темно, шесть утра, и я не заметила, как оказалась под колесами, не дойдя до базара, - на Красина и Пастера. Помню, как уже в больнице переживала не за свои травмы, а за то, что так и не нашла Мишу.
Потом его, конечно, отыскали, вернули в детский дом, и он, к радости своей воспитательницы, окончил школу, ПТУ и стал нормальным человеком.
- За 44 года работы я воспитала три с половиной выпуска, и мне ни за кого не стыдно. В 70-80-х годах по 48 человек было у меня в группе, а потом, когда детский дом переехал в новое просторное здание, детей становилось меньше - по 24, затем по 12 в группе. Как подсчитали сами дети, воспитала я больше 150 человек. Брала их с 6 лет и была всегда рядом до 9-го класса, а некоторые и в 10-11-й шли, - рассказывает Каблакатова. - Обычно уже с января я все хорошие колледжи обходила, рассылала письма с просьбой, чтобы взяли моих детей, а 1 сентября шла к ним на линейку, смотрела, какие комнаты им выделили, и в процессе учебы старалась все контролировать. Хотя они уже были за стенами детского дома, но мои дети всегда останутся моими близкими людьми. Переживала, когда в армии служили, когда в институт поступали - никогда мы связи не теряли. Они до сих пор делятся со мной и успехами, и огорчениями. Моим старшим сейчас уже по 42 года, а самые младшие 9-й класс заканчивают.
- Принято считать, что детские дома не могут исправить неблагополучных детей. Вы, наверное, слышали недавнюю историю о воспитаннике детского дома Тимуре АЙДАРБЕКОВЕ, который снимался в кино, стал победителем нескольких международных кинофестивалей, но в итоге был задержан за мошенничество.

- А я вам расскажу другую историю. Про Сашу НЕМЕЙЛЯНИНА, которого из нашего детского дома пригласили сняться в кино, и он тоже прекрасно сыграл роль в фильме “Подарок Сталину”. У него тоже были фестивали, интервью, телепередачи. Не буду скрывать, это был ребенок, с которым мне пришлось помучиться. Его, круг­лого сироту, который пил и курил, сдали в детский дом соседи, к которым он пристроился жить, а от своих дядь и теть, которые его воспитывали, он убегал. Саша выпустился из детского дома в 2013 году, окончил колледж новых технологий, и у него хорошая работа в одном из торгово-развлекательных центров Алматы. Еще он на свои сиротские пособия получил жилье в “Алгабасе” и постоянно звонит мне: “Я шкаф купил, диван купил! Я начальником отдела стал, у меня теперь свой просторный кабинет - приходите в гости!” Мне большего счастья и не надо - значит, я смогла найти подход к этому ребенку.
- Знаю, вы одна из немногих работников детских домов, кто считает, что эти учреждения не должны существовать...

- Детские дома нужны, но они должны измениться в корне. Стать малокомплектными, похожими на дома, где живут настоящие семьи. А у нас как? Как казенный дом: дети не видят газовых плит, не могут просто подойти открыть холодильник и съесть что-то, когда им вздумается, не могут убрать свою комнату так, как им надо… Но главное, что должно делать государство, - работать с неблагополучными родителями. Кто свернул с правильного пути, с теми должны работать психологи, социальные работники. И тогда многие бы изменили свою жизнь и забрали детей из детдомов или не пришли бы к такой жизни, когда их дети попадают туда. А получается, мы работаем уже со следствием. И это неправильно.
...2 мая 2018 года Гульмире Каблакатовой исполнилось 65 лет.
- На бизнес-ланч с 12 до 15 часов в одно из алматинских кафе я пригласила самых близких и родных, набралось человек двенадцать. Сели за стол, и я говорю: “Надо же, как повезло: к какому-то торжеству все тут украсили шарами. Будто для меня!” Стали обедать, и вдруг включился телевизор - и там показывают меня. Я так испугалась! Потом слышу голоса моих детей - они про меня говорят, поздравляют и желают счастья. И вдруг заходят мои девочки-выпускницы со своими детьми, а из-под стола ребята вылезли. От такого сюрприза у меня сердце от счастья чуть не выскочило из груди, а муж даже расплакался. Жизнь не зря прожита!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть