22658

Гани КАЛИЕВ, лидер партии “Ауыл”: Не путайте корову с “Мерседесом”!

Скоропалительное вступление Казахстана в ВТО может привести к катастрофическим последствиям как для экономики страны в целом, так и для аграрного сектора в частности. В этом убежден председатель партии “Ауыл” академик Гани КАЛИЕВ (на снимке), с которым беседует наш корреспондент.

- Гани Алимович, если все, как выражается молодежь, срастется, то наша страна станет членом Всемирной торговой организации уже через полгода. При этом мы планировали вступать в эту организацию вместе с партнерами по Таможенному союзу - не вышло...
- Одновременное вступление в ВТО всех членов Таможенного союза, как раньше предполагалось, было бы более целесообразным. Промежуток в несколько лет между созданием ТС до вступления в ВТО следовало использовать для повышения конкурентоспособности наших стран. В сельском хозяйстве наш потенциал в 2-2,5 раза хуже, чем у России. Это означает, что если в РФ себестоимость сельскохозяйственного товара, собранного с одного гектара земли, составляет, например, 30 долларов, у нас - 100. На рынке соседи могут продавать этот товар по 50 долларов, а мы - нет. У нас в каждый гектар пашни государством вкладывается в виде субсидий три-четыре доллара, в России - семь-восемь. А в Белоруссии - вообще 250! В этой стране, кстати, очень развито сельское хозяйство. Там менее трех процентов населения производят столько продуктов сельского хозяйства, что половина удовлетворяет собственные потребности, а вторая половина экспортируется.

- Изначально ВТО создавалась как союз экономически развитых стран (США, Великобритания и др.), которым нужны были новые рынки сбыта. То есть новые члены - вроде нас - лишь звено в “пищевой цепочке” развитых стран...
- Да, развитые страны таковыми считаются, поскольку полностью использовали свой внутренний потенциал развития производства и дальше уже не могли потреблять внутри страны все, что производят. Чтобы сохранить достигнутый уровень и темпы развития производства, им нужны были новые рынки сбыта. С другой стороны, возросший объем производства потребовал больший объем сырьевых ресурсов. И поэтому они создали ВТО и массу правил для членов организации. Так, новые страны-участницы по условиям ВТО не имеют права поддерживать собственных товаропроизводителей, субсидировать экспорт, обязаны сокращать таможенные пошлины. В результате вновь вступившие в ВТО государства наводняются более дешевыми товарами из развитых стран. С этих позиций Россия и Казахстан для развитых стран одновременно и хороший рынок сбыта, и кладезь ресурсов.

- Выдержит ли наше сельское хозяйство возросшую конкуренцию?
- Сейчас у нас производительность труда в аграрной отрасли в 10-15 раз ниже, чем в США и других развитых странах. Во времена Советского Союза мы отставали только в четыре-пять раз: тогда один советский сельхозпроизводитель мог прокормить пять человек, американский - 20. А если сейчас придут импортные товары в хорошей обертке и по низкой цене, наши сельхозпродукты никто покупать не будет.

- Почему мы не можем угнаться не только за развитыми странами, но даже за партнерами по СНГ?
- У нас суровые погодные условия, слабая материально-техническая база, изношено около 80% техники, фермеры практически перестали использовать удобрения. У нас нет даже достоверной статистики о размерах посевов, численности поголовья животных, объемах производства, численности сельского населения.
Сегодняшние наши сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, сельхозмашиностроение неконкурентоспособны. Так, около 40% продуктов питания мы импортируем. Хотя наши сельхозугодья позволяют прокормить 40-50 млн. человек.

- Развитые и развивающиеся страны вступают в ВТО на разных условиях. А мы до сих пор не знаем, как Казахстан позиционирует себя в переговорах с будущими партнерами.
- Если страна вступает в ВТО как развивающаяся страна, она может до 10% от ВВП вкладывать в сельское хозяйство, а если как развитая - то только 5%. Россия вступила как развитая страна, но сумела отстоять права субсидирования сельского хозяйства в начальный период на несколько лет в размере 10% ВВП. При этом даже до вступления в ВТО северный сосед субсидировал в аграрный сектор только 7% от ВВП. Белоруссия, кстати, - 16%. Мы - около 3%. И какой у Казахстана статус, непонятно: в действительности мы развивающаяся страна, а вступаем в ВТО как развитая и поэтому сможем субсидировать в сельское хозяйство не более 5% от ВВП.
Несмотря на то что продовольственная безопасность - основа национальной безопасности, мы довели аграрный сектор до ужасающего состояния.
В наше сельское хозяйство надо вкладывать. Причем немедленно. Одно рабочее место в сельском хозяйстве создает 5-6 рабочих мест в смежных отраслях. По расчетам наших ученых, если все останется как есть и если в страну хлынут дешевые товары сельского хозяйства и продукты их переработки, то около 3 млн. граждан в малом и среднем бизнесе, включая аграрный сектор, могут остаться без работы!

- Так у нас экономически активного населения всего около 9 млн. человек. Что - треть трудоспособных граждан станут безработными?
- Да, если их продукты никто покупать не будет. Это примерно 3 млн. человек.

- Но мы же не можем теперь вдруг “передумать” и не вступать в ВТО!
- Не можем. Но надо обосновать будущим партнерам по ВТО, что Казахстану требуются льготы, чтобы поднять сельское хозяйство и обновить техническую и технологическую базу. Государство должно подсчитать, за сколько лет мы сможем сделать сельское хозяйство конкурентоспособным и сколько для этого требуется вложений. Если за 10 лет, то у ВТО просить 10-летние каникулы. На это время нужно установить квоту на завоз товаров, ввести завышенные импортные таможенные пошлины на те товары, с которыми мы пока неконкурентоспособны. В общем, надо делать грамотный расчет, а не сломя голову вступать в ВТО. По некоторым данным, на эти цели требуется не менее 40 млрд. долларов!

- И на что пустить такие сумасшедшие деньги? Просто раздать?
- Зачем? Как во всем мире - усилить государственную поддержку. Надо дать возможность фермеру взять кредит на развитие на льготных условиях. Основной долг пусть он покрывает сам, а государство должно помочь с оплатой процентов.

- Но ведь государство и сейчас много вкладывает в аграрный сектор. Или не все эти деньги доходят до фермеров и оседают в карманах посредников?
- В 2011 году государство субсидировало в сельское хозяйство по “желтой корзине” (напрямую) 54,5 млрд. тенге. ВТО, напомню, разрешает развивающимся странам вкладывать 10% от ВВП. Если бы мы отдавали столько фермерам, у нас эта сумма составила бы 209 млрд. тенге в год.
Нам вообще надо биться за то, чтобы Казахстану, учитывая природные и экономические условия, разрешили субсидировать в аграрный сектор не менее 15-20% от ВВП. Если мы действительно болеем за нашу продовольственную безопасность и за наше сельское хозяйство. Иначе мы ставим под сомнение национальную безопас­ность страны.

- А где мы возьмем 40 млрд. долларов?
- Мы в огромных объемах реализуем нефть, газ, горнорудное сырье. Вот и надо пересматривать политику налогообложения в этом секторе. В Норвегии около 90% прибыли, получаемой от нефти, идет в бюджет. Почему мы так не можем? По этому поводу партия “Ауыл” свои предложения уже неоднократно передавала в правительство. Приняли к сведению, и… все.
И это неудивительно. Некоторые наши чиновники неплохо говорят по-английски, но интересы страны толком защитить не могут. Им неинтересно, что будет дальше. Подозреваю: потому что они свою дальнейшую судьбу с Казахстаном не связывают. Вот это опасно!

- Сам фермер выкарабкаться не сможет без помощи государства?
- Конечно, нет. Добрую половину продукции сельского хозяйства производят мелкие и средние фирмы. И их акимы считают обу­зой для себя. У них нет техники, их семена некачественные, скот больной, а поголовья - малочисленные. А олигархи имеют огромные элеваторы, гигантские посевные площади и применяют рабский труд - людям дают работу только во время посева и уборки. И зарплату платят не всегда вовремя, что постоянно вызывает недовольство сельчан.
У нас 180 млн. гектаров пастбищ, из которых 70% уже забросили. В советское время мы только экс­портировали 360-380 тыс. тонн мяса, а сейчас  вообще нет экспорта.

- Вроде этот вопрос сейчас пытаются решить. Вон министр сельского хозяйства МАМЫТБЕКОВ любит похвастать телками, которых покупают на Западе.
- Это “Мерседес” можно купить и эксплуатировать в любой стране, где есть дороги. А скот должен быть приспособлен к местным условиям. Живет в Северо-Казахстанской области фермер ЗИНЧЕНКО, у него есть породы крупного рогатого скота - как местные, так и завозные. Он рассказывал: заграничные коровы требует очень больших затрат. Например, им надо давать заграничные кормовые добавки. Да, у них надои выше, чем у местных пород. Но наши более приспособленные к местным кормовым и другим условиям, требуют меньше затрат на содержание и в целом более рентабельны.
В общем, если мы материальную базу и культуру сельского хозяйства не поднимем и вступим в ВТО в нынешнем состоянии - сельское хозяйство можно будет хоронить.

Виктор БУРДИН, фото Ляззат ТАЙКИНОЙ-ТРЕТЬЯКОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть