18057

Талгат, сын Талгата

Вот уже несколько лет дважды Герой Советского Союза, знаменитый военный летчик Талгат БЕГЕЛЬДИНОВ (на верхнем снимке) живет затворником, не дает интервью журналистам, избегает публичных мероприятий и встреч. О своих взаимоотношениях с легендарным отцом рассказывает сын (на нижнем снимке).

- Нетрудно догадаться, какой вопрос следует за тем, как человек слышит ваше имя: “Талгат Талгатович Бегельдинов?! Вы сын легендарного дважды Героя Советского Союза?!”
- Иногда спрашивают, не его внук ли я? Мне 36 лет, а папе - 91. Фамилия отца, его героическое прошлое оказывают на собеседника магический эффект. Именно поэтому я думаю: очень ответственно быть детьми Талгата Бегельдинова. Сейчас нас трое: я и мои сестры Райхан и Галина, они хорошие и успешные люди. Мы носим одну фамилию. Мы поддерживаем отношения, Галина с мужем помогала мне устроиться на работу. Я им очень благодарен за это.
- Вы - в авиации, это, наверное, ожидаемо. Но почему не летчиком, как папа, а бортпроводником?
- Я окончил аграрный институт, факультет озеленения. Папа приходил на мою защиту диплома. К сожалению, я не продолжил работу в этой сфере, потому что у меня появилась возможность пойти в авиацию. Я выбрал этот путь. Папа был в курсе, но не вмешивался. Он всегда лаконичен, говорит всегда одно: мои дети должны работать. Ему все равно: физический ли труд, интеллектуальный, но лишь бы работали. Мне хотелось путешествовать, потом желание трансформировалось: мне нравится по сей день доставлять людям удовольствие легким ненавязчивым сервисом.
Стать летчиком, как папа, у меня не получилось, к сожалению, но я пытался.
- Талгат Якупбекович не мог помочь?
- С некоторых пор он не участвует в моем продвижении по жизни.
- Одна общественная организация Алматы два месяца не может вручить вашему отцу награду российских летчиков. Ваш отец не дает интервью журналистам, с ним трудно выйти на связь.
- Да, я знаю: он не только со мной перестал выходить на связь. Я как сын чувствую его очень-очень. Он человек особенный в плане оценок и действий. Просто однажды ему что-то очень-очень не понравилось, может быть, было несколько событий, которые вызвали у него негодование. У него очень жесткий и волевой характер. Он сам принимает решение, и никто не может повлиять на него. Мне мои коллеги рассказывали, что он летал в Москву на парад, в Астану на встречу с президентом страны. Какие-то официальные мероприятия он посещает. Честно говоря, я даже позавидовал ребятам, которые летали с папой, у меня были такие мечты - оказать ему сервис на борту. Это был бы пассажир номер один! Но не случилось. Чем старше становлюсь, тем больше меня притягивает отец. Я не раз думал: кто может стать героем? Тот, кто легко положит на карту свою жизнь, не раздумывая. Бегельдинов такой. Он очень прямолинеен, что думает, то и говорит.
- Как вы думаете: когда-нибудь папа оттает и окажется в зоне доступа?
- Он и не замораживался! Здесь нельзя так сказать. Я мог бы сказать, что его сердце оттает, если бы оно могло заморозиться. Оно всегда у него живое и горячее. Обычные оценки папе не подходят. Считается, что он 305 боевых вылетов совершил. Американцы давали за 25 вылетов высокую награду. Представляете, сколько раз Бегельдинов ходил под смертью?
Он рассказывал мне: на территории Германии на него было несколько покушений. Как-то, когда он должен был быть в квартире, ее забросали гранатами. Спасло папу только то, что он отлучился ненадолго. Он первый сделал аэрофотосъемку над Берлином на бреющем полете, это было очень опасно.
Пока мы с ним общались, я мог бесконечно расспрашивать его, по нескольку раз просил рассказать одну и ту же историю. Я любил слушать его.
- Обычно у известных людей не хватает времени на свою семью, на своих детей…
- Чувство эгоизма, как и детские обиды, ведут в никуда. Поэтому я в себе не культивирую ни то, ни другое, да и папа не давал повода. У меня к папе есть большое чувство благодарности, огромное просто. И уважение глубокое.
Расставание родителей я принял как решение взрослых, любящих меня людей. Мне было лет семь. Он оставил семью, но не оставил меня, он же постоянно заботился обо мне. Однажды был такой момент: я сильно заболел, а это были времена, когда отменили все льготы. Папа зашел к главврачу совминовской больницы и сказал: “Моего сына надо пролечить”. Главврач ответил: “Мы не можем, у нас строгое указание - не лечить детей высокопоставленных персон. Папа настоял, и, оформляя меня, в графе “должность” написали: “Сын Талгата Бегельдинова”.
- Говорят, что сейчас ваш отец большей частью живет на даче.
- Да, отец занимается пчеловодством. Я одно время даже жил с ним на даче. Папа начал заниматься пчеловодством года за два до моего рождения. Он это делал и когда у него был огромный достаток, и когда он вышел на пенсию, и сейчас делает.
Мне нравилось помогать ему. Если честно, мне бы тоже хотелось заниматься пчеловодством.
- Вам достается баночка меда?
- Раньше папа сам давал. Сейчас мы видимся редко.
- Где вы сейчас работаете?
- Месяц назад я еще работал бортпроводником. В какой-то момент я почувствовал, что работа стала в тягость, подумал, что так жить нельзя, оставил работу и сосредоточился на том, что в данный момент считаю важнее: я занимаюсь воспитанием двух своих дочерей, старшая учится в школе, младшая ходит в детский сад.
- Вы, получается, как папа, решили уединиться?
- Я во многом похож на отца. Хотя вряд ли он одобрил бы то, что я ушел с работы. Я общаюсь с мамой и сестрами, с ними реже в последнее время, но знаю, если позвоню, то они всегда откликнутся, и если мне позвонят, я откликнусь всегда.
- Чем занимается ваша супруга?
- Она работает в одной хорошей компании на хорошей должности.
- Она поддержала решение, что одному из вас гораздо важнее за детьми ухаживать?
- Да. Мне нравится, что вы на это обратили внимание. Сейчас я очень много времени трачу на детей, и это мне доставляет удовольствие. Я долго думал, как мотивировать ребенка на хорошие поступки, которые бы вносили вклад в жизнь всей семьи. И придумал игру в молодцов. Минимум 10 молодцов каждый должен заработать в день.
- Какой приз за 10 молодцов?
- Вы рассуждаете как взрослый, а для ребенка само слово-оценка “молодец” является призом! Вот в чем дело. Я хочу, чтобы слово было постоянно на слуху, и была в доме атмосфера взаимопомощи друг другу.
- Наказываете ли вы детей?
- В таком маленьком обществе, как семья, наказания можно избежать. Меня не наказывали. Я даже не помню, чтобы папа хотя бы раз повысил голос. Кроме одного раза, 10 лет назад.
- Что вы такого сделали, что папа на вас повысил голос?
- Не знаю. Может быть, я был даже ни при чем. Просто так случилось. После этого мы практически перестали видеться, разве что мельком.
Я пытался неоднократно сделать первый шаг. Мне все говорят, что надо делать какие-то шаги, и я считаю, что люди правы.
У меня всегда есть желание позвонить.
В короткие встречи, которые все-таки происходили за эти 10 лет, мне отчетливо дали понять, что я здесь ни при чем. Папа мне так и сказал: “Я тебя люблю. К тебе никаких претензий нет”. Он просто повысил голос, и все. Никаких оскорблений. И стал затворником.
Я надеюсь, что папа позволит мне что-то сделать для него, я бы хотел окружить его заботой так же, как он заботился обо мне.

Хельча ИСМАИЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть