1333

Ты меня уважаешь?

Собачий психолог Мурат НУРЖАНОВ считает, что важнее не питомцев дрессировать, а их хозяев воспитывать

Ты меня уважаешь?

На собачью площадку постепенно стекаются владельцы собак. Пока животные общаются и играют, хозяева обмениваются опытом и слушают своего гуру. Мурат дает четкие указания:

- Поменяйте корм… Давайте мясо только с руки… Не кормите перед занятиями, для собаки сутки и двое без еды - это не страшно… А вы играйте в прятки, давайте на второй круг…

Вместе с “клиентами” по площадке носится и Ночка, собака Мурата породы кане-корсо, сгусток мышц и силы. Предыдущего пса он воспитал и отдал на госслужбу в Национальную гвардию - уж очень талантливый получился пес.

- Грош цена вашей собаке, если она знает все команды, но не бежит к вам по первому зову или свистку! - отчитывает Мурат подростка и отправляет играть в прятки. - Я со своей Ночкой первые несколько месяцев не работал над командами. Главное - приучить собаку все время следить за мной, периодически возвращаться. Для этого на прогулке время от времени прячусь за дерево, еще куда-то, и животное вынуждено держать меня в поле зрения. А вон та хозяйка не выполняет моих рекомендаций. Вы видите, у нее собака сама по себе, может подойти, когда зовут, а может проигнорировать. Кажется, что это несерь­езное занятие - играть в прятки, но такая практика дает ошеломительные результаты в воспитании собак. Вообще, воспитание - это база, а все команды - дело второстепенное. И невозможно делегировать эту базу кому-то другому. Все придется делать самому. У меня есть несколько клиентов, которые отдавали собак на дрессировку кинологам. В итоге профессионала собака слушается, а хозяина - нет. Все потому, что это не флешка, которую можно передать, чтобы тебе записали программку.

Мурат по образованию горный техник, шахтостроитель, есть постоянный заработок в другой области, но именно занятия с собаками - его призвание, хобби и радость. Первая книга, прочитанная в детстве, была о собаках. Затем были занятия в ДОСААФ, где экстерном сдавал все экзамены на кинолога. С 16 лет Мурат уже зарабатывал, тренируя собак, но отец до очень взрослого возрас­та не разрешал ему завести собственное животное. Говорил, что это большая ответственность. И был прав.

- Дело даже не в том, чтобы выгулять собаку, - рассказывает Мурат. - Ею надо заниматься, воспитывать, понимать, как это делать. Собаке нужно пространство, какие-то занятия. Она не может, как кот, сутками спать дома в ожидании хозяина. Это очень плохо отражается на характере и тяжело для животного.

- Что самое главное в воспитании бобиков?

- Правильные отношения. Люди делают большую ошибку, очеловечивая собак, строя отношения как с равными себе. Можно тискать, обнимать, но сначала надо добиться уважения. Собака - стайное существо с четким представлением о вожаке, лидере. Поэтому очень важно выстроить эту систему: хозяин - вожак, все домочадцы выше по статусу, чем собака. Это исключает агрессию и прочие неприятности. Например, я, когда разгружаю машину после поездки на рынок, могу оставить без присмотра мясо. Ночка его не тронет, пока я не разрешу. Я вожак, и все, что на моей территории, принадлежит мне, даже ошейник, который я надел на собаку. Это и есть правильные установки в воспитании.

Вот недавно со мной консультировалась женщина: доберману полтора года, выполняет много команд, на отлично сдал экзамены по общему курсу дрессировки, и такая воспитанная собака вдруг ни с того ни с сего кусает хозяйку, да так, что приходится накладывать четыре шва. На самом деле это следствие отсутствия уважения. Обычно собаку учат работать за интерес, за мясо. Вот представьте аналогию: вы платите рабочему, и за деньги он делает что положено. Но он вас не уважает и в конфликтной ситуации может поднять руку, обмануть. Он ненадежный, вас связывает только интерес. Так произошло и с этим доберманом. Собака работала за мясо, уважения не было. А как только щенок повзрослел, почувствовал свою силу, то сразу дал понять хозяйке, кто главный в стае.

- Ох, а как добиться уважения от собаки? Силой доказывать свое лидерство?

- Агрессия ни к чему хорошему не приведет. Между собой собаки все решают через действие, через неопасные, но чувст­вительные покусывания, показывающие границы дозволенного. Поэтому есть прос­той прием: я кладу кусок мяса, и как только собака сунулась к нему - делаю короткий тычок, аналог укуса. Ни в коем случае нельзя бить, шлепать амплитудно. Тут важно показать: “Я не разрешаю”. Это понятный собаке язык общения. Зарычала на кого-то из домочадцев или просто прыгнула на ребенка - то же самое. Вы показываете, что так делать нельзя. Конечно, для чихуахуа достаточно щелчка, а бульдогу требуется воздействие более основательное. Тут главное не сила, а резкость.

И не надо думать, что собака обидится, будет переживать. Они не обижаются, а делают выводы.

- Существуют ли безусловно опас­ные, агрессивные породы?

- За агрессию собак отвечают их хозяева, это не зависит от породы. Да, порода отвечает за какие-то данные, но не определяет поведение. Обратите внимание: самые неуравновешенные, истеричные - это мелкие собаки, те, которых женщины обычно тас­кают на руках. Но дело не в породе. Когда человек берет серьезную собаку, рано или поздно приходится заниматься ее воспитанием, иначе невозможно справиться. А вот с мелкими чаще всего не работают. Так что это люди своей любовью, неумением выстроить отношения делают собак опасными, неуравновешенными.

- Было такое, что вы не справились?

- Да, - Мурат показывает покалеченную кисть правой руки. - Один такой случай был. К сожалению, у собак, как и у людей, бывают проблемы с психикой, какие-то отклонения. Однажды волонтеры уговорили меня поехать в другой город, где американский бульдог время от времени проявлял немотивированную агрессию и перекусил жене хозяина руку. Я поддался на уговоры, и поначалу все шло нормально. Животное слушалось, адекватно вело себя, но в какой-то момент я увидел, как у него изменился взгляд, и собака без повода напала на меня: откусила палец, цапнула в живот. Я понимал, что бороться нельзя, кричать нельзя, и просто ждал, когда пройдет этот прис­туп. Через минуту собака уже виляла хвостом и не понимала, что произошло. Волонтерам я так и сказал: работать с ней бесполезно - животное больно и опасно для людей.

Впрочем, эта ситуация - единственное исключение во всей его практике. Мурат спас от вердикта “профнепригодность” и усыпления не одну служебную собаку. Он вспоминает пса, которого списали из полиции из-за того, что он боялся звуков взрывов и выстрелов. Мурат дал ему шанс: несколько занятий, курс защиты хозяина - и бесстрашная собака обрела новый дом.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть