35122

Низкие “истины” финпола

Жанна ЗИМАНОВА - Рашиду ТУСУПБЕКОВУ:
Сколько же было миллионов и где они?

Супруга и защитник Мухтара ЗИМАНОВА, одного из ключевых обвиняемых по так называемому “хоргосскому делу”, намерена провести собственное расследование, чтобы выяснить, куда же исчезают миллионы долларов, изъ­­­я­тые следствием у ее супруга в качестве крупной взятки должностным лицам Казахстана.

Напомним, 25 января 2012 года сотрудники финансовой полиции арестовали Р. ЮСУПОВА, У. АУБАКИРОВА и бизнесмена М. Зиманова. Последнего обвинили в “хищении чужого имущества путем обмана, совершенном группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере на сумму 9 миллио­нов долларов”. Позже следствие предъявило М. Зиманову новое обвинение - подстрекательство к даче взятки высшему должностному лицу государства в размере 5 (пяти) миллионов долларов. (Предлагаю читателю запомнить эту цифру, поскольку в дальнейшем официальное следствие несколько раз меняло суммы тех самых “лимонов”.)
Если взять за основу первое обвинение, то выходит: Зиманов через посредников взял у фермера К. КУСМАНОВА 5 миллионов долларов будто бы для передачи этой крупной взятки неким должностным лицам государства. В обмен на эту нехилую сумму потенциальные взяткополучатели должны были повлиять на ход следствия и освободить из заключения нескольких фигурантов, среди которых - обвиняемые в контрабанде товара из Китая Талгат КАЙРБАЕВ и Болат ОТАРБАЕВ.
Официальный представитель АБЭКП Мурат ЖУМАНБАЙ регулярно проводил брифинги на эту тему.
“Их вина подтверждается материалами специальных оперативно-розыскных мероприятий, в том числе аудиозаписями телефонных переговоров фигурантов. Кроме того, часть денежных средств была изъята из сейфовой ячейки одного из обвиняемых”.
“В ходе следствия был установлен факт перевода М. Зимановым 700 тысяч долларов на свой личный банковский зарубежный счет. В материалах дела имеются и другие вещественные доказательства, указывающие на виновность привлекаемых к уголовной ответственности лиц”.
“По делу, возбужденному в отношении членов и руководителей ОПГ, длительное время занимавшихся экономической контрабандой на таможенных постах “Хоргос” и “Калжат”, установлен факт попытки лицами, арестованными в рамках данного уголовного дела, передачи взятки должностным лицам правоохранительных органов через посредников с целью прекращения уголовного преследования” - вот только некоторые цитаты из его выступлений.

Итак, по данным финпола, криминальная троица через некоего КУСМАНОВА получила пять миллионов долларов - якобы за содействие в прекращении уголовного преследования и изменении примененной в отношении них меры пресечения. 25 января Юсупов, Зиманов, Аубакиров и Кусманов были задержаны, а уже 27 января с санкции Медеуского районного суда Алматы арестованы.
Месяц назад г-н Жуманбай проинформировал общественность о том, что расследование уголовного дела в отношении бизнесмена Мухтара Зиманова завершено, его вина полностью доказана. А в обвинительном заключении фигурирует сумма 3 миллиона 160 тысяч долларов.
Вот здесь-то, утверждает Жанна Зиманова, и начинаются “тайны следствия”.
26 января 2012 года следователь финансовой полиции в постановлении о привлечении М. Зиманова в качестве обвиняемого пишет: “Кайрбаев Т. и Отарбаев Б. в период с сентября по декабрь 2011 года через своих близких родственников и доверенных лиц частями передали Зиманову М.С., Аубакирову У. С., Юсупову Р. А. и Кусманову К. М. денежные средства в общей сумме 9 миллионов долларов (эквивалентной 1 335 960 000 тенге)”.
Жанна Зиманова уверяет, что в другом постановлении финансовой полиции о привлечении М. Зиманова в качестве обвиняемого - от 13 марта 2012 года - говорится уже о 5 миллионах долларов, а в обвинительном заключении по делу ее мужа сумма таинственным образом уменьшилась до 3 миллионов 160 тысяч долларов. Вопрос: куда исчезли 5,8 миллиона “зеленых”? Почему до суда в качестве вещественного доказательства дошли не все 9 миллионов “зеленых”, как заявляли в самом начале раскрутки дела в финансовой полиции, а всего 3 “лимона” с “долькой”?

Из письма Жанны Зимановой председателю АБЭКП Рашиду Тусупбекову

“Нам известно, что дело Мухтара Зиманова находится под вашим особым конт­ролем. Знаем, что следователь М. АМРАЛИНОВ шага не сделает без вашего разрешения. В ряде СМИ писали, что мой муж намеревался дать крупную взятку должностным лицам силовых ведомств государства. Эти лица всем известны: министр внутренних дел страны Калмуханбет КАСЫМОВ, генеральный прокурор Асхат ДАУЛБАЕВ, глава финпола Рашид ТУСУПБЕКОВ, председатель Верховного суда Бектас БЕКНАЗАРОВ. Представим, что “ходокам” от узников по “хоргосскому делу” удалось бы все-таки дать взятку кому-либо из них. Интересно, кому же выше планировалось передать деньги? Ведь в первых публикациях СМИ упоминаются суммы 10 и 5 миллионов долларов. А это немалые суммы. А в обвинительном заключении речь идет уже о 3 миллионах 160 тысячах долларов. А где же остальные миллионы?..”

Жанна Зиманова намерена добиться от официального следствия ответов на эти далеко не праздные вопросы. Она считает, что в действиях Мухтара Зиманова вообще нет состава преступления. Нет факта взятки, нет конкретного взяткополучателя, нет, наконец, пострадавших и заявителей.
- Я не представляю, как в таком виде можно вообще предъявить обвинение? Больного сахарным диабетом 61-летнего человека уже девять месяцев держат в следственном изоляторе, - говорит Жанна. - Мой муж стал жертвой ошибки! Представители правоохранительных органов могли бы просто извиниться, но их задача - вписать Мухтара в уже готовую схему мошенничества. Если разбираться чисто юридически, то у нас есть все основания доказать его невиновность.
Госпожа Зиманова намерена создать независимую общественную комиссию - “суд биев”, чтобы избежать всевозможных нарушений законодательного процесса. Народные бии не будут решать судьбу человека. Их задача - мониторить нарушения в ходе судебных заседаний и проводить независимую оценку деятельности судей.
- Мы - дети и члены семьи академика ЗИМАНОВА - никогда не думали, что будем вовлечены в нечто подобное, - говорит Жанна Зиманова. - Понятия гуманности, доброты и любви в самых высоких их проявлениях не чужды нашей семье. Кончина моего свекра - уважаемого человека - быстро сняла пелену с наших глаз. Будто жизнь сама решила нас встряхнуть и заставить оглядеться, оценить окружающую реальность. Что ж, ей это удается сполна! И если существуют аруахи - духи предков - и они умеют переживать, то самое насущное для духа академика Зиманова сейчас - это судьба его единственного сына Мухтара, который находится под арестом. В ходе разбирательства по уголовному делу Мухтара Салыковича выяснилось, что следствие совсем недостаточно осведомлено, чем вообще занимается Мухтар Зиманов. Более того, они (следователи. - Т.К.) превратно понимают многие вещи и создают такое же превратное общественное мнение вокруг его имени. Материалы экспертиз телефонных переговоров, с которыми мы ознакомились, показывают, в какие узкие рамки загнано дело Зиманова. Обвинение и “доказательственная база” демонстрируют однобокость подхода к происходившим на тот момент событиям.

Сейчас Жанну лишили полномочий защитника, но отчаявшаяся женщина намерена идти до конца. Она заявила, что следствие по уголовному делу (его материалы составляют 28 томов) проведено непрофессионально и выводы следователей просто кощунственны. Так, по версии следствия, покойный академик Зиманов - патриарх казахстанской юриспруденции, один из авторов Конституции страны - будто бы сам покровительствовал арестованным по “хоргосскому делу” людям. Более того, обещал их освободить и прекратить уголовное преследование.
- Расчет на то, что мертвый человек не способен себя защитить и на него можно списать что угодно, - низость, и обидно, что этой низостью не погнушались некоторые следователи финансовой полиции… - тяжело вздыхает Жанна Зиманова...
По ее данным, к делу были приобщены результаты нескольких экспертиз, доказывающих невиновность Мухтара Салыковича. В частности, выводы российского эксперта, доктора юридических наук и профессора Елены ГАЛЯШИНОЙ, о том, что “видеозапись, представленная финансовой полицией в качестве доказательства, представляет собой результат выборочной фрагментарной перезаписи и является видоизмененной копией первичной аудио- и видеозаписи и содержит ситуационные необусловленные артефакты, которые относятся к признакам монтажа и неситуационных изменений”.
Кроме того, профессор Галяшина отметила: “Заключения казахстанских экспертов в отношении данной видеозаписи необоснованны, выводы научно несостоятельны в части установленного дословного содержания разговоров на исследованных фонограммах, выявления признаков копии и оригинала и признаков монтажа. Казахстанские эксперты не стали применять существующие методики экспертного исследования фонограмм и видеофонограмм, а использовали методики, применяемые при аналоговой записи, тогда как запись финансовой полиции была цифровая. Поэтому выявленные признаки не получили надлежащей экспертной оценки в соответствии с требованиями указанных выше методик, что повлекло ошибочность их интерпретации и, как следствие, ошибочность выводов казахстанских экспертов о необнаружении признаков монтажа и оригинальности видеофоно­грамм”.
Однако следствие проигнорировало выводы российского эксперта, положив в основу обвинения заключения казахстанских специалистов. Почему - тема отдельного разговора, к которому мы обязательно вернемся.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы, тел. 259-71-96, е-mail: kuchukov@time.kz

Поделиться
Класснуть